// // 60% сельхозугодий будут экспроприированы

60% сельхозугодий будут экспроприированы

754

Земский сбор

lori.ru
lori.ru
В разделе

Президент РФ Дмитрий Медведев поручил Госдуме до конца нынешнего года принять закон об изъятии неиспользуемых сельскохозяйственных земель. По оценкам экспертов, власти могут забрать у нерадивых хозяев и вернуть государству свыше 60% всех сельхозземель – миллионы гектаров, в том числе и дорогостоящие земли Подмосковья. Речь идёт о настоящей революции в аграрной сфере, ведь до сих пор в современной России подобная экспроприация не практиковалась.

Вопреки укоренившемуся мнению экспроприация земли у того, кто её обрабатывает, осуществлялась не только в советское, но и в дореволюционное время. Крестьянская община нередко отбирала неиспользуемую землю у крестьянина и передавала другому крестьянину. Так же легко по распоряжению «сверху» земля переходила из рук в руки и в советское время. Впрочем, и в случае крестьянской общины, и в случае колхозов речь не шла об экспроприации в полном смысле слова. Ведь они не владели землёй, которая оставалась собственностью государства.

Совсем другое дело – сейчас, когда по Конституции РФ и Земельному кодексу РФ, вступившему в силу в 2001 году, узаконено частное право на владение землёй. Любой гражданин России, владеющий земельным участком на правах собственности, может по своему усмотрению продать его, оставить в наследство или использовать в качестве залогового имущества. Соответственно может и попросту забыть о нём, оставив, как купленную по дешёвке случайную вещь, пылиться в углу до лучших времён. Увы, именно такая участь и постигла большую часть сельхозземель России.

По словам зампреда Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Сергея Лисовского, из сельскохозяйственного оборота выведено почти 50% земель сельхозназначения, причём примерно половина из этого объёма приходится на земли, скупленные инвесторами с намеренно спекулятивными целями. Именно с этой целью, а не ради кропотливой работы на земле в 90-е годы покупались самые плодородные и удобно расположенные земли. Новые собственники не прогадали, поместив свой капитал в «аграрную недвижимость». В период экономического роста «нулевых» капитализация этих земель увеличивалась на 30–40% в год.

Главный плюс российской земли – в её дешевизне. Самые дорогие земли – на юге России. По словам генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, цена 1 гектара в Краснодарском крае может достигать 5000 долларов, тогда как в Воронежской области он стоит 700–800 долларов, в Липецкой – 320 долларов, а на Алтае – 20–40 долларов.

По данным компании «Разгуляй», средняя стоимость приобретения земли в России составляет около 1500 долларов за 1 гектар. Для сравнения: в Аргентине 1 гектар стоит 4400–7800 долларов, во Франции – в среднем 5100 долларов, в Испании – 14 500 долларов, в Бельгии – 26 000 долларов, на востоке США – 13 200–32 000 долларов.

По словам руководителя Московского межрегионального союза садоводов Андрея Туманова, «купля-продажа пашни – это очень криминальная сфера». Сельхозугодия всё чаще становились лишь рычагом для того, чтобы получить под них субсидии и кредиты, которые тратились с целями, весьма далёкими от аграрных. А сами земли использовались, например, под строительство коттеджных посёлков.

По словам генерального директора агентства «Жилищная стратегия» Антона Митрофанова, «несколько десятков гектаров земли сельхозназначения можно было приобрести меньше чем за 1 млн рублей, после чего просто по договорённости с муниципалитетом и при небольших затратах переводились в другую категорию – к примеру, для строительства коттеджных посёлков». Об этом же говорит и депутат Московской областной думы от КПРФ Павел Лыков: «В нашем Чеховском районе собственники, приобретшие землю, ставят перед собой задачу использовать её для коттеджного строительства. В итоге неиспользуемая земля быстро деградирует, зарастая бурьяном и берёзками».

По теме

Для сельхозугодий эти финансовые игрища могут стать фатальными. По некоторой информации, из севооборота выведено более 40 млн гектаров пашни. По данным Российской академии сельскохозяйственных наук, сегодня деградируют 70% всех сельхозугодий, зарастая лесом и бурьяном. Соответственно вымирают и деревни, жители которых от безработицы в массовом порядке попросту спиваются.

Будем надеяться, что теперь, когда спасением деревни решил заняться глава государства, ситуация изменится в лучшую сторону. Госдуме поручено принять поправки в Земельный и Гражданский кодексы РФ, а также в федеральный закон «Об обороте земель сельхозназначения». Согласно им такие «бесхозные» земли можно будет на законной основе забирать у их владельцев.Вообще-то говоря, земли сельхозназначения, не используемые в течение трёх лет, можно отбирать у владельцев уже сейчас. Но сделать это не так просто, потому как это требуется делать через суд, а там сложно определить, что земля не используется. Классификация видов сельскохозяйственного использования земель слишком сложна и не может учесть всех факторов. Теперь планируется значительно углубить законодательство в этой сфере, что поможет разобраться, правильно ли используются пашни, пастбища, фруктовые сады и прочие угодья.

Правительство своим постановлением определит критерии неиспользуемой земли в каждом отдельном случае, чтобы чиновник не выносил решение «на глаз». По словам директора департамента Минэкономразвития Андрея Ивакина, «для оленьих пастбищ использование значит одно, для пашни – совсем другое, поэтому постановление правительства должно быть детальным и похожим на технический регламент». Чем более чёткими будут критерии ненадлежащего пользования землёй, тем меньше будет возможностей для произвола чиновников.

В том случае, если местные, контролирующие землепользование чиновники зафиксировали наличие неиспользуемых земель, участок будет продан с публичных торгов, а экс-владелец получит в качестве компенсации вырученную на аукционе сумму за вычетом расходов на проведение тендера и кадастровые работы.

Аналогичные нормы существуют и в зарубежной практике. В Германии, Швеции, Франции, Италии, Испании, Норвегии контролю над использованием земель уделяется особое внимание. Например, германское земельное право запрещает дробить сельскохозяйственные и лесные участки, а также менять их целевое назначение, «обеспечивающее развитие высокоэффективного агропромышленного производства в интересах всего немецкого народа». При покупке земель сельхозпроизводителям предоставляется приоритетное право на их приобретение по сравнению с лицами, не занятыми в сельском хозяйстве.

В Италии предусмотрена принудительная сдача в аренду или продажа участка более эффективным пользователям, если фермер не поддерживает плодородие земли и использует её не по целевому назначению. Особенно жёсток в Европе контроль за использованием сельхозугодий на территориях, расположенных близ городов.

Впрочем, у законопроекта есть и немало противников. Например, стоит засеять землю любой сельхозкультурой хоть раз в несколько лет, и попытки отобрать данный участок провалятся, хотя бы даже эта территория и была реально не используемой. А собирать урожай вовсе не обязательно. Определение вердикта чиновником «на глаз» неизбежно породит коррупцию.

Это значит, что в аграрной сфере появится и ещё один спутник подобных спорных моментов – горячая точка под названием «рейдерство», то есть отъём земельных угодий крупными и богатыми собственниками у их менее удачливых предшественников. Как правило, последние после этого ещё и оказываются за решёткой. Если прежде объектами рейдерства, как правило, становились заводы и прочие городские предприятия, то в будущем, когда изъятие сельхозугодий у нерадивых собственников станет законным и даже обычным делом, можно ожидать многочисленных битв за землю. Можно сказать, что вступление в силу нового закона, ожидающееся в следующем году, станет новогодним подарком рейдерам.

Критики проекта указывают и на то, что ситуацию с «бесхозными» землями можно решить простым повышением налогов. Сейчас налоги на землю носят символический характер, что позволяет держать большие сельхозучастки без их коммерческого использования. Стоит значительно повысить налог, и проблема неиспользуемых земель, дескать, будет разрешена без создания массивной бюрократической надстройки и сложной системы классификации земель.

И ещё одно. Любые разговоры о выводе аграрной сферы из состояния анабиоза не приведут к успеху, пока с коммерческой точки зрения не станет выгодно заниматься сельским хозяйством, а не только коттеджным строительством и спекуляцией. Об этом говорит депутат Госдумы Владимир Кашин: «Село финансируется по остаточному принципу. , в Японии – 473, в США – 324, в Канаде – 188. В России государственная поддержка села составляет всего лишь около 13 долларов на гектар. Кровососы банки выдают крестьянину кредиты в лучшем случае под 18–20%. И это при рентабельности крестьянского труда в 9%. В 2009 году из 13 тыс. предприятий, подлежащих оздоровлению, было реструктурировано только 459, или 3%. При этом сумма погашенной задолженности составила всего 400 млн рублей. А ведь государство обязано быть главным лоббистом интересов крестьянина…»

Опубликовано:
Отредактировано: 20.12.2010 11:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх