// // Знаменитый Стаханов закончил свои дни в психиатрической больнице

Знаменитый Стаханов закончил свои дни в психиатрической больнице

10

Забойная сила

Знаменитый Стаханов закончил свои дни в психиатрической больнице
В разделе

Пока страна пребывала в состоянии затянувшихся праздников, в Донбассе и Липецке вспоминали о человеке, чья фамилия стала нарицательной. Современные шахтёры считают его знатным метростроевцем, тинейджеры — неким мифологическим героем. Мало кто знает, что в январе этого года исполнилось 100 лет со дня рождения Алексея Стаханова. На Украине, в городе Торезе, где похоронен шахтёр, к его юбилею была открыта мемориальная доска.

В Донецке в честь этого события открыли небольшую выставку, в Липецкой области воспитанники дома детского творчества «Октябрьский» поставили спектакль о детстве Стаханова. Вот, собственно, и вся дань, которую отдали потомки человеку-легенде, в жизни которого до сих пор остаётся немало загадок. В них и попыталась разобраться «Версия».

Алексей Стаханов с малых лет батрачил, был пастухом. Учился три года в сельской школе, какое-то время работал кровельщиком в Тамбове. Работа высотником не задалась: временами его охватывали мучительные приступы головокружения. И от агорафобии (боязни высоты) он не смог избавиться до конца жизни.

В 1927 году Стаханов решил сменить сферу деятельности и приехал в город Кадиевка, где стал работать на шахте «Центральная-Ирмино», мечтая заработать на лошадь. Некоторое время был землекопом, потом коногоном под землёй. Длинный шахтёрский рубль поманил парня, и позабыл он о возвращении в деревню. В то время шахта «Центральная-Ирмино» была рядовым предприятием, которое никогда в число передовиков производства не входило.

За высокую производительность коллеги-шахтёры могли забить до смерти

Этот этап биографии Стаханова не вызывает особых вопросов, кроме одного. Звали Стаханова вовсе не Алексеем. На самом деле он был либо Андреем, либо Александром — единства мнений на этот счёт у исследователей нет. По одной версии, когда в газете «Правда», восхваляя рекорд, напечатали «Алексей Стаханов», шахтёр возмутился и написал письмо Сталину, с просьбой исправить ошибку. Но Сталин ответил: «В «Правде» опечаток не бывает». По другой, когда секретарь Сталина Поскрёбышев доложил вождю о досадной ошибке, тот сказал: «Алексей... Красивое русское имя... Мне нравится...» Так Стаханову выдали паспорт с новым именем.

Далее и вовсе начинаются сплошные тайны. Шахта «Центральная-Ирмино» работала ни шатко ни валко, а на её парторга Константина Петрова уже был навешен ярлык «вредитель». Спасти его от следователей НКВД мог только трудовой подвиг коллектива или хотя бы одного, но харизматического героя. Однако опытные горняки прекрасно понимали: увеличение производительности автоматически повлечёт за собой повышение нормы выработки и снижение расценок. Следствие: свои же друзья-шахтёры в тёмном переулке руки-ноги переломают. Кстати, именно это не раз случалось с последователями Стаханова. Порой их даже забивали до смерти. Но почему же Петров в августе 1935 года «назначил на рекорд» именно Стаханова? Разгадка в том, что цену рублю он знал. Так что прежде всего уточнил у начальства размер полагающегося ему за рекорд вознаграждения и купился на богатый посул: трёхкомнатная инженерская квартира, путёвки в санаторий и бесплатный пропуск в кино пожизненно.

Рекордную норму горняка следовало разделить минимум на три

В ночь с 30 на 31 августа 1935 года, как написано во всех русских и зарубежных справочниках, за 5 часов 45 минут Алексей Стаханов нарубил отбойным молотком 102 тонны угля, превысив норму в 14 раз. А 19 сентября он установил новый мировой рекорд — 207 тонн угля за смену, заработав, кстати, 200 рублей вместо обычных шахтёрских 25—30.

По теме

Как считает исследователь стахановского движения и его экономических последствий Игорь Авраменко, то, что Стаханов своим отбойным молотком выдал сотни тонн угля, не вызывает сомнений, а вот выполнение им 14 сменных норм — это ложь. Перед тем как запустить Стаханова в шахту, руководство «Центральная-Ирмино» проделало огромную работу: завезло лес для крепежей, подготовило вагонетки для вывоза угля, в общем, полностью наладило работу. Любопытно, что участок освещал Стаханову сам парторг. Кроме того, Стаханову помогали двое опытных рабочих, в обязанности которых входило крепление забоя. Известны их фамилии: Борисенко и Щиголев, так что стахановскую норму следовало бы разделить как минимум на троих. Но тогда это уже не было бы подвигом, и администрация шахты решила не называть лишних фамилий, а приписать рекорд одному Стаханову.

Маленькая заметка о стахановском рекорде случайно попалась на глаза наркому Орджоникидзе. И в стране началась рекордомания.

Стаханомания поразила даже дантистов

Новые герои не заставили себя ждать. Уже к середине ноября почти на каждом предприятии появились свои стахановцы, причём не только в промышленности. Зубные врачи обязывались утроить норму по удалению зубов, балерины по-стахановски крутили фуэте, в театрах вместо двух премьер выпускали 12, а профессора брали на себя обязательство увеличить число научных открытий. Рекордомания поразила все сферы жизни страны. Примером этому может служить приказ наркома внутренних дел Киргизской ССР «О результатах соцсоревнования 3-го и 4-го отделов УГБ НКВД республики за февраль 1938 года», в котором, в частности, говорилось: «3-й отдел передал 20 дел на Военколлегию и 11 дел на спецколлегию, чего не имеет 4-й отдел, зато 4-й отдел превысил количество законченных его аппаратом дел, рассмотренных тройкой, почти на 100 человек».

По-стахановски варили сталь, ткали, водили поезда, убирали хлеб, подковывали лошадей и даже выпускали водку. Так, в сентябре 1935 года Тюменский водочный завод рапортовал о выпуске алкогольного напитка «усиленной пролетарской крепости». Крепость «Тюменской горькой» составляла не 40, а 45 градусов. Решением Главспирта РСФСР завод был объявлен примерным предприятием главка, а «Тюменскую горькую» заводская газета назвала «напитком стахановцев».

14 ноября в Москве открылось Всесоюзное совещание стахановцев. Именно на нём прозвучали знаменитые слова Сталина: «Жить стало лучше, жить стало веселее». Острословы тут же добавили: «...шея стала тоньше, но зато длиннее».

Карьера Стаханова в это время шла по нарастающей, всё дальше от шахт и угольной пыли и всё ближе к Москве, к пыли звёздной. Тут также не обошлось без загадок: пропала жена Стаханова Евдокия, от которой у Алексея остались двое детей. По одной из версий, женщина умерла во время родов, по другой — ушла с цыганским табором. Но поговаривали, что её ликвидировали органы НКВД за то, что не пускала мужа в забой накануне рекорда.

Стаханов пил и жаловался Сталину

Как бы то ни было, в Москву Алексей Стаханов переезжает уже с новой женой, 14-летней (!) харьковчанкой Галиной Бондаренко.

В 1936 году по решению Политбюро ЦК ВКП (б) Стаханов был принят в члены партии, зачислен на учёбу в Промышленную академию, избран в Верховный Совет СССР. Жил он в шикарной квартире в Доме правительства на Набережной, имел в своём распоряжении две служебные машины. Со стороны казалось, что у шахтёра всё в жизни замечательно: с наивным и недалёким Алексеем доверительно беседовал нарком тяжмаша Серго Орджоникидзе, да и сам Сталин нередко приглашал его на обед. А Василий Сталин и вовсе стал закадычным дружком Алексея и верным собутыльником. Стаханов вспоминал, что однажды в ресторане гостиницы «Метрополь» они с Василием Сталиным основательно перебрали, разбили дорогое зеркало, потом пытались ловить рыбок в аквариуме. Наконец, разбили стахановскую «эмку». Вождь сквозь пальцы смотрел на эти проказы. Однажды Алексей даже пожаловался Сталину, что в его квартире давно не делали ремонт. Проблемами героического шахтёра было поручено заниматься целой комиссии во главе с Георгием Маленковым. Благодаря его стараниям Стаханов получил трофейную машину, участок земли и материалы для строительства дачи, а чуть позже и деньги для покупки новой «Победы». В то время Стаханов занимал пост начальника сектора соцсоревнования в Наркомате угольной промышленности.

«Стаханов был простоват, как и многие россияне, — считает врач-психотерапевт, психоаналитик Николай Нарицын. — В итоге он прошёл, что называется, «огонь, воду и медные трубы» и, к сожалению, испытал на себе четвёртую составляющую пословицы, о которой обычно забывают — «чёртовы зубы». Если человек пережил пик славы и не умер, то он обязательно попадает в глубокую депрессию, а бывает и того хуже».

Звезда шахтёра закатилась в 1957 году, когда Хрущёв выслал Алексея из Москвы в донбасский город Торез. Семья Стаханова наотрез отказалась ехать с ним в «ссылку». Там опального героя определили на должность помощника главного инженера шахтоуправления. Покинутый всеми, он всё чаще прикладывался к бутылке. Коллеги-шахтёры даже прозвали его Стакановым. Алексей опускался всё сильнее, пропил даже мебель. В 1970 году Брежнев вспомнил о Стаханове и наградил его орденом Герой Социалистического Труда, но этим, как оказалось, только ускорил развязку — у Алексея случился нервный срыв. Свою жизнь он закончил в психиатрической больнице. Умер Стаханов в ноябре 1977 года, поскользнувшись и ударившись головой о кровать.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.11.2016 00:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх