// // Похищение невест в России снова становится обычным делом

Похищение невест в России снова становится обычным делом

21

Кавказские пленницы

Похищение невест в России снова становится обычным делом
В разделе

История, разыгравшаяся в Уральских горах в предновогодние дни, здорово напомнила екатеринбургским сыщикам сюжет «Кавказской пленницы». Вечером трое парней силой усадили 19-летнюю жительницу села Верхняя Пышма в «Жигули». Более недели «кунаки» прятали её в разных домах, принуждая выйти замуж за некоего гражданина. Таинственным влюблённым, организовавшим похищение, оказался неработающий 32-летний односельчанин девушки. В настоящий момент он арестован. Сотрудники милиции считают, что девушку в лучшем случае ждала не свадьба, а унижение: у «жениха» имеются серьёзные проблемы с законом, а его брат отбывает срок за убийство. Сейчас прокуратура Екатеринбурга возбудила уголовное дело по статье 126 УК РФ (Похищение человека). «Версия» решила разобраться, насколько распространён сегодня этот «красивый обычай» — похищение невесты. И так ли он забавен, как представляется поклонникам фильма Гайдая?

Наказание за похищение невесты предусматривалось и в царской России, и в СССР. В советском Уголовном кодексе была даже отдельная глава «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев». Помимо похищения невесты там также упоминались кровная месть, уплата калыма, многожёнство и прочее. Однако в российском УК, действующем с 1996 года, наказания за «умыкание» невесты нет. Статья 126 УК РФ предусматривает за похищение человека наказание от четырёх лет лишения свободы. Но примечание к статье гласит: «Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Именно это примечание работает на восточные обычаи и на Кавказе, и в Центральной России.

Похитители обычно оказываются обыкновенными бандитами

В наше время, считают психологи, основной причиной похищения девушек с целью женитьбы становится неумение парня оказывать внимание, ухаживать и добиваться взаимности. На Востоке есть специальное выражение — «ала качуу», что в дословном переводе означает «взять и убежать». Однако в последнее время «ала качуу» приобретает всё более уродливые формы, оставляя за собой слишком много искалеченных женских судеб. Примеров тому великое множество.

Хорошо, если парень похищает девушку, предварительно получив её согласие. Но чаще всего местный Ромео вместе с парой-тройкой своих дружков насильно заталкивают приглянувшуюся Джульетту в машину, а она его видит первый раз в жизни или до этого и не подозревала о чувствах случайного знакомца. На слёзы, сопротивление, истерику бедной жертвы «кунаки», обычно изрядно пьяные, не обращают внимания. Их главная задача — доставить девушку в родительский дом, где женщины наденут ей на голову платок, означающий согласие на замужество. Если попадается девушка с характером, ей устраивают психологический прессинг: сажают у порога детей, бросают под ноги хлеб, соль. Ведь если непримиримая гордячка всё-таки покинет дом жениха — над ними будут долго смеяться. Но редко похищенная решается отказать, ведь тогда, по народным приметам, её ждёт несчастливое будущее. Кстати, непринадлежность девушки к мусульманской религии вовсе не страховка от похищения.

Недавно в Пролетарский РОВД столицы Мордовии обратилась 20-летняя медсестра Саранской инфекционной больницы. Русская девушка сообщила, что её украл 36-летний житель села Алтары Наиль Аюпов. В общежитие, где проживала медсестра, «возлюбленный» заявился не один, а с тремя кунаками. Угрожая ножом, Наиль заставил девушку одеться и силой усадил в машину. Пленницу Аюпов отвёз в родной дом в село Алтары, где представил родителям как невесту. По словам самой «невесты», вначале она вместе с семьёй ухажёра пила чай и даже рассказывала о своей жизни.

Затем медсестре пришло время выйти на работу, и заботливый жених каждый день вместе с ней садился на электричку, провожал до Саранска, а вечером встречал. Однажды медсестра решила навестить мать. Наиль «выловил» её по возвращении от матери и, решив, что невеста изменяет, избил и изнасиловал девушку. На следующий день, как ни в чём не бывало, неформальный супруг снова проводил её на электричку — пора было на работу. Через несколько дней несчастная пришла в милицию. Следователи выяснили, что Наиль — мужчина без определённых занятий, ранее неоднократно судимый, в том числе за причинение тяжкого вреда здоровью, кражу и изнасилование. Допросить его так и не удалось. Проведав, что его ищут, несостоявшийся жених ударился в бега.

По теме

Ингуши требуют наказывать джигитов

Три года тюрьмы за похищение невесты — такое дополнение в Уголовный кодекс РФ предлагают внести ингушские законодатели. Ингуши считают, что старинный кавказский обычай далеко не всегда оказывается безобидным. Так, в 2004 году он привёл к смерти двух человек.

В феврале 2004 года в селе Верхние Ачалуки, под Назранью, пропала 20-летняя Фатима Чапанова. На следующий день стало известно, что она находится в соседнем селе Сурхахи в доме потенциального жениха. После непродолжительных переговоров родители невесты уступили, и обе семьи стали готовиться к свадьбе. Свадьбу назначили на воскресенье, но за два дня до этого родственники Фатимы ворвались в село, чтобы забрать невесту домой. Началась перестрелка, в ходе которой погибли родной брат жениха и двоюродный брат невесты. Избежать кровной мести и вернуть девушку домой удалось лишь после вмешательства совета имамов.

В МВД республики признают, что похищение невесты — нередкое явление в Ингушетии. В 75% случаев похищение происходит с ведома и согласия невесты. Но оставшиеся 25% — это девушки, с которыми поступили, как с кошельком или автомобилем. Как с вещью, у которой нет собственной воли и желаний. С той лишь разницей, что угонщик машин — преступник в глазах закона, а похититель невесты — нет. Если физически девушка не пострадала и в действиях похитителя нет иного состава преступления, он чист перед лицом российских законов. Теперь же законодатели Ингушетии хотят, чтобы наказанию подлежали именно похитители, даже если они и пальцем не дотрагивались до невесты.

А в Киргизии был проведён социальный опрос среди замужних женщин: 64 из 100 признались, что вступили в брак после того, как стали жертвами похищения. Например, в северной Нарынской области за последний год было зарегистрировано 197 браков, из них 67 после непродолжительного существования распалось. Основная причина разводов — антипатия друг к другу, несхожесть характеров, сексуальная несовместимость. Именно эти браки заключались в результате похищения. А некоторые попытки «ала качуу» вообще привели к совершенно диким последствиям. Девушка из состоятельной семьи, студентка престижного вуза из Бишкека приехала в гости к родственникам, живущим в селе. Там к ней воспылал любовью местный неотёсанный джигит. Улучив момент, он выкрал студентку. В отличие от сельчанок, которые обычно безропотно покоряются судьбе, городская гостья оказала яростное сопротивление. Сколько её ни уговаривали, ни угрожали, она оставалась непримиримой. Поняв, что всё бесполезно, родители парня приказали отвезти её обратно. По дороге несостоявшийся жених и двое его дружков изнасиловали девушку, что на Востоке означает вечное клеймо. Также был случай, когда волосы жертвы, увезённой на мотоцикле, попали в колесо и девушку привезли в дом «жениха» практически оскальпированной. На её крики о помощи похитители-кунаки отвечали пьяным смехом.

Цыганскую девочку могут забрать из родительского дома в 11 лет

Несколько иной оттенок носит традиция воровства невесты у цыган, которые вообще живут вне официального правового пространства. У ромал брак практически полностью зависит от решения родителей жениха. Так заведено от Нью-Йорка до Пекина, везде, где расселились племена кочевников. Смотрят, знакомятся, проверяют: хорошее ли приданое дадут? Сколько колец или браслетов на девочке надето — всё это важно. И девственность невесты должна быть гарантирована. Богатую и красивую девочку могут забрать из родительского дома в 11—12 лет. Никто не спросит её согласия. Говорят: «Вот и хорошо! В доме жениха подрастёт, пообвыкнется». А в загс — когда уже дети появятся. Воровство невест в этой среде представляет собой альтернативный родительскому сговору способ бракосочетания. Как ни странно, более демократичный. У цыганки первый и последний раз в жизни появляется выбор: она может отказать соискателю руки и сбежать, что не считается у этого народа позором, или согласиться на замужество.

В Аткарске Саратовской области — а там цыгане составляют почти четверть населения города — корреспонденту «Версии» удалось поговорить об «особенностях национального замужества» с молодой цыганкой Жанной. По рассказу цыганки, традиция красть невесту чуть не стоила ей жизни. Она была единственной дочерью в семье, к тому же младшей. Пятеро старших братьев давно жили своими домами в разных уголках страны. Родители баловали Жанну и совсем не торопились заключать договор со сватами. Из школы, как принято в цыганских семьях, её забрали по окончании пятого класса.

В одну ночь заполыхал сарай у соседей. Родители Жанны выскочили на помощь, заливать огонь. К сараю, расцвечивая ночь мигалками, подъехали пожарные машины. Из кабины красно-белого «ЗИЛа» выскочил цыган Рональд в брезентовке. Утром родители дочь в комнате не обнаружили.

«Невеста может сбежать из дома жениха трижды, — объяснила Жанна. — В четвёртый раз красть её запрещено — знать, не приглянулся жених. Есть у нас поговорка: «Никогда не будет у цыганки детей от нелюбимого». Лишь на вторую ночь Жанна решилась высадить окно цыганского коттеджа и повиснуть на водосточной трубе. Звенья трубы с жестяным грохотом посыпались на землю. Беглянка сломала при падении ногу и кустами, на четвереньках, доползла до родительского дома.

Утром Рональд с друзьями догнал и остановил машину «Скорой помощи», на которой Жанну везли в больницу, и она не стала сопротивляться. По возрасту влюблённые были чересчур молоды, поэтому ни венчать, ни регистрировать их в загсе не стали. На праздник собрали всю родню — и близкую и дальнюю, три дня как положено шумно отгуляли. Главные блюда за столом — голубцы и солянка, но на цыганский манер — острые и пряные. Рональд, до свадьбы катавший Жанну по реке на лодке, украшенной по бортам горящими свечами, отправил благоверную побираться по электричкам. Во рту у цыгана засверкала первая золотая фикса — она ставится по случаю свадьбы на деньги родителей жены. Вторую цыган вставляет при рождении первенца, но деньги на неё должна заработать непосредственно супруга, побираясь по электричкам. Сейчас улыбка Рональда сияет сплошным золотом, а у Жанны пятеро детей — все мальчики. По цыганским канонам их брак идеален. На память о девичьей строптивости Жанне осталась лёгкая хромота.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.11.2016 00:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх