// // Знаменитый режиссёр носит значок депутата Государственной думы 1906 года

Знаменитый режиссёр носит значок депутата Государственной думы 1906 года

115

Паика Говорухина

Знаменитый режиссёр носит значок депутата Государственной думы 1906 года
В разделе

23 ноября в московском кинотеатре «Октябрь» состоялась премьера нового фильма Станислава Говорухина «Не хлебом единым». Картина снята по мотивам одноимённого романа Владимира Дудинцева, написанного на заре хрущёвской «оттепели» ещё в 1956 году. В своё время вся страна читала его взахлёб. Потом номера журнала «Новый мир», в котором был напечатан роман, стали изымать из библиотек, а писателя перестали издавать. Но фильм Говорухина не только о талантливом изобретателе, который вступает в схватку с бюрократической советской системой, он и о любви.

– Станислав Сергеевич, прежде чем посмотреть ваш фильм, нужно прочитать роман Дудинцева?

— Необязательно. Просто надо уметь и любить читать. Я убеждён, что мой зритель — тот, кто умеет это делать.

— Вообще, тяжело экранизировать литературные произведения?

— Невозможно создать на экране абсолютную копию литературного произведения, будь то «Война и мир» или «Полёт над гнездом кукушки». Вот я, например, снял народный фильм, за который меня до сих пор благодарит публика, — «Место встречи изменить нельзя». Скажу откровенно, без всякого кокетства: книжка лучше. Хорошо, что не все её читали.

— А свой новый фильм вы сняли по мотивам романа Дудинцева...

— И если ты заметила, в нём ясно прослеживается схема романа Булгакова «Мастер и Маргарита». Правда, никто из зрителей пока на это внимания не обратил. Да и Дудинцев не читал романа Булгакова, когда писал свой. Но, если говорить именно о схеме, там есть и Мастер (изобретатель Дмитрий Лопаткин), и Маргарита (Надежда Сергеевна), есть её наперсница Наташа (в данном случае Шурочка) и даже «рукописи не горят». А ещё в картине есть Воланд. Сыграл его Александр Розенбаум. Это человек, который Лопаткина из последнего круга ада перетащил в первый, где наш герой может творить, а значит — он свободен. Вот тебе чистая схема «Мастера...».

— Вы не ожидали, что так получится?

— Почему не ожидал? Именно поэтому в картине появились персонажи, которых в романе не было. Да и кончается она не так, как у Дудинцева. Если бы его изобретателя сунули в лагерь, как написано, то он бы там и сгнил или вышел бы без зубов и без здоровья в 56-м году. Дудинцев же не мог написать всё так, как происходило на самом деле...

А сейчас Дудинцев со своим романом актуален, как никогда. Бюрократическая машина, о которой он пишет, стала раз в 20 сильнее. Сегодня героя и в тюрьму не стали бы сажать, просто объявили бы сумасшедшим и перестали обращать на него внимание.

— В картине есть совершенно невероятные кадры — КБ в подземелье...

— Это как раз абсолютно реальная шарашка. Если ты читала Солженицына «В круге первом», то всё очень похоже на жизнь, потому что таких шарашек, научно-исследовательских институтов, после войны появилось огромное количество. Работали там на космос, изобретали ракетную технику, бомбы. Из лагерей собирали математиков, физиков... Солженицын был простой учитель математики и то попал в шарашку.

— Участь нынешних изобретателей лучше?

— Ходить по чиновничьим кругам — безнадёжное дело. Изобретения не были нужны раньше, не нужны и сейчас. Разница в том, что сегодня изобретатель может продать своё творение на Запад и на этом заработать. И в том ещё разница, что Лопаткина всё же не сломали, а сегодня людей, которые что-то пытаются сделать для Отечества, для народа, ломают быстро. И их всё меньше.

— Почему вы решили снимать кино на такую непростую тему?

— Режиссёр часто не понимает, о чём его фильм, зачем он это делает, что хочет этим сказать. Всё происходит интуитивно. Это, кстати, не мои слова, а Федерико Феллини. За роман я хотел взяться давно, но понимал, что ещё не время. Я вообще все последние свои картины снимаю, немного опережая время... Например, «Ворошиловский стрелок»... Не было ни одной приличной рецензии. Говорили: агитка. Прошло пять-шесть лет, и выяснилось, что это хорошее кино. Снял «Благословите женщину»... Опять: «Я умирал от смеха, наблюдая за перипетиями героев», — писал в одной из центральных газет какой-то придурок. Противно! И если бы я сделал кино по Дудинцеву лет семь назад, его постигла бы такая же участь. Поэтому я его снял сегодня, почувствовал, что уже можно показывать. Я имею в виду — критикам, тем более что соцарт сегодня — это ещё и модно. А вот моему зрителю это кино и 10 лет назад было полезно посмотреть.

По теме

— В любом случае каждый ваш фильм становится классикой...

— Да, но спустя много лет. Пока же режиссёру скоро 70 (Говорухин родился 29 марта 1936 года. — Авт.), и он весь в долгах. Понимаешь? Я же работаю в убыток. И оттого, что картины становятся классикой, легче не становится.

— Ваша Маргарита — актриса Светлана Ходченкова. Вы её снимаете уже второй раз...

— Она — моё открытие. И великая артистка, но себя губит. Я пытался ей объяснить, что сериальную артистку, которая каждый день мелькает на экране, ни один приличный режиссёр в свой фильм не пригласит. И жалко, если это действительно произойдёт, потому что я хотел ей хорошей судьбы.

— Другой артистки с таким же типажом нет?

— Нет, конечно. Дело в том, что она — настоящая русская красавица, не кустодиевская, не ренуаровская, она, скажем так, женщина Галины Серебряковой. Но, поскольку мозгов у девочки нет, она стала истязать себя — худеть... Дохуделась до того, что заболела. Но у неё это прошло, она поняла, что это опасно. А артистка она суперталантливая. Как собака — всё понимает... И когда я иногда пересматриваю своё кино, я просто налюбоваться на неё не могу. В нашей новой картине есть поистине неплохие артисты — Виктор Сухоруков, Алексей Петренко, Александр Розенбаум, но я всё время смотрю на Светку.

— Её Мастер чрезвычайно похож на молодого Владимира Конкина...

— Нет. Этого артиста я заметил в сериале, хотя по профессии Михаил Елисеев — режиссёр. Он играл отрицательную роль, я увидел его и сказал: вот это лицо, которое мне надо. Осталось выяснить, способный ли он.

— У картины могло быть другое название?

— «Благословите женщину». Если бы до этого момента уже не снял бы фильм с таким названием.

— А почему картина чёрно-белая?

— Она должна вызывать абсолютное доверие. Я хотел создать иллюзию, что кино не только о том времени, но и снято тогда. Чтобы зрители поверили в эту историю и этим героям. Кроме того, хотелось как можно ближе подойти к эстетике того времени во всём, в том числе и в оформлении фильма. Кстати, сейчас производство чёрно-белых фильмов обходится гораздо дороже, нежели цветных. Но искусство, как говорится, требует жертв.

— Если бы Владимир Высоцкий был жив, ему нашлась бы роль в этой картине?

— Возможно, почему бы и нет. Он вполне мог бы сыграть роль, которую сыграл Сухоруков, — директора металлургического комбината Леонида Дроздова, к примеру. Вполне. Он был актёр широких возможностей.

— Правда, что вы с ним познакомились во время драки? Что он вас защищал. Или это легенда?

— Не легенда, драка действительно была, но познакомились мы раньше — на фильме «Вертикаль», а виделись и до картины.

— «Вертикаль» — это же ваша первая лента.

— Дипломный фильм, который мы сняли в 1966 году с моим товарищем Борисом Дуровым. Уже потом он по моему сценарию снял «Пиратов ХХ века». Совершенно гениальную картину. По моим сценариям, между прочим, снимали много фильмов (Говорухин — режиссёр 12 художественных и четырёх публицистических фильмов, написал 14 сценариев и три книги. — Авт.). Я бы лучше не снял. При этом ни один советский фильм не подвергался такой обструкции, как этот.

— Зато сейчас его смотрят как лучший приключенческий отечественный фильм.

— Я же говорю, что опережаю время. К примеру, когда показывали «Место встречи изменить нельзя», страна вымирала... А в 1981 году я с этой картиной отправился на Всесоюзный фестиваль телевизионных фильмов, и она была единственной, не получившей ни премии, ни приза, ни диплома. Зато победил «Карл Маркс. Молодые годы». Вот так. Через некоторое время мне вновь позвонили и предложили поучаствовать с «Местом встречи...» в фестивале кошек. Я был очень удивлен, несмотря на то, что именно я нарисовал знаменитую кошку для картины. Ну, думаю, смеха ради получим приз хотя бы за неё. Но и его не дали. Оказывается, мы были просто в номинации.

По теме

— Зато, может, везло в другом? Говорят, вы родились дважды?

— 26 июля 1969 года примерно на высоте 4 тыс. метров мы с моим коллегой на вертолёте вмазались в скалу. И произошло чудо: вертолёт не взорвался, не загорелся...

— Тогда вы сказали: «Господь прикоснулся к нам рукой»? И решили: раз остались в живых, значит, у вас некая миссия на этой земле?

— Нет-нет, это всё легенды Интернета. Ничего я не говорил, ничего такого не подумал и по-прежнему продолжал вести дурацкую жизнь.

— По поводу дурацкой жизни. Правда, что вы много пьёте, курите и ждёте, когда же организм даст сбой?

— Вот это абсолютная правда. У меня такое впечатление, что я провожу над собой эксперимент — над своим здоровьем. И когда меня спрашивают, делаю ли я зарядку, я отвечаю, что в нашем доме делает зарядку только мобильный телефон... Хотя спортом я занимался, любительским. Альпинизмом, к примеру.

— Альпинистом вы стали прежде, чем режиссёром фильма «Вертикаль»?

— Да. Именно поэтому нам с Борисом Дуровым и дали снимать эту дипломную картину. Фильм горел, а директор знал, что я альпинист (в 1958 году Говорухин окончил геологический факультет Казанского государственного университета, затем работал геологом, был альпинистом, а в 1966 году с отличием окончил режиссёрский факультет ВГИКа. — Авт.) и сказал: вот и снимайте. Мы с Борей прочитали сценарий — полная ересь. Но подумали: когда ещё представится случай снять фильм?.. Согласились. Теперь этой картине уже 40 лет.

— Что кроме судьбы новой картины вас ещё беспокоит в жизни?

— Не хотелось бы переходить на высокий штиль, но — судьба страны. Это должно интересовать каждого, у кого есть дети и внуки.

— А что-то изменилось со времени картины «Так жить нельзя»?

— Изменилось, конечно. Хуже стало. По большому счёту. Потому что мне кажется, что гибель неизбежна, а тогда были надежды, что мы построим демократическую Россию.

— Каковы ваши планы насчёт 2008 года?

— Все эти игры в прошлом (Говорухин был кандидатом на пост Президента Российской Федерации на выборах 2000 года. — Авт.). Уже и возраст... Правда, сейчас опять в Думу иду. Попросили поучаствовать. Сначала отказался, потом пришлось согласиться (Говорухин уже был депутатом Государственной думы РФ трёх созывов. — Авт.).

— Вы носите значок депутата Госдумы...

— Депутата самой первой Государственной думы... 1906 года. Сын где-то нашёл.

— Когда ваш сын выбирал профессию, вы ему помогали?

— Нет. Во-первых, он всю жизнь проработал строителем, притом писательский талант у него был ещё в школе. Даже Юрий Нагибин писал ему письма. Сергей издал несколько книжек, окончил заочно сценарный факультет ВГИКа и продолжал работать строителем. Потом его понесло в документалистику — начал снимать картины о войне, он всегда грезил войной... Он тоже читал нужные книжки в детстве. Так что сделал себя он абсолютно сам (Сергей Говорухин — писатель, сценарист, режиссёр, генеральный директор независимой киностудии «Гандвик». — Авт.). Более того, сейчас на «Мосфильме» он снимает художественную картину. Но я не знаю какую. Я для него не авторитет в художественном плане. Ему нравятся картины Марлена Хуциева. Ну и на здоровье. Хороший режиссёр. Сергей умный и образованный. И в отличие от меня он трудяга.

— Как режиссёр Станислав Говорухин относится к актёру Станиславу Говорухину?

— Я никогда не снимался в своих фильмах. В двух последних, да, было дело, но только ради хулиганства. Теперь решил: буду себя фиксировать время от времени, если ещё удастся что-то поснимать. А вообще, мне хочется делать открытия — новое лицо, новый талант...

Опубликовано:
Отредактировано: 18.11.2016 23:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх