// // Конокрадство в России снова стало прибыльным бизнесом

Конокрадство в России снова стало прибыльным бизнесом

13

Не гони лошадей

Конокрадство в России снова стало прибыльным бизнесом
В разделе

Перед тем как идти воровать коня, цыган возносит руки к небу и кричит: «Господи, благослови!» При успешном завершении дела он вновь кричит: «Благодарю тебя, Господи, слава тебе!» При этом ромалы ссылаются на старинное поверье: Бог разрешил им воровать, потому что, когда распинали Христа, цыган украл один гвоздь. Лошадь остаётся для цыгана вожделенной с тех далёких времён, когда считалось, что украсть сивку-бурку — святое дело. Однако, после того как появилось множество частных предприятий по переработке мяса, цыгане банально сдают ворованных «священных животных» именно туда. Кража лошадей вообще в последнее время становится весьма доходным криминальным бизнесом.

В России и впрямь оживился этот дикий старый промысел. Только за последний месяц правоохранительные органы раскрыли два громких дела, так или иначе связанных с конокрадством. В Самаре за двойное убийство осудили цыган, зарубивших скупщика лошадей и его жену. В Новосибирской области угонщики из-за трёх жеребцов зарезали сторожа конюшни СХП «Мильтюшихинское» и его малолетнего внука.

Не секрет, что во многие сорта колбасы добавляется конское мясо. А некоторые сорта чуть ли не наполовину состоят из конины. К примеру, сервелат или колбаса «Деликатесная». Не говоря уже о так называемой халяльной колбасе, которую дозволено есть мусульманам и которая пользуется традиционным спросом в регионах Поволжья, на Кавказе и в Средней Азии. И ещё один «не секрет»: при всех потребностях колбасного дела в лошадях мясное коневодство в стране как таковое отсутствует. На колбасу идёт всё подряд: от полуживых крестьянских кляч до владимирских тяжеловозов. При остром дефиците росинантов мясники не особо интересуются самочувствием коня при жизни и его происхождением. Даже если лошадь благородных кровей, её тоже с удовольствием примут на колбасу.

Нет смысла перечислять громкие степные угоны отдельных скакунов и целых табунов. Челябинская, Оренбургская, Иркутская области, Башкирия, Тува охвачены лихорадкой конокрадства. Умельцы умудряются воровать лошадей даже у монгольских пограничников. Так что неудивительно, что во многих российских регионах при УВД созданы специальные отделы по борьбе с конокрадами — настолько остро стоит проблема. Более того, казалось бы, давно ушедшие в прошлое страсти уже вышли за пределы сёл. Как показывают последние события, жертвами охотников за лошадьми всё чаще становятся городские породистые рысаки, гордость племенного коневодства.

Украденный конь обречён стать мясом

Знаменитые Новотомниковские конюшни — завод, созданный графом Воронцовым-Дашковым, — в одночасье едва не превратились в захолустную конеферму. Конокрады, приставив нож к горлу сторожа, увели золотой фонд завода, пять племенных жеребцов: Геркулеса, Папируса, Сегмента, Опричника и Синапа. Каждый из этих орловских рысаков оценивался по меньшей мере в $50 тысяч.

Воры гнали жеребцов без отдыха из-под Тамбова в Липецк. Лошади одолели за сутки около 300 километров. У самого города силы у золотых коней иссякли. Первым пал Сегмент — его нашли на просёлочной дороге с перерезанным горлом. Вслед за ним погиб Опричник: от усталости у него разорвало аорту. А самый именитый из орловских жеребцов — Геркулес, загнанный до смерти, ещё месяц издыхал в лазарете рязанского института коневодства. Правоохранительным органам было известно, что лошадей увели цыгане, но злоумышленников так и не нашли.

В Петербурге из конюшни в Лигове-Старопанове этим летом были украдены два орловских рысака. В Череповце из конюшни детско-юношеской спортивной школы пропал племенной конь по имени Гейзер. Похитителям удалось вывести лошадь из конюшни бесшумно. По словам директора школы Игоря Смирнова, цена тракененской породы, к которой и принадлежал Гейзер, на рынке колеблется от $8 тыс. до $10 тысяч. В школе же главное назначение украденного жеребца заключалось в производстве элитного потомства.

По теме

С Нижегородского ипподрома едва не умыкнули кобылу русской рысистой породы. Она находилась на тренировочной проверке и соблазнила своими статями местного цыгана-конокрада. Тот нанял грузовик, подогнал его к конюшне. Администрации ипподрома находчивый цыган предъявил самодельную бумажку с печатью, свидетельствующую, что он действует от имени Московского конезавода, который якобы заплатил за кобылку 25 тыс. рублей. Цена на «документе» показалась смехотворно низкой, и только поэтому вор был задержан.

Тут есть одна тонкость: украденный конь, во сколько бы ни оценивался он специалистами, обречён стать мясом. Он в принципе не сможет прославить нового владельца на беговой дорожке. Чистопородным лошадям положен паспорт. Для того чтобы его получить, в Институт коневодства отправляют пробирку с кровью жеребёнка и данные о родителях, где их сличают. Эта сложная процедура необходима для того, чтобы предотвратить махинации с фальшивыми метриками. Подделать родословную ворованного коня практически нереально, а без неё лошадь можно продать только в виде тушки на рынок.

Воров линчуют без суда и следствия

Судьба уличённых воров не менее печальна. Дело даже не в тюремных сроках, они-то как раз вполне щадящие. Но у народа свой счёт и своя память. В патриархальные времена на линчевание конокрадов власти смотрели сквозь пальцы. Крестьяне вполне могли посадить вора на кол или разорвать с помощью лошадей же на части, не опасаясь серьёзных последствий со стороны урядника. Схожая ситуация наблюдается и сегодня. Недавно на горном пастбище у деревни Арбаты в Хакасии произошла стычка между конокрадами из Тувы и местными жителями. В пылу погони один из угонщиков был застрелен. Задержанный мститель в своё оправдание заявил, что уже несколько лет тувинские соседи не дают покоя жителям деревни — увели несколько десятков лошадей. За каждого коня у себя на родине угонщики получают как минимум 20 тыс. рублей. Односельчане горой встали на защиту «снайпера». В прокуратуру Хакасии они направили письмо с просьбой оставить его на свободе. Письмо подписали 126 человек.

Ещё более страшной расправе подверглась в прошлом году группа охотников за лошадьми в Иркутской области. Вблизи посёлка Алыгджер, в горах были обнаружены пять трупов с огнестрельными ранениями. Все погибшие были молодыми парнями, в возрасте от 17 до 25 лет. Таким способом местные жители отомстили им за угон жеребцов.

На краже росинантов строят особняки

Почти во всех громких случаях кражи лошадей прослеживается цыганский след. В душе цыганской, в крови лихого конокрада осталась память старого моша, деда. Однако если перефразировать слова из фильма «Табор уходит в небо»: «...не тот цыган нынче пошёл — коней на золото меняет», можно сказать: не тот цыган нынче пошёл — жеребцов на мясо сдаёт. Корреспондент «Версии» побеседовал с жительницей Аткарска, где традиционно сильна цыганская диаспора. Семья Марины Балабановой также стала жертвой конокрадов.

«Цыгане воруют только у русских семей, у своих не воруют, — рассказывает Марина. — И как только увели лошадь, тут же, ночью, пускают «на махан», то есть режут на мясо. Цыгане достаточно богатая прослойка, и лошади им как гужевой транспорт не нужны, воруют только для бизнеса. Торговцы на мясном рынке принимают у цыган туши, лошади идут по чужим справкам как свинина или говядина, ведь только знающий человек может распознать конину.

У нас в стойле Орлик стоял — молодой конь, два года от роду. Зашёл цыган как будто бы свинью купить. Свинью не купил, но на следующую ночь конюшню взломали. Похоже, плохой конокрад попался, ведь цыгане уводят коней, не взламывая замка — в этом особый шик. Мы, правда, подстраховались: после прихода незваного гостя выпустили на ночь во двор двух овчарок. Они-то и уберегли коня, даже штаны на заборе остались. Но потом мы поняли, что нас в покое не оставят, и решили Орлика продать.

Иногда цыгане за украденного коня честно платят — удаль удалью, а лишней злобы на себя навлекать не хотят. Бароны судят такие дела: увёл коня, молодец! Значит, дорос, чтобы невесту умыкнуть. Доказал. Но деньги-то надо отдать! У каждого конокрада есть свои хитрости: как прокрасться в стойло, как увести лошадь, чтоб не заржала и не взбрыкнула. Это деньги, большие деньги. На воровстве лошадей особняки возводят».

Настоящий цыган сумеет засунуть лошадь в «Жигули»

Надо отметить, что профессиональные приёмы конокрадов совершенствуются год от года. Бесшумно выкрасть лошадь — это лишь полдела. Хотя и для этого используются особые методы: например, на копыта жертвы надевают мягкие ботинки.

А вот чтобы увезти животное подальше от хозяев, воры применяют поистине варварский метод: плоскогубцами зажимают язык животного и так затаскивают его в машину. Невероятно, но факт: на заднем сиденье «жигулёнка» легко умещается даже взрослый конь. Среди милиционеров ходит байка, как один цыган таким вот способом поместил в машину лошадь, а чтобы по пути её не приметили, повязал на голову сивке-бурке платок. И на одном посту ДПС кобылку действительно чуть было не приняли за пассажирку, да вовремя спохватились.

Иногда лошадей привязывают за язык к бамперу автомобиля, чтобы не ржали и не рыпались, и так направляют пешим ходом на бойню. А один воровской тандем в Чувашии вообще действовал потрясающе! Мужички уводили коней прямо из конюшен, да ещё запряжёнными в непритязательные сани, как у обычных крестьян-путников: благо специальной ГИБДД для такого транспорта нет. Однажды таким образом воры без препон проделали путь из Чувашии до райцентра Спасск Нижегородской области.

Порой, как заправские автоугонщики, конокрады предлагают хозяевам вернуть коней за вознаграждение.

Кстати, в Казахстане, где воровство лошадей приняло масштабы национального бедствия, богатые коневоды устанавливают радиодатчики в прямом смысле и в хвост, и в гриву своих скакунов. Радиус действия — около 20 километров. За границей такие датчики цепляют птицам, чтобы в лесах не потерялись. А на Украине даже создан специальный интернет-сайт «Розыск пропавших лошадей».

Опубликовано:
Отредактировано: 17.11.2016 17:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх