// // Запуск новой электростанции может привести к экологической катастрофе в Сибири

Запуск новой электростанции может привести к экологической катастрофе в Сибири

527

Не дай богэс!

2
В разделе

В конце 2011 года Усть-Илимская ГЭС на Ангаре, Красноярская и Саяно-Шушенская ГЭС на Енисее начали накопление воды для заполнения Богучанского водохранилища, где сегодня стахановскими методами достраивается Богучанская ГЭС (БоГЭС). Это событие запланировано на апрель 2012 года. Между тем независимые эксперты и представители общественности относятся к грядущему событию весьма настороженно. Экономический эффект от запуска электростанции для региона выглядит весьма сомнительным, зато экологические последствия могут стать катастрофическими. Корреспондент «Нашей Версии» попробовал разобраться в аргументах сторон.

В декабре 2011 года премьер-министр Владимир Путин во время встречи со своим замом Игорем Сечиным вдруг заинтересовался: а почему развитием Богучанской ГЭС занимается компания, зарегистрированная в офшорной зоне? Сечин отрапортовал, что вопрос на контроле, правоохранительные органы в курсе и даже завели несколько уголовных дел. Чуть позже пресс-секретарь «РусГидро» Елена Вишнякова объяснила, что Богучанская ГЭС оказалась в офшорной зоне не по доброй воле. Компанию буквально вынудили уйти в заграничную тень: «Когда мы начинали переговоры о возобновлении строительства БоГЭС, в отрасли не имелось свободных инвестиций для того, чтобы делать это за свой счёт. Необходимо было привлекать инвестора. Но у него оказались серьёзные требования: одним из условий сотрудничества явилась регистрация материнской компании БоГЭС и Богучанского алюминиевого завода в офшорной зоне». Этим настойчивым инвестором стала компания «Русал». Хотя инвестировать в Богучанскую ГЭС начали задолго до того, как были достигнуты последние договорённости…

Программе освоения Нижнего Приангарья уже 40 с лишним лет. ЦК КПСС и Совет министров СССР в постановлении от 1 февраля 1971 г. № 65 «О мерах по дальнейшему комплексному развитию в 1971–1980 годах производительных сил Красноярского края» предписали министерствам и ведомствам СССР, Совету министров РСФСР, крайкому КПСС и крайисполкому «увеличить в 1980 году по сравнению с 1970 годом производство промышленной продукции примерно в 2,7 раза, в том числе продукции цветной металлургии в 3,2–3,5 раза; осуществить строительство мощных электростанций, используя высокоэффективные гидроэнергетические ресурсы рек Енисея и Ангары и угли Канско-Ачинского бассейна».

Подготовительные работы начались в 1974 году, к строительству приступили в 1980-м. Семь лет спустя Ангару перекрыли бетонной плотиной с временным шлюзом.

Потом начались трудности с финансированием, всплыли технические проблемы, а в конце 80-х против строительства ГЭС начали активно выступать экологи. После распада СССР создание ещё одного энергетического объекта в первоочередные задачи увядающей экономики не входило. С 1994 по 2005 год строительство было фактически заморожено, хотя готовность сооружений на 2004 год составляла 58%. Однако программа освоения Нижнего Приангарья в запасники так и не отправилась. 16 января 1995 года Постановлением Правительства РФ № 49 ей был присвоен статус федеральной. А пункт 3 постановления гласил: «Выделить в 1995 году администрации Красноярского края из резервного фонда Правительства РФ 330 млн рублей для финансирования разработки федеральной программы освоения Нижнего Приангарья в Красноярском крае».

Впрочем, и федеральный статус не помог. Интеллигентного патриота Валерия Зубова на посту губернатора края сменил генерал Лебедь. Ни его самого, ни его команду боевых варягов перспективы развития местности особенно не интересовали. На какое-то время о Богучанской ГЭС как будто даже забыли. Ну стоит где-то в дремучей тайге советский недострой – и пусть стоит.

По теме

Программу реанимировал Александр Хлопонин. Но первый подход к решению вопроса не удался. Держателем контрольного пакета акций Богучанской ГЭС на тот момент являлось РАО «ЕЭС России» (65,4%). Глава компании Анатолий Чубайс энтузиазма в отношении предложенных вариантов не проявил, не считаться с его мнением было невозможно. По слухам, в те времена просто не оказалось никого, кто мог бы себе позволить его энтузиазм.

Тем не менее Хлопонин всё же смог заинтересовать решением проблемы российское правительство. В край приехал премьер-министр Фрадков. Высокие стороны даже подписали трёхстороннее соглашение: ОАО «ГидроОГК» (ныне ОАО «РусГидро») в лице Анатолия Чубайса, «Русал» в лице Олега Дерипаски и государство в двух лицах – губернатор Красноярского края Александр Хлопонин и премьер-министр РФ Михаил Фрадков.

Для двух империй это был, несомненно, очень удачный день… Российское законодательство, оно хоть и несовершенное, но интересное. Поэтому соинвесторы подобных проектов несут ответственность только за генерирующие мощности. А вот за проблемы с экологией и сбережением исторического наследия, за сохранность природных ресурсов – за всё это отвечает государство. За создание инфраструктуры, кстати, тоже оно. Иными словами, Богучанская ГЭС в том виде, в котором она существует сегодня, – уникальный проект создания частной собственности за счёт государства.

Ломоносов был уверен, что ими прирастать будет Россия. За всю Россию не скажем, а вот отдельные её представители богатством Сибири однозначно и многократно приросли. В результате «междусобойных» договорённостей «Русала» и «РусГидро» проект строительства Богучанской ГЭС претерпел изменения и стал называться БЭМО (Богучанское энергометаллургическое объединение).

Именно это дитя союза энергетики и «крылатого металла» оказалось вынужденно зарегистрированным на Кипре. Который с тех пор тоже прирастает богатствами Сибири, сам того не ведая.

Достаётся от сибирских щедрот и Китаю – в виде электроэнергии. А останется ещё больше. Олег Дерипаска не скрывает, что намерен поставлять китайцам продукцию БоГЭС. И при этом утверждает, что уже через четыре-пять лет Россия сможет поставлять китайцам до 15 млрд киловатт-часов в год.

Что касается России или хотя бы отдельно взятого Красноярского края, то тут по части прирастания богатствами не всё гладко. Несколько лет назад депутат ЗС Красноярского края Валерий Сергиенко поставил под вопрос необходимость участия края и государства в решении энергетических проблем «Русала»: «Нам предлагают: давайте построим алюминиевый завод в Богучанах. Но Дерипаска и сейчас практически не платит налогов. И что нам с нового завода?»

И с ним трудно не согласиться: ведь электричество, которое будет производить это сооружение, требуется исключительно для производства «крылатого металла». А завод, который производит алюминий, принадлежит фактически частному лицу. И это лицо платит налоги в офшорных зонах. Отсюда опять вопрос: кому сегодня так необходима Богучанская ГЭС, что в неё бесконечно вливаются бюджетные деньги?

По мнению красноярского аналитика Сергея Комарицына, Богучанская ГЭС – это реализация устаревших представлений о развитии Сибири. В этом проекте давно уже нет никакой исторической и социальной необходимости – 40 лет прошло, давно наступила другая эпоха, перед нами стоят совершенно другие цели и задачи. И тем не менее этот проект заложен во все инвестиционные проекты и программы развития. И на него постоянно делают ссылки и акценты при обсуждении перспектив развития Сибири. Сергей Комарицын уверен, что на самом деле запуск Богучанской ГЭС – это своего рода консервация сырьевой направленности региона. С учётом офшорной подоплёки налоговая база региона и России тоже ничего не получит. Опыт «империи «Русал» свидетельствует о том, что механизмы сокращения налогового бремени там отлично отработаны.

Впрочем, большинство экспертов, оценивающих плюсы и минусы грядущего запуска БоГЭС, сходятся во мнении: никаких дивидендов от этого проекта край не получит.

По теме

Теоретически как по масштабу, так и по объёму финансовых затрат эта стройка века на пике своей реализации должна бы озолотить тех, кто принимал в ней участие. Примерно так и есть.

Все работы на ГЭС выполняют подрядчики, а заказчики лишь перечисляют им деньги. Но своя рубашка, как известно, ближе к телу, поэтому режим наибольшего благоприятствования включается для «своих».

Взять, например, не самый крупный в России, но весьма ощутимый по объёму ущерба скандал, в котором был замешан один из участников проекта – руководитель КГБУ «КрУДор», депутат ЗС Красноярского края и член партии власти Сергей Зяблов. Претензии к нему были не самые убойные, всего лишь незаконное проведение аукциона на строительство дорог в Нижнем Приангарье. УФАС региона подозревает чиновника в заключении незаконного соглашения с ООО «Трансмост», которое привело к перерасходу более 600 млн бюджетных рублей. Сумма контракта, заключённого с «Трансмостом», изначально составляла более 4,5 млрд рублей, а вот договор подписали уже на 5,149 миллиарда.

И это не единственный эпизод, связанный с развитием Нижнего Приангарья, в котором фигурирует ООО «Трансмост» и КГБУ «Управление автомобильных дорог по Красноярскому краю» (КрУДор). В 2007 году в краевом УФАС рассмотрели жалобу на действия комиссии КрУДор при проведении открытого конкурса на строительство моста через Ангару (автомобильная дорога Богучаны – Юрубчен – Байкит). Тогда красноярские антимонопольщики установили, что в результате отступления от утверждённой конкурсной документации преимущество получило ООО «Трансмост», созданное на тот момент чуть более года назад и числящееся по юридическому адресу самого КрУДор.

«Трансмост» всё-таки заключил договор и на возведение моста через Ангару, и на строительство сети дорог в районе Нижнего Приангарья. Что такого особенного в упомянутом ООО? Да на первый взгляд ничего. Разве тот факт, что в числе учредителей, зарегистрировавших в 2006 году чрезвычайно успешную компанию, числится нынешний губернатор Красноярского края Лев Кузнецов. И, по данным на 2010 год, он был обладателем контрольного пакета акций.

Нынче, правда, компания переведена в состав группы компаний «Илан». Надо полагать, вместе с покровительством чиновников. Потому что в списке объектов, на которых трудятся работники «Илана», регулярно встречается Богучанская ГЭС. Тут и работы на плотине, и строительство автодорог по заказу ГУ «Дирекция по подготовке к затоплению ложа водохранилища Богучанской ГЭС», и подготовка строительного участка под Богучанский ЛПК… Полная гармония.

Про выгоды, ожидающие жителей края, не говорит и не пишет только ленивый. «Мощность 3 тыс. МВт и среднегодовая выработка 17,6 млрд кВт. ч. не только позволит обеспечить надёжное энергоснабжение потребителей энергосистемы Сибири, но и станет мощным толчком для развития всего Нижнего Приангарья», – заявляют идеологи проекта.

Звучит хорошо. Но перспективы будущего времени вполне выразительно иллюстрирует время прошедшее. Людям, строившим Красноярскую ГЭС, обещали и дешёвую энергию, и поголовную занятость, и рост благосостояния… Но что-то город энергетиков Дивногорск совсем непохож на город-сад.

Теперь вот и прикреплённый к БоГЭС город Кодинск находится в подвешенном состоянии. Сейчас на стройке ГЭС работают несколько тысяч человек, но после завершения работ обслуживать её будут всего около четырёх сотен специалистов. Остальные надеются, что инвесторы начнут вкладывать деньги в развитие территории.

Они и начнут. Но в какое развитие? Основная цель программы освоения Нижнего Приангарья, под которую осваиваются миллиарды государственных рублей, – максимальная выработка труднодоступных ресурсов. Как отмечено выше, в основном в пользу вполне конкретных представителей крупного бизнеса.

Как считают эксперты, это не программа развития региона, локомотивом процесса которого должна послужить энергия строящейся ГЭС. Это тактика выжженной земли, когда в погоне за достижением определённой цели на пути к ней сметается всё «несущественное». В данном случае наиболее несущественными оказались живущие здесь люди. Интересы края, который получит от этого разграбления малую толику. А также и государства Российского, вложившего в проект БоГЭС гигантские средства.

По теме

Согласно программе освоения Нижнего Приангарья, первую очередь Богучанской ГЭС должны были запустить ещё в 2009 году. На первом этапе в бюджет края ожидались налоговые поступления более 200 млрд рублей. На деле же и край, и Россия по сей день вкладывают и вкладывают деньги в частное предприятие.

Если вернуться к «советским традициям», то можно не сомневаться: экология Нижнего Приангарья будет уничтожена. Разгром начали строительством плотины, продолжится он в апреле затоплением ложа водохранилища и завершится победным фейерверком выбросов алюминиевого гиганта. Те, кто ещё не надышался выбросами красноярского, братского и саяногорского алюминиевых заводов, получат свою долю онкологических, аллергенных и лёгочных заболеваний. Ведь мощность нового алюминиевого монстра – 600 тыс. тонн, с проектным выходом на миллион тонн.

В 2005 году государственная экологическая экспертиза дала отрицательное заключение по проекту БоГЭС. Больше он экспертизу не проходил. Этот факт официально признан правительством РФ и правоохранительными органами. И согласно российскому законодательству он исключает любые дальнейшие действия по его реализации.

Экологи уже все колокола разбили, пытаясь достучаться до ответственных лиц. Под воду уйдёт около 9,559 млн кубометров древесины. После затопления болот начнёт всплывать торф – до 4,5 млн кубометров. Часть животных не сможет выжить и адаптироваться. Будет затоплен участок устья реки Бахта – Вороговское многоостровье, крупнейшее нерестилище осетровых. Впрочем, в течение двух-трёх лет качество воды ухудшится, так что у благородной ихтиофауны и так не много шансов на выживание.

Но эти аргументы никого не убеждают. А ведь проект мало того что устарел, так ещё был изменён с целью ускорения реализации. И это вовсе не повысило его надёжность и безопасность.

Строители не скрывают, что, поскольку проект строительства Богучанской ГЭС находится на стадии реализации с 80-х годов прошлого века, в соответствии с федеральным законом № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» проведение оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) не требуется. Ведь эта процедура предусмотрена только для объектов, планируемых к строительству.

Площадь водохранилища Богучанской ГЭС – около 150 тыс. гектаров (133,4 тыс. на территории Красноярского края, 16,1 – в Иркутской области). В зоне затопления зафиксировано свыше 200 памятников археологии, расположенных в основном на островах и берегах Ангары и впадающих в неё рек. Большая часть находится в Красноярском крае, 60 – в Иркутской области.

Среди них – писаница Аплинский порог, петроглифы Тимохин камень, Усть-Кова-1 и Усть-Кова-4, относящиеся к эпохам неолита и бронзы. При раскопках обнаружены уникальные поселенческие (Хедугин ручей и Медвежий утёс) и погребальные комплексы (Проспихинская шивера). Уникальные многослойные стоянки – Усть-Ёдарма-1, Усть-Ёдарма-2, Усть-Кеуль-1. В Иркутской области в зоне затопления найдены отдельные артефакты, которым, по предварительным оценкам, около 250 тыс. лет.

Что-то смогли вывезти, что-то спасти невозможно. К тому же финансирование спасательных работ было нестабильным. Впрочем, как любое финансирование, которое идёт из бюджета.

Да-да, из бюджета. Ни «Русал», ни его партнёр «РусГидро» никаких обязательств по спасению древностей на себя не взяли, ссылаясь на то, что водохранилище – объект федеральной собственности. А ведь по закону перед заполнением водохранилища территорию необходимо зачистить: лес срубить, пни выкорчевать, отходы вывезти. Строителям Богучанской ГЭС «в порядке исключения» разрешили зачистить только фарватеры. Но из-за сжатых сроков древесину не вывозят, а просто сжигают. Работа грязная, тяжёлая и дешёвая. Поэтому занимаются ею, как в старые добрые времена, зэки – заключённые из местных колоний. Вот такой сталинский штрих добавляет российская действительность в современный инвестпроект.

Кстати, и вопросы, связанные с переселением жителей грядущей Атлантиды, руководство компаний тоже не комментирует. И по той же причине.

В зону затопления попадают 12 населённых пунктов, полностью или частично: с. Паново, д. Верхняя Кежма; с. Кежма; п. Таёжный (частично); п. Недокура (частично); п. Косой Бык; п. Болтурино; с. Проспихино; г. Кодинск (частично), п. Временный. Некоторые из них уже стёрты с лица земли. Ликвидированы. В остальных идёт процесс переселения.

Федеральный закон, регламентирующий изъятие земель под государственные нужды, решение всех сопутствующих проблем возлагает на государство. Нонсенс. Ведь Богучанская ГЭС – фактически коммерческий проект двух компаний. В «РусГидро» контрольный пакет акций, конечно, принадлежит государству. А вот «Русал» – компания частная. И небедная, заметьте. Однако на все вопросы об участии партнёров в возмещении ущерба сами партнёры отмалчиваются, а власти категоричны: подавайте в суд.

А ведь с точки зрения федерального закона «Об объектах культурного наследия...» № 73-ФЗ от 25 июня 2002 года грядущее заполнение ложа Богучанского водохранилища вообще является незаконным. Что подтвердила соответствующая экспертиза.

Тем не менее скоро зарезервированные сибирскими ГЭС запасы воды поглотят и реликтовую флору, и уникальную фауну, и культурно-историческое наследие, и нерестилища осетровых, и неизученные археологические объекты. Это событие, повторимся, намечено на апрель 2012 года. И пока его никто не отменял.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.03.2012 18:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх