// // Приватизация госсобственности начнётся не ранее 2015 года

Приватизация госсобственности начнётся не ранее 2015 года

717

Активный отдых

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС показала необходимость модернизации энергетики, однако у российского бизнеса на это нет ни средств, ни технологий
Фото: ИТАР-ТАСС
Авария на Саяно-Шушенской ГЭС показала необходимость модернизации энергетики, однако у российского бизнеса на это нет ни средств, ни технологий Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Не успел Владимир Путин пообещать в одной из своих программных статей, посвящённых экономике, провести новую приватизацию, как случился первый афронт: Минэнерго воспротивилось предвыборным обещаниям премьера. Ключевыми новациями, предлагаемыми кандидатом в президенты, стали планируемая продажа к 2016 году госкомпаний несырьевого сектора и снижение доли государства в добывающих компаниях. Однако, пока СМИ расписывали возможные схемы «приватизации 2.0», выяснилось, что шопинг отменяется: из плана приватизации госкомпаний Минэнерго хочет исключить «РусГидро», «Роснефть», «Зарубежнефть» и «Транснефть». Фактически все наиболее привлекательные активы.

Надо сказать, что план приватизации был подготовлен Минэкономразвития ещё до путинской статьи, по прошлогоднему указанию президента Дмитрия Медведева, предложившего расширить перечень подлежащих приватизации госактивов. Согласно плану до 2017 года планировалось продать госдоли капитала в «Роснефти», «Зарубежнефти», «Русгидро», а свои доли в Федеральной сетевой компании и «Транснефти» государство обязалось снизить до 75% плюс одна акция.

Теперь эти планы под вопросом. Ну а спор на тему «дёшево или дорого», как известно ещё со времён залоговых аукционов, редко удаётся разрешить на уровне экономической логики.

Первые признаки того, что планы приватизации не сбудутся, уже есть. Начать приватизацию планировали уже в этом году: долю государства в «Русгидро» должны были снизить с нынешних 58,6% до контрольного пакета, то есть до 50% плюс одна акция. «Реформа электроэнергетики предполагает продажу контрольного пакета всех энергетических компаний с государственным участием, кроме сетевой компании, потому что от неё зависят серьёзные вопросы безопасности страны в целом», – отмечала недавно пресс-секретарь ОАО «Русгидро» Елена Вишнякова. Однако теперь компания предлагает начать приватизацию не ранее 2015 года.

Объяснение таково: «Русгидро» ещё не завершило консолидацию своих энергоактивов (в частности, РАО «Энергетические системы Востока») и восстановление Саяно-Шушенской ГЭС. Минэнерго поддерживает решение компании. Похоже, поддержка есть и выше. Так, в январе стало известно, что Внешэкономбанк выкупит у «Русгидро» 11% акций за 64 млрд рублей, которые пойдут на финансирование инвестиционной программы компании. Выкуп акций эксперты уже оценили как альтернативу плану приватизации «Русгидро» на 2012 год.

Возражает Минэнерго и против приватизации «Роснефти», в которой у государства 75,16% акций. По мнению главы Минэнерго Сергея Шматко, после снижения госдоли ниже контрольной стоимость заимствований для компании на финансовых рынках вырастет, поскольку она лишится суверенного кредитного рейтинга. К тому же компания, потеряв контроль со стороны государства, автоматически лишится права на дальнейшую разработку континентального шельфа России.

В случае «Зарубежнефти», 100% акций которой принадлежит государству, аргументы Минэнерго таковы: в случае полного выхода государства из госкомпании (с сохранением «золотой акции»), как это предлагает Минэкономразвития, казна потеряет больше, чем приобретёт. «Зарубежнефть» обещает перечислить в бюджет до 2020 года на госпакет 50% плюс одна акция больше, чем за этот же пакет смогут выложить частные инвесторы. В «Транснефти» у государства 100% голосующих акций (75% уставного капитала). Привилегированные акции – 25% капитала – принадлежат частным инвесторам. В плане приватизации от 2010 года прогнозировалась возможность снижения госдоли до контрольной. Но в прошлом году Минэкономразвития согласилось на снижение доли до 75% плюс один голос начиная с 2012 года. Теперь Минэнерго предлагает не торопиться с приватизацией очередного пакета, отложив это дело на два-три года. Реально оценить сейчас стоимость компании невозможно, уверяет Шматко. Нужна консолидированная отчётность по МСФО – международным стандартам финансовой отчётности. Компания сообщила, что только с 2013 года планирует готовить консолидированную отчётность по МСФО. Ещё аргумент против – есть риск того, что миноритарные акционеры после снижения госдоли получат право вето на сделки компании, в том числе связанные с реализацией проекта по строительству нефтепровода ВСТО (Восточная Сибирь – Тихий океан).

По теме

Противостояние Минэнерго и Минэкономразвития понятно: ведомство Шматко с приватизацией этих энергетических и сырьевых предприятий теряет часть административного ресурса. Однако в результате российская экономика не получает инвестиций извне и всё больше начинает походить на экономику «большой деревни», находящейся на обочине мировой цивилизации.

Дело не в том, что кредиты ВЭБа – это, по сути, перекладывание денег из одного кармана в другой, а не добавление финансов. Дело ещё и в том, что появление частных инвесторов вынуждает компании становиться прозрачнее, что благотворно сказывается на эффективности их деятельности. А появление стратегических иностранных инвесторов – вообще единственная реальная возможность провести модернизацию российской промышленности.

В своё время дебаты о приватизации раскололи правительство и экспертов на два лагеря. Одни считали, что приватизация должна наполнить тощую казну – следовательно, необходимо продавать дорого. Другие – что приватизация должна повысить эффективность предприятий, поэтому можно продавать, как в Чехии, хоть за рубль – только бы собственник обязался инвестировать необходимые средства и поднял бы бизнес. Конец спору положили, увы, отнюдь не рыночным и не демократическим путём: вместо планируемой открытой приватизации стали проводить залоговые аукционы.

Сегодня бюджету деньги от приватизации не будут лишними – социальные обязательства государства дорого стоят. Однако и переход на современные технологии для многих предприятий ТЭК – насущная необходимость.

Далеко за примерами ходить не надо: та же авария на Саяно-Шушенской ГЭС показала настоятельную необходимость модернизации энергетики. Причём далеко не вся продукция может быт закуплена в России: энергетическое машиностроение у нас представлено разве что «Силовыми машинами» да ещё несколькими крупными игроками. А ведь желательно не просто обновить оборудование, но и перейти к передовым технологиям – а этого у отечественных предприятий не найти.

Что касается добывающих компаний, то стоит вспомнить, что все месторождения, на которых они сегодня работают, разведаны ещё в СССР. Эксперты с тревогой говорят о том, что ситуация, когда у России просто кончатся разведанные запасы, вполне вероятна.

Для потребителей же самым ярким примером неэффективности нефтяных компаний является то, что в России до сих пор нет собственного производства высокооктанового бензина. НПЗ нефтяных компаний просто не умеют его производить.

Многие госкомпании действительно не готовы к приватизации, отмечают эксперты. «Если их приватизировать в текущем состоянии, то это не оптимальный вариант. Не только в плане денежного дохода государства, но и в том, что эффективность компаний вырастет больше в результате реорганизаций, которые предстоит сделать», – говорит главный экономист ФК «Открытие» Владимир Тихомиров. Энергетикам сегодня сложно найти инвестора потому, что тарифы сейчас жёстко ограничиваются, отмечает Сергей Албу, директор аудиторско-консалтинговой компании BDO в России.

Однако если предоставить компаниям самим определять скорость такой подготовки, то они вряд ли когда-нибудь станут готовы достаточно. В этих условиях государство само должно определить, что ему более важно: получить максимум денег от приватизации или дать толчок развитию инновационной экономики. По сути, это вопрос о том, стоит ли продавать дойную корову: продав её сейчас, можно выручить много денег за её производительность, продав, когда удои пойдут на спад, можно получить до этого времени много молока.

Впрочем, похоже, спор о принципах приватизации уже решился в пользу Минэнерго. На стороне ведомства выступила ключевая в топливно-энергетическом комплексе фигура. В ноябре прошлого года в письме премьеру Владимиру Путину вице-премьер Игорь Сечин предложил включить в программу приватизации до 2013 года условие: стартовая цена при приватизации не должна быть ниже цены первичного размещения бумаг. Тогда глава Сбербанка Герман Греф заявил, что привязка оценки компании к цене IPO задержит приватизацию на много лет. Сегодня, похоже, его прогноз сбывается.

План приватизации на 2012 год действительно может быть скорректирован, заявляла в декабре прошлого года глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина. «Корректировки могут быть. Заведомо дёшево продавать не будем, будем принимать решения о сроках приватизации в зависимости от ситуации на финансовых рынках», – пояснила она. Во-первых, не все предприятия акционированы, пояснила министр, во-вторых, при приватизации всё же будет учитываться цена IPO.

Теперь Минэнерго выдвинуло новые аргументы против приватизации. Как выяснилось на днях, они были оглашены в конце января на совещании у главы Минэкономразвития. В ближайшее время министерство должно направить в правительство доклад по этой проблеме. А значит, именно Владимиру Путину решать, какую часть своей предвыборной статьи он будет воплощать в жизнь. Ту, в которой «государство должно будет выйти из бизнеса» или ту, в которой «по дешёвке продавать глупо». Стоит, однако, заметить, что выполнить обещание из предвыборной программы «раскрутить механизм экономического роста минимум до 6–7%, через пять лет войти в пятёрку крупнейших экономик» без частных инвестиций невозможно. Доля госсектора сейчас составляет около 40% в общем объёме инвестиций. Наращивать эти вложения дальше опасно. Даже Путин признаёт, что это «почти предельная планка».

Опубликовано:
Отредактировано: 12.03.2012 17:28
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх