// // Врачи научились выращивать идеальных спортсменов?

Врачи научились выращивать идеальных спортсменов?

774

Ген победителя

Китайская пловчиха Е Шивень побила мужской мировой рекорд, чем вызвала подозрения в том, что её организм был модифицирован, возможно, на генном уровне. фото: ИТАР-ТАСС
Китайская пловчиха Е Шивень побила мужской мировой рекорд, чем вызвала подозрения в том, что её организм был модифицирован, возможно, на генном уровне. фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Уже несколько спортсменов в Лондоне доказали, что антидопинговому агентству рано успокаиваться. Противостояние спорта запредельных нагрузок и фармпромышленности, которая помогает их преодолеть без оглядки на честность, продолжается.

Эра допинга началась ещё в 1935 году, когда был создан инъекционный тестостерон. Его даже использовали нацистские медики для усиления агрессивности солдат, а затем спортсмены стали активно «поправляться» им на Берлинской олимпиаде. После войны его практически открыто использовали для подготовки сборной СССР к Олимпиаде 1952 года. Уже в 1955 году началась продажа первого стероида – дианабола.

Физиологи настолько упустили процесс, что основанным на нём препаратом ретаболилом (для восстановления мышц) спортсменов кормили горстями, хотя предел для восстановления после травм составлял три-четыре таблетки в сутки. При этом надо отметить, что практически все препараты из топ-допинга создавались для лечения определённых патологий, например дистрофии. И единственный препарат был создан специально как допинг-средство – это тетрагидрогестринон (THG), синтетический анаболик, его секретно синтезировали в Калифорнии.

В 1967 году была учреждена медкомиссия МОК – она составила первый список запрещённых препаратов. С этого времени обязательным стал и допинг-контроль на международных соревнованиях. Впервые химики проверили свои возможности в 1968 году на зимних Играх в Гренобле и летом того же года в Мехико. В 1999 году откровенно военными действиями против «химии» начало заниматься Всемирное антидопинговое агентство (WADA).

Сейчас к допинговым средствам относятся стимуляторы центральной нервной системы, симпатомиметики, анальгетики. Их действие схоже с действием адреналина. Практически все они имеют побочное действие – могут угнетать дыхание, грозят как несчастными случаями, так и лекарственной зависимостью. Запрещён приём наркотических анальгетиков (морфина и аналогов, снижающих боль). Спортсмену от них также грозит тяжёлая наркотическая зависимость. В запрещённый список входят препараты, ускоряющие рост мышц, – анаболики. Побочными эффектами в этих случаях могут быть рост опухолей, нарушение психики, отказ работы почек и печени. Запрещены к приёму бета-блокаторы, которые должны успокаивать спортсмена, снимать дрожь и обеспечивать координацию движений у стрелков или, к примеру, легкоатлетов. Запрещены и вроде бы невинные диуретики (мочегонные препараты). Их используют для быстрого снижения веса и усиления рельефа мышц. Но помимо прочего ими спортсмены пользуются, когда пытаются снизить концентрацию в моче других запрещённых препаратов. Кроме того, при употреблении диуретиков могут наступить обезвоживание организма и судороги.

Список запрещённых препаратов постоянно растёт – в него включено уже более 300 субстанций и их вариантов. Соревнование химлабораторий продолжается, а во избежание недоразумений спортсмены, даже серьёзно заболевая, отказываются от лечения.

Глава медкомиссии Международного олимпийского комитета Арне Юнгквист на днях сообщил, что не исключает, что на Лондонской олимпиаде также будут выявлены положительные допинг-пробы. «В Афинах было примерно 10–15 допинговых случаев, в Пекине – столько же», – сказал он. И как в воду глядел. Первым пойманным из почти 11 тыс. спортсменов стал 23-летний американский дзюдоист Ник Дельпополо, в крови которого были обнаружены следы конопли.

По теме

Затем выбыл из Игр 27-летний чемпион Пекинской олимпиады в спортивной ходьбе на 50 километров итальянец Алекс Швацер – он подозревался в использовании запрещённого эритропоэтина. Серебряный призёр чемпионата Европы 2010 года не стал скрывать факт его употребления.

Ранее из-за допинга от соревнований в Лондоне был отстранён белорусский метатель молота Иван Тихон. В его случае речь вообще шла о препарате, который спортсмен якобы принимал ещё восемь лет назад. Но согласно правилам пробы хранятся восемь лет и могут быть перепроверены по новым методикам. Вот перепроверив, и нашли следы запрещённого лекарства.

Всё чаще возникают подозрения, что наступает эра вмешательства в ДНК спортсменов с целью улучшить их спортивные возможности. Так, после того как китаянка Е Шивень изумила Олимпиаду своим выступлением в комплексном плавании на 400 метров, проплыв последние 50 метров быстрее мужского рекордсмена Райана Лохте, вновь заговорили о появлении нового вида допинга.

Генный допинг уже применяют в ветеринарии, а в последние годы некоторые результаты получены в генной терапии, применённой в отчаянных ситуациях и на людях: есть результаты в лечении гемофилии и некоторых типов врождённой слепоты. Проверить, имел ли место генный допинг у спортсмена, пока невозможно. Но идея внедрения чужеродных генов чрезвычайно заманчива.

«К генотерапии и терапии с помощью клеточных технологий есть огромный интерес во всём мире. Эти методы могут открыть возможность лечения широкого спектра заболеваний, которые не поддаются лечению традиционными методами, – рассказал «Нашей Версии» академик РАН, директор института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН Валентин Власов.

Генотерапия в наиболее известном варианте – это введение в геном клетки новых генетических программ. Делается это либо для восполнения дефекта, когда собственный клеточный ген не работает, либо для того, чтобы в клетке мог нарабатываться некий новый продукт, генетической программы для которого в клетке нет. Однако до сих пор эффективных и безопасных методов создать не удалось – ввести в клетки гены извне не так-то просто.

В последнее время всё же появились реальные надежды на скорое внедрение генотерапии в практику – путём комбинации её методов с техникой стволовых клеток, заметил эксперт. Как пояснил академик Валентин Власов, потенциальные возможности применения терапии стволовыми клетками в спортивной медицине широки, ведь спортсмены часто травмируются, а времени на долгое лечение у них нет. В данном случае речь идёт об «ортопедическом» применении стволовых клеток. Очевидно, просматриваются потенциальные возможности восстановления с помощью стволовых клеток хрящевых, нервных тканей, ускорения лечения травм и переломов – можно вводить в повреждённые ткани стволовые клетки, которые размножатся и ликвидируют повреждение. Интерес к данной теме огромный.

«Возможно ли введение спортсменам генов, продуцирующих «внутренние» – естественные биологически активные вещества, которые могут повысить спортивные возможности?» – спрашивают меня. Конечно да, особенно, если не задумываться о том, что будет впоследствии со спортсменами. Ведь введение гена – это не то что временное введение химического допинга извне. Вещество рано или поздно уйдёт из организма. А работающий в клетках организма ген – это надолго или навсегда. Повышенная продукция даже безобидного, «родного» биологически активного вещества в организме неминуемо затронет регуляторные системы организма, следящие за балансом биологически активных веществ в крови. Предсказать долговременные последствия таких генетических вмешательств – трудная задача», – считает эксперт.

Можно ли «спрятать» такие генетические модификации организма? Академик Валентин Власов считает, что ситуация точно такая же, как с новыми иными видами допинга. Как только станет известно, что появился новый допинг (спортсмены сами сообщают о конкурентах, журналисты и детективы тоже не дремлют), проводится детальная аналитическая работа, идентифицируется вещество и разрабатывается нужный метод детекции. «Точно так же и с генами – методы генодиагностики позволят обнаружить гены-продуценты допинга, это сделать даже легче, чем обнаружить химические допинги. Обычный допинг выводится из организма и распадается, а функционирующий ген не спрячешь, считает Власов.

«Можно, конечно, сделать так, что будет совершенно нормальный ген, как бы свой, но производящий очень много продукта, нужного спортсмену для достижения успеха. Но ведь не спрячешь повышенное содержание продукта гена в крови, – говорит эксперт, – его легко аналитически определить, и если такие технологии попытаются использовать, наверняка будет введён контроль и будут установлены пределы содержания естественных биологически активных веществ в крови. Если у спортсменов эти пределы будут превышены, последует детальное разбирательство, углублённый анализ их геномов, и генные модификации будут обнаружены».

Процессы изобретения допингов и средств контроля за их использованием, как и соревнование снаряда и защищающей от него брони, – процессы бесконечные, уверен эксперт.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2012 15:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх