// // Валерий Белоцерковский: В нашем шоу-бизнесе сейчас период разрухи

Валерий Белоцерковский: В нашем шоу-бизнесе сейчас период разрухи

1249
Валерий Белоцерковский: В нашем шоу-бизнесе сейчас период разрухи
В разделе

Известный продюсер Валерий Белоцерковский прокладывал дорогу на вершины эстрадного олимпа для Алсу. Он отлично знает всю подноготную отечественного шоу-бизнеса и сегодня решил рассказать об Алле Пугачёвой, Филиппе Киркорове, поставленной на поток продукции «фабричного» производства. А главное – объяснить, почему перестали появляться новые звёзды.

–Валерий, какова у нас сегодня ситуация с шоу-бизнесом?

– В течение последних семи-восьми лет была некая революция. Да, были благие намерения: показать, что простой человек сразу может стать звездой. Вот и показали, причём так, что в принципе убили весь наш шоу-бизнес! Потому что был отсечён огромный пласт тех людей, кто действительно мог бы стать артистом, но не пошёл на все эти «фабрики». Доступ им был полностью перекрыт, потому что «Фабрика звёзд» и похожие проекты заполонили всё медийное пространство. А что из этого вышло? Так и не появилось ни одного большого артиста. В любые годы, даже самые плохие для страны, артисты всё равно появлялись, то есть кто-то завоёвывал это пространство и оставался в нём. А за эти годы – ничего! Только несколько крепких проектов, вышедших из всех «фабрик и заводов», но ничего глобального.

– Например, каких?

– Профессионализм Матвиенко никуда не денется, и благодаря его мастерству хоть какие-то проекты выстреливали, как та же группа «Фабрика». Но ведь выросло целое поколение, которое всерьёз полагает, что артист – это наскоро слепленная телевизионная звёздочка, вот что страшно! Звание «артист» девальвировалось в умах не только подрастающего «сырого» поколения, но и зрелых людей, воспитанных совершенно на другом. Когда «фабрики» начали, как на потоке, шлёпать свой продукт, то и относиться к творчеству, к текстам, к музыкальным фразам соответственно тоже стали как к ширпотребу. Не могут же одни и те же люди, авторы и музыканты, делать хороший продукт одновременно для 15 исполнителей. Поэтому пошёл плагиат, начали подворовывать идеи, стихи, мелодии…

– Но ведь плагиат и воровство идей были всегда…

– Да, но не в таких «промышленных» масштабах! И вся эта полная бездарность наскоро слепленных текстов типа «в кулачке моём звезда» просто потоком пошла в неокрепшие мозги детей, для которых «фабрика», в общем-то, и предназначалась. Представляете, уже растёт целое поколение, которое считает, что этот бред и набор слов и есть песни и поэзия! Но сейчас, когда они, видимо, уже сами устали от всего…

– …удовлетворили свои коммерческие интересы…

– …наелись, и всё это перестало продаваться. Люди раскусили, что это – обычная низкосортная халтура. И, слава богу, сейчас «поляна» начинает постепенно оживать. Думаю, что люди, у которых есть талант и потенциал, поймут, что медийное поле начинает оживать, всё равно прорастёт что-то хорошее. Поэтому я с оптимизмом смотрю в ближайшее будущее.

– А ведь у многих прорвавшихся в финал «фабрик звёзд» папики оказывались миллионерами…

– Это меня никогда не интересовало, потому что и у папиков-миллионеров бывают талантливые дети.

– Но таких совпадений очень много…

– Если бы там была такая же безумно талантливая дочь миллионера, как Алсу, я бы только стоя аплодировал! Она реализовала свой дар, и тут я двумя руками «за». Что же плохого, если у человека всё хорошо? Но принципиально другое: система, которая создала данное «фабричное производство», просто не годна для шоу-бизнеса! Эта система существует только для телебизнеса. И тем не менее всё можно было бы привести к некоему знаменателю, если бы после того, как телеканалы произвели сей программный продукт, проходил независимый тендер. То есть независимые продюсерские компании боролись бы между собой за право подписать контракт с «фабрикантами», тогда мы и увидели бы истинную цену всего. Но в связи с тем, что «фабриканты» и потом принадлежали тому же каналу (или аффилированным структурам), автоматически никакой конкуренции не было.

По теме

– Валерий, можно сказать, что Алсу – это удивительное сочетание таланта, лиризма, тембра, обаяния – и всё-таки ещё и нефтедолларов?

– При чём здесь нефтедоллары и какое отношение они имеют к успеху Алсу? К её успеху имеет отношение только её большой талант. Да, ни для кого ни является секретом, что её папа – очень богатый человек. Ну и что? Поверьте мне как первоисточнику: в проект под названием «Алсу» было вложено гораздо меньше денег, чем в тех многих исполнителей, у которых нет такого папы. Божий дар и удачная работа команды – это и есть результат успеха.

– Уверен, что при внимательном отношении в приходящих на кастинг «фабрик» толпах безумных тинейджеров (я уж не говорю о студентах консерваторий и музучилищ) можно было обнаружить не одну сотню Алсу, Валерий и тем более Киркоровых. Но отборщики на ребят и девчонок, приезжавших на последние гроши в Москву из глубинки, часто даже не смотрят.

– Я не готов обсуждать методы работы других продюсеров. Но я во всех кастингах всегда индивидуально подхожу к каждому, отдельно прошу и спеть, и станцевать. Причём, для того чтобы ребёнок не комплексовал и не стеснялся, всё это делается в достаточно узком кругу. Когда разговор идёт о детях, нужно быть более щепетильными. Тут дело в том, что для кого первично. Для меня это просто вся моя жизнь, такой вот способ самореализации. А для кого-то – чистый бизнес: мол, грузите апельсины бочками.

– А вообще, сколько стоит сейчас «раскрутить» певицу?

– Сейчас это гораздо дороже, чем раньше. Ведь существуют технологии: запись на студии, покупка материала, песен, причём у разных авторов они стоят по-разному (одна песня у знаменитого автора доходит до 50 тыс. евро) плюс стоимость клипов. Плюс за ротацию песен и клипов открыто берут деньги и на радиостанциях, и на телеканалах. То есть хорошая раскрутка может стоить от 1,5 до 10 млн долларов, до бесконечности…

– Я слышал, что певица по имени МакSim раскрутилась при минимуме затрат.

– Не хочу переходить на конкретные личности, но могу сказать одно: без ресурса ничего не бывает. Вот независимый продюсер берёт исполнителя и вкладывает в него деньги. Бывает и другое, когда исполнителя взял не независимый продюсер, а какая-то структура, у которой есть свои возможности. Допустим, радиостанция или один из её совладельцев решили кого-то «раскрутить». Он, естественно, бесплатно даёт эфиры, у него существуют отношения с другими радиостанциями. То есть я тебе «подкручу» ту певицу, а ты мне эту. И таким вот образом снижаются расходы.

– Не считаете ли вы неким прорывом в нашем шоу-бизнесе то, что на телеэкранах стало гораздо меньше Киркорова?

– Филипп на удивление работоспособен, и, безусловно, это один из немногих людей, кто достоин стоять на святом месте под названием «сцена»! Мне не нравится многое из того, что делает Филипп, но у него есть песни, перед которыми я просто снимаю шляпу! Киркоров вызывает у меня глубочайшее уважение, и если бы у нас все были такими, как он, то наш шоу-бизнес был бы очень приличным. Филипп достоин того, чтобы ему подражали многие начинающие артисты.

– Можно ли назвать его продюсерским мега-проектом Аллы Пугачёвой?

– Нет, Филипп – это отдельный, самодостаточный и очень яркий проект, который, несомненно, войдёт в анналы шоу-бизнеса.

– Артём Троицкий как-то сказал мне в интервью: «Продюсеры – это люди, которые либо из говна делают конфету, осваивая бюджеты богатых папиков, либо берут с нуля каких-то безвестных людей, а потом выкачивают из них все деньги и соки… это позорная деятельность, хотя с точки зрения заработка это может быть достаточно эффективно.

– Бог ему судья! Когда-то я, будучи во многом с ним несогласным, относился к нему с достаточным пиететом. Но в последнее время с ним происходит нечто странное и он становится всё более и более маргинальным персонажем. С какого хрена он посчитал, что продюсер – это негодяй? Такое может заявлять только непрофессионал или негодяй, который знает, что на самом деле всё это не так, но на потребу широкой публике говорит, мол, все они карабасы-барабасы. Особенно странно слышать это из уст человека, который дружил с одним из лучших продюсеров нашей страны – Айзеншписом.

– Недавно один из бывших мужей Аллы Пугачёвой, Александр Стефанович, сказал, что благодаря ей наш шоу-бизнес превратился в одну голубую дыру…

– Я никогда не соглашусь ни с чем, что будет носить хотя бы малейший оттенок негатива по отношению к Алле, потому что это человек, который не поддаётся редактированию. Пугачёва у нас одна, а Стефановичей – как грязи! Она имеет право и на ошибки, и на что угодно. Так что кесарю кесарево, а слесарю слесарево.

– Время «фабрик» сейчас, слава богу, прошло, но почему же в шоу-бизнесе нет никаких крупных проектов?

– Потому что после революций и войн бывает период разрухи и голода, который ещё надо пройти.

Александр Саргин
Опубликовано:
Отредактировано: 29.11.2010 11:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх