// // Эвелина Блёданс: У меня кордебалет – одного партнёра мне маловато!

Эвелина Блёданс: У меня кордебалет – одного партнёра мне маловато!

566
Эвелина Блёданс: У меня кордебалет – одного партнёра мне маловато!
В разделе

Разговор с Эвелиной Блёданс состоялся буквально на ходу. Актриса возвращалась из Твери, уверенно вела свой абсолютно не женский Gelandewagen и, видимо, так отдыхала от только что сыгранного спектакля «Уроки любви». С тех пор как Блёданс появилась в Москве, её карьера стремительно пошла в гору. Из сексуальной глупышки в халатике медсестры из популярных в 90-е «Масок-шоу» она превратилась в разнохарактерную актрису, которая не боится быть смешной, трогательной, коварной. Вскоре Эвелина предстанет в образе леди Мильфорд – спектакль по драме Шиллера ставит Нина Чусова.

–Нина Чусова осовременила драму Шиллера?

– Ну как сказать? Текст Шиллера мы не меняли. Правда, Слава Манучаров, который по роду своей пародийной деятельности очень любит всё приукрашивать, от Шиллера мало чего оставил, а много говорит от себя. Но остальные актёры стараются текст не изменять. Хотя это трудно, и современному зрителю трудно воспринимать язык шиллеровского времени. Но Нина Чусова, по-моему, с этой задачей справилась. Эта история о любви, и мы понимаем, что подобные события могут произойти в любое время. В том числе и сегодня. Хотя имена героев, данные немецким драматургом, никто не думал менять. И у нас в спектакле есть и Луиза Миллер, и Фердинанд, и фон Вальтер…

– …и леди Мильфорд, которую вы играете. Когда вы сыграли в сериале «Проклятый рай», свою героиню – хозяйку публичного дома вы наделили обаянием, зрители начали испытывать к ней симпатию. Ваша леди Мильфорд в спектакле «Коварство и любовь» явно отрицательный персонаж. Как вы играете эту героиню?

– Я всегда стараюсь наделить своих героинь добрыми качествами и сделать так, чтобы зритель их полюбил, сопереживал им и сочувствовал. Так получилось в «Раю», и я думаю, что и в образе коварной леди Мильфорд тот же зритель прочтёт судьбу несчастной женщины, которая вершила страшные дела и привыкла общаться в искусственной среде политиканов. Если б вы знали, как эта среда напоминает наш шоу-бизнес. При дворе плетут интриги, все целуются, а за спиной хотят подлить яду. Как и в наши дни. Но в какой-то момент она встречает человека, который живёт и чувствует по-другому, и это заставило её встрепенуться. И, естественно, она захотела любой ценой заполучить его любовь. Но мораль такова: насильно любить никого заставить нельзя.

– Вы активно читающий человек?

– Можно сказать и так. Хочу вас рассмешить и рассказать, какая книжка у меня сейчас лежит в сумке. Она называется «Полая женщина». Её написала Линор Горалик, и она изучает мир Барби изнутри и снаружи. Это полное расследование происхождения, значения, влияния на умы куклы Барби. И это забавно. Всё-таки эта кукла уже 50 лет владеет умами всех девочек, живущих за рубежом. Наша страна в эту куклу пока ещё не наигралась. Барби у нас появилась лет 15 назад. Но на Западе это действительно идол, объект поклонения.

– А у вас в детстве какие были игрушки?

– Могу сказать, что Барби у меня не было никогда. Но когда я уже поступила в театральный институт и мы обмывали поступление, наша первая вечеринка была на даче у теперь уже всем известной по сериалу «Менты» Насти Мельниковой. Да, мы с ней учились на одном курсе. После веселья меня положили спать на чердачке этой дачи. И там я нашла коробку Настиных Барби! Их было штук пять! Мне тогда было 16 лет, и я всю ночь играла с этими куклами. И получала неимоверное удовольствие. Наконец-то я дорвалась! Конечно, у меня были немецкие пупсики, в лучшем случае их тело было резиновым, но чаще резиновой была только голова, а туловище было из жёсткой пластмассы. Моё детство прошло в Ялте, где, конечно, никаких немецких кукол и в помине не было. Но мои родители покупали мне игрушки в Москве или в Питере. А на мой день рождения наша квартира заполнялась жуткими плюшевыми собаками, зайцами и медведями.

По теме

– Какова была участь этих жутких игрушек?

– Они какое-то время жили у меня, а потом я их раздаривала. У меня и сейчас в квартире живёт огромное количество всяких мишек. У меня есть одна поклонница, которая дарит мне огромных, практически в натуральную величину, зверей. У меня уже есть пантера, гепард, лев, тигр и медведи – они такие огромные, что занимают почти всю комнату. И выбросить их я не могу: все они такие красивые, что жалко их куда-то отдавать. А ещё бывают такие замечательные медведи, которые сделаны из норки! Когда от меховых изделий остаются кусочки, художники шьют из них всяких зверьков. У меня до сих пор много игрушек.

– Если уж начали вспоминать детство, что ещё запомнилось?

– Мои родители работали в Воронцовском дворце. Мой папа был гравёром и сидел в сувенирной палатке при входе на территорию дворца. Он надписывал на кружечках или открытках разные слова, например «Привет из Крыма», и рисовал пальмочки или пароходы. Когда шёл сезон, а это было каждым летом, родители работали без выходных, они брали с собой меня и мою сестру Майечку на субботу и воскресенье. Мы шли в парк и весь день гонялись за павлинами, нам очень хотелось заполучить павлинье перо. Ещё мы кормили лебедей, гуляли в замечательном ботаническом саду. Но на этом наши развлечения не заканчивались. Особым шиком считалось погонять в бахилах, как на коньках, по дворцовому паркету. Льда-то в Ялте не было! А ещё запомнилась пельменная. Поесть там вообще было счастьем! Наша бабушка всё время готовила, и мы ели исключительно дома. Но как замечательно было в столовке съесть котлету, в которой и мяса-то не было, а только один хлеб. Или пельмени с уксусом, в которых было много теста и что-то вместо мяса! Это было фантастическое времяпрепровождение!

– Немного экстремально. Дальше – больше? Поэтому вы теперь так часто появляетесь в отчаянных телепроектах типа «Жестокие игры»?

– Да, мне всё интересно и забавно. Я люблю Первый канал. Мне сейчас в очередной раз позвонили и предложили пойти к ним на «Модный приговор», поговорить о герое, у меня оказалось свободным полдня, и я обязательно схожу. Другое дело – в этом году новый сезон «Жестоких игр» будут снимать вновь в Аргентине, и второй раз туда ехать я уже не хочу. Я съездила уже, попробовала, и, думаю, достаточно.

– А вы никогда не хотели покататься в шоу на коньках?

– Нет. Коньки для меня – табу. Это очень травмоопасно. А с моей спиной мне падать нельзя. Но я всё-таки решила поучаствовать сейчас в проекте телеканала «Россия», который напоминает «Танцы со звёздами», он называется «Стиляги-шоу».

– И кто ваш партнёр?

– У меня партнёра нет! У меня кордебалет – четыре мальчика, одного мне маловато! Это яркое театрализованное шоу, в котором номера из известных фильмов, из старого кино, просто известные песни, и поэтому пары в этом шоу необязательны. Хотя всё равно там есть синхроны, которые надо учить и репетировать. Я иногда, приходя домой, разгибаюсь с трудом. А что уж говорить про коньки! Один раз упал – и досвидос!

Признаюсь, что однажды я уже начинала танцевать в проекте канала «Россия» «Танцы со звёздами» и даже приступила к репетициям, но вскоре пошла к врачу, а он мне: «Ни в коем случае тебе нельзя танцевать. Забудь все свои самбы-румбы» – и мне пришлось уйти, оставив на память лишь две пары танцевальной обуви. Их-то я и использую в новом проекте.

– Вы ведь ещё планировали принять участие в «Евровидении»?

– Это мечты. Хотя, с другой стороны, почему бы нет? Я никогда не думала, что буду заниматься модным бизнесом. А через две недели я в кинотеатре «Октябрь» открываю первый в России бутик Ed Hardy – одежда голливудских звёзд. Так что меня кидает из огня да в полымя. А в Израиле в Тель-Авиве у меня уже есть клиника эстетической медицины.

– И вы по-прежнему ездите на своём Gelandewagenе…

– Да. Но я хочу поменять его на что-нибудь помягче. Может, я сама стала помягче сейчас. И думаю, что и машину мне нужно будет немножечко смягчить. Нынешняя очень мужская, но мне на ней очень спокойно. Еду, смотрю на всё сверху вниз и на бордюрчики заезжаю, и на клумбочки, за что меня часто ругают дядьки-милиционеры, но если нужно припарковаться, то как же без клумбочки? Но пока не знаю. Хотя как только я поменяю машину, пресса об этом узнает первой.

– Даже не сомневаюсь!

– И это, не скрою, приятно!

– Вы очень разносторонний человек. А из особых интересов что-нибудь расскажете?

– Меня радует то, что скоро Новый год. И пора готовить большой мешок для денег.

– Вы верите в приметы или намекаете на большое количество корпоративов, которые будете вести?

– Конечно, корпоративы! Я буду пахать и зарабатывать приятную стопочку денег. У меня уже есть подтверждённые заказы, и я надеюсь, что число их возрастёт. А в декабре вообще все кинутся. Этот Новый год обещает быть приятным.

– Как в том анекдоте, когда Спилберг приглашает российского артиста к себе на фильм. Тот, конечно, радуется и уточняет: «А когда съёмки?». А узнав, что в Голливуде нужно быть в конце декабря, отказывается: «Я не могу. У меня ёлки».

– Ну, если мне позвонит Спилберг, я, конечно, отменю свои ёлки.

– Сомневаюсь.

– Напрасно. У меня есть такая поговорка, когда звонит телефон не в очень подходящий момент, я извиняюсь и говорю: «Я должна подойти. А вдруг это Спилберг?» Так что и я жду от него звонка.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 15.11.2010 10:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх