// // Почему продукты обречены быть дорогим удовольствием?

Почему продукты обречены быть дорогим удовольствием?

455

Россия голодая

2
В разделе

Не исключено, что и без того уже высокие цены на продукты к концу года вновь поползут вверх. Продуктовая инфляция в этом году явилась одной из главных причин роста инфляционных показателей в целом, констатируют в Минэкономразвития. И похоже, что остановить этот процесс уже не удастся. Правительство сегодня оказалось, по сути, в безвыходном положении: сдерживание роста цен административными методами лишь ненадолго отложит будущий взрывной рост. С другой стороны, саморегулирование рынка также не сулит ничего хорошего – для повышения цен на продукты питания сегодня имеется целый ряд объективных причин.

Примечательно, что наиболее значительным рост цен в этом году был именно на так называемые социально значимые товары. По подсчётам аналитиков НБ «Траст», за последний месяц цены на гречку выросли на 24,7%, на яйца – на 34,2%, на молочные продукты – почти на 6%. Всего же, по данным Росстата, потребительские цены в сентябре этого года повысились на 0,8% по сравнению с 0,6% в августе и нулевым приростом в сентябре прошлого года. В результате Минэкономразвития на прошлой неделе уже было вынуждено повысить прогноз по росту потребительских цен по итогам года до 7–8% с прежних 6–7%. Причём, как отмечает замглавы ведомства Андрей Клепач, в оставшиеся два месяца цены на продовольствие могут ещё подрасти. «Я думаю, рост будет меньше, чем в сентябре, но это кардинально ни о чём не говорит, потому что в ноябре-декабре может быть дальнейшее увеличение», – заявил чиновник.

Отметим, что разгон продуктовой инфляции начался ещё весной этого года – аккурат в то время, когда в правительстве начали говорить о небывалом неурожае этого сезона. Именно этот во многом чисто психологический фактор поначалу запустил спекулятивные процессы на продуктовом рынке.

«Основная объективная причина роста цен на продовольствие – это удорожание сырья в связи с засухой. Но поскольку в пищевой промышленности всегда имеются большие запасы, то последствия неурожая должны были отразиться на производителях только через пять-шесть месяцев. Однако у нас произошёл мгновенный рост цен из-за паники и ожиданий дальнейшего ухудшения ситуации. Поэтому можно прогнозировать, что сейчас, когда ажиотаж постепенно сходит на нет, цены на продукты могут немного стабилизироваться или даже снизиться», – рассуждает замдиректора института «Центр развития Высшей школы экономики» Валерий Миронов.

Между тем, по его словам, возможное снижение в ближайшие месяцы будет лишь временным. В первом квартале будущего года продовольственная инфляция вновь поползёт вверх – к тому времени производители продуктов питания как раз начнут закупать сырьё нового урожая, цены на которое будут существенно выше, чем в прошлом году.

«Последствия засухи будут сказываться в течение первых трёх-четырёх месяцев следующего года. Затем, если ситуация будет благоприятной, цены стабилизируются», – отмечает Валерий Миронов.

Подобные рассуждения скорее хороши для некоего идеального развития событий. На деле же ни о какой, пусть даже временной, стабилизации цен речь, похоже, пока не идёт. В частности, согласно данным Росстата, только за сентябрь цены, например, на яйца в 52 регионах страны выросли более чем на 30%. Наибольшее увеличение наблюдалось в Республике Калмыкия, Архангельской и Кировской областях, где стоимость яиц повысилась в 1,8 раза.

По теме

«Мы склонны связывать ожидаемое дальнейшее удорожание продуктов в большей степени со вторичными факторами – как то рост издержек производства, дефицит кормов, – нежели с высокими ценами на зерно. Во-первых, по данным торговых бирж, стоимость зерновых уже практически откатилась к прежним уровням, во-вторых, она не является доминирующей в ценообразовании указанных категорий продовольственных товаров», – рассуждает аналитик НБ «Траст» Мария Помельникова.

Не исключено, однако, что очередное повышение цен – прямое следствие спекулятивных факторов. «В оставшийся период (до конца года. – Ред.) инфляция будет меньше чем 0,2% в неделю», – заявил журналистам на прошлой неделе первый зампред Центробанка (ЦБ) Алексей Улюкаев в кулуарах форума «ВТБ Капитала». В пользу этой версии говорит хотя бы тот факт, что так называемые вторичные факторы, на которые нередко ссылаются аналитики, в этом году на самом деле не оказывали решающего влияния на ценообразование на продовольственном рынке. «Цены на услуги естественных монополий в этом году радикально не поднимались, так что засушливое лето явилось основным фактором, разогнавшим продуктовую инфляцию – констатирует президент холдинга «Финам» Владислав Кочетков. Беда, однако, в том, что на смену сходящим на нет спекулятивным факторам сейчас приходят чисто объективные причины.

Последний раз столь значительный рост цен на продовольственные товары наблюдался в 2007–2008 годах. По подсчётам аналитиков рынка, цены на молочную продукцию в то время поднялись на 40%, почти в два раза выросли цены на продукцию из зерновых.

«Когда ударил кризис, для покупателей столь значительный рост цен оказался неподъёмным, что привело к значительному сокращению потребления», – говорит руководитель Национального союза производителей молока Андрей Даниленко.

В результате, по его словам, большинство производителей продуктов питания, чтобы как-то смягчить кризисные тенденции и сохранить потребление на прежнем уровне, были вынуждены искусственно сдерживать цены на свою продукцию в течение всего кризисного 2009 года.

«Получилось, что Сейчас на ценообразование на продовольственных рынках наложилась фактически двухгодичная инфляция, которая не учитывалась производителями в период кризиса, поэтому происходит корректировка», – объясняет Андрей Даниленко.

По его словам, определённая стабилизация финансовой ситуации, способствующая восстановлению потребительского спроса, позволяет производителям больше не сдерживать себя из-за боязни потерять своего покупателя.

«Рост цен на пресловутую гречку – это та же самая корректировка цены. В прошлом году производство и реализация этого продукта были убыточными для бизнес-сообщества. Теперь же гречка наконец-то стала рентабельной», – констатирует Даниленко. Другое дело, что в погоне за рентабельностью производители, похоже, явно перестарались: стоимость килограмма гречневой крупы в рознице сегодня нередко доходит до 100 рублей.

«В кризис все крупные производители и сетевые магазины снижали цены, чтобы стимулировать потребителей, – соглашается Владислав Кочетков. – Теперь же у многих из них есть желание до конца года увеличить свои доходы, в том числе и для того, чтобы было чем отчитываться перед инвесторами. Да и формальный повод для увеличения цен есть неплохой: засушливое лето, которое сказалось на объёмах производства».

По словам эксперта, дополнительным фактором, который поспособствовал столь резкому подорожанию продовольствия, явилось также и то, что с начала года цены на многие продукты питания де-факто были заморожены.

«Конечно, официально о «заморозке» никто не объявлял, но в кризис чиновники максимально использовали административный ресурс для того, чтобы «надавить» на бизнес, заставляя сдерживать цены на социально значимые товары – инфляция была низкой, доходы населения не росли. Теперь же, когда ситуация стабилизировалась и появился формальный повод в виде засухи и неурожайного года, цены отпустили», – резюмирует Владислав Кочетков.

По теме

Ключевой вопрос: каким образом теперь правительство собирается справиться с ситуацией? До настоящего момента все попытки сдержать продуктовую инфляцию, по сути, сводились к усилению административного давления.

Напомним, что несколько недель назад при правительстве была создана даже специальная комиссия во главе с первым вице-премьером Виктором Зубковым, которая должна заниматься мониторингом цен на социально значимые товары, а также «оперативным реагированием», в случае если отдельные продукты будут дорожать слишком уж высокими темпами. Не говоря уже о том, что в настоящий момент Федеральная антимонопольная служба (ФАС) не устаёт рапортовать о раскрытии всё новых «заговоров» производителей, ретейлеров, оптовиков. К контролю за ценами подключена даже Генеральная прокуратура.

А в начале октября Минсельхоз объявил о запуске новой программы системы государственного информационного обеспечения в сфере АПК. Предполагается, что отныне министерство будет предоставлять информацию о количестве зерна и ценах на продукты питания в оперативном режиме, которую можно будет получать на мобильные телефоны. По словам главы ведомства Елены Скрынник, система позволит отслеживать информацию о балансах производства и потребления зерна, мяса, молока, сахара в каждом регионе страны. Кроме того, можно будет получать сведения о регионах, пострадавших от засухи, объёмах и структуре запасов зерна в интервенционном фонде. Всего в электронной системе Минсельхоза будет отражаться ценовая информация по результатам мониторинга стоимости 180 видов агропродукции и 80 видов сельхозтехники.

«Таким образом, появится возможность не допускать ценовых перекосов, как это случилось, например, с гречкой. Если же где-то будет происходить необоснованное завышение цен, то тогда уже смогут подключиться ФАС и прокуратура», – говорит Андрей Даниленко.

Впрочем, не исключено, что помимо собственно мониторинга цен власти предпримут и дополнительные административные ресурсы. Например, подорожавшие за последний месяц более чем на 30% яйца уже могут быть реальным «кандидатом» на госрегулирование. Согласно вступившему в силу в феврале этого года закону о торговле, если рост цен на продукты, входящие в список социально значимых, в отдельном регионе в течение 30 дней составит более 30%, то правительство имеет право устанавливать предельные цены на срок не более 90 дней.

«Я считаю, что чем больше раскручивается административный ресурс, тем больше создаётся паники среди населения. Печальный опыт СССР уже доказал, что тотальный госконтроль не работает. Однако точно так же мировой финансовый кризис ярко показал, что и отсутствие контроля ни к чему хорошему не приводит», – рассуждает Андрей Даниленко.

При этом, по словам аналитиков рынка, слишком сильное административное давление, заставляющее производителей сдерживать цены, в итоге приведёт к существенному ухудшению финансового положения последних и в результате всё может свестись к тому, что правительству придётся где-то изыскивать ресурсы, чтобы в очередной раз поддержать отечественного производителя.

«Однако сделать это просто физически невозможно. Поэтому я думаю, что лучше всего «защитить» некоторые виды товаров, которые имеют значение для малоимущих, – предлагает Валерий Миронов. – Но сделать это лучше всего не через контроль цен, потому что социально значимые товары покупают богатые люди тоже. Мне кажется, что имеет смысл вводить какие-то пособия для малоимущих, например те же талоны на питание. Подобная система действует во многих странах мира».

Возврат к талонам на продукты несколько недель назад уже обсуждался и в Госдум – введение карточной системы, по мнению парламентариев, могло бы помочь поддержать малоимущие слои населения.

«Рост цен в этом году будет выше, чем мы планировали. Не думаю, что он приобретёт катастрофический характер, правительство будет принимать меры по сдерживанию, о чём уже заявил председатель правительства. Тем не менее роста цен нам не избежать. Я считаю, что мы могли бы предложить исполнительной власти вернуться к идее, которую два года назад озвучил социально-консервативный клуб. Речь идёт о социальных продовольственных талонах», – заявил тогда председатель думского Комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев.

Действительно, законопроект о введении талонов на продукты для социально незащищённых слоев населения гуляет в нижней палате парламента ещё с 2008 года. В то время из-за роста цен на продовольствие идея введения карточной системы всерьёз обсуждалась даже на уровне правительства. Но вопреки горячей поддержке этой идеи со стороны тогдашнего руководства Минсельхоза, парламентариев и даже отдельных представителей бизнес-сообщества законопроект так и не вышел на первое чтение.

Несмотря на всю спорность необходимости введения продуктовых талонов, правительство тогда пошло по самому опасному пути – цены на социально значимые продукты были заморожены более чем на полгода. В результате большинство продуктов, вошедших в «правительственный список», стремительно начали исчезать из продажи, а стоимость на нерегулируемые позиции возросла ещё больше. Через несколько месяцев политика замораживания, была признана неэффективной. Однако в законе о торговле, находившемся тогда в стадии разработки, всё-таки появилась норма, позволяющая правительству устанавливать предельные цены на определённые группы товаров.

Не исключено, что, если еженедельный уровень инфляции будет превышать озвученные зампредом ЦБ Алексеем Улюкаевым желаемые 0,2%, то в итоге правительство пойдёт по проверенному, хотя и неэффективному пути замораживания цен. По крайней мере максимально возможная подготовительная работа в этом направлении уже была проведена: мониторинг стоимости продуктов сегодня осуществляется и в правительстве, и в Минсельхозе, и в Генпрокуратуре, и в ФАС.

Примечательно, что в отдельных регионах мероприятия по «заморозке» уже начались. И судя по тому, что ситуация с ценами на продовольствие сегодня обсуждается на самом высоком уровне, едва ли можно предположить, что региональные власти проводят подобные акции по личной инициативе. На прошлой неделе было объявлено о том, что в Волгограде с 1 ноября начинается акция «Цены заморожены». В ходе кампании будет определён перечень продуктов, а также целый ряд услуг, на которые будут установлены фиксированные цены.

О том, каким способом региональные власти заставляют представителей бизнес-сообщества откликаться на проведение подобных акций, хорошо известно. По словам участников рынка, местные власти, как правило, вызывают к себе руководителей наиболее крупных сетевых магазинов, которым угрожают применением административного ресурса, в случае если те вдруг не считают политику замораживания цен достаточно эффективной.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.10.2010 10:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх