Версия // Общество // В СССР для получения нужной информации использовали экипажи гражданских судов

В СССР для получения нужной информации использовали экипажи гражданских судов

6039

Из истории военно-морской разведки

В СССР для получения нужной информации использовали экипажи гражданских судов
В разделе

Военно-морская разведка включает в себя несколько направлений. Это радиоразведка, работа военно-морских атташе, агентурная разведка . Во второй половине ХХ века в СССР было еще одно направление – проведение разведки с помощью экипажей торговых и рыбопромысловых судов. В статье мы расскажем об этой малоизвестной стороне работы военно-морской разведки.

Сюжет: Армия

Начало

Морская разведка всегда использовала в своих целях гражданские суда. Так было и в императорском флоте России, эту же практику продолжил и молодой Рабоче-крестьянский красный флот. В воспоминаниях адмирала Юрия Пантелеева «Полвека на флоте» рассказывается, как в 1921 году из Ленинграда в Таллин прибыл четырехмачтовый барк «Лауристон» – будущий «Товарищ». Это были первые рейсы советских коммерческих судов под красным флагом в зарубежные порты. «Лауристон» доставил в Эстонию несколько тысяч тонн рельсов (желающие могут провести аналогию с продажей после распада СССР в Прибалтику лома цветных металлов). После разгрузки на «Лауристон» грузили муку в мешках. А перед выходом, когда «Лауристон» находился на рейде Таллина, на него тайно доставили шесть эстонских коммунистов, которым организовали побег из городской тюрьмы. План побега достоин сценария хорошего боевика. После побега, шестерка рассредоточилась по Таллиннской бухте, и на лодках рыбаков, с разных направлений, выдвинулась на рейд. С наступлением темного времени, они прыгнули с лодок в море, и вплавь достигли парусника. На борт они поднимались по якорной цепи барка. Всех шестерых спрятали в трюме и опечатали. Когда утром эстонские таможенники прибыли на борт, им предъявили печати на крышках люков трюма, и эстонцы ограничились только проверкой кают и кубриков.

В 30-е годы, Иностранный отдел ОГПУ, а потом НКВД, активно пользовались советскими торговыми судами для доставки разведчиков-нелегалов в Европу и США. До начала Великой Отечественной войны разведка использовала грузовые суда только для этой цели. Это объяснимо. Торговых судов было не очень много, а рыболовный флот работал вблизи своих берегов, и в иностранные порты не заходил.

«Холодная война»

В последнее время появляются мемуары, которые заставляют по-другому взглянуть на деятельность советской морской разведки в годы «холодной войны». Вышла книга Юрия Буслаева «Одиссея морского разведчика». Книга уникальна. В ней рассказывается о жизни семьи Буслаевых, где отец и сын – офицеры военно-морской разведки СССР.

После Второй мировой войны положение торгового флота страны кардинально изменилось. Было принято решение иметь в составе торгового флота избыточное количество судов. Министерство морского флота СССР стало одной из крупнейших судоходных компаний мира. В ММФ СССР входили 17 пароходств с общим числом торговых судов более 2 000 единиц и суммарным тоннажем в 14 миллионов тонн. Теплоходов – и соответственно тоннажа – хватало не только для перевозки грузов между отечественными портами и по линии экспорта – импорта, но и для предоставления услуг по транспортировке иностранных грузов практически по всем океанам планеты. Исключение, наверное, составляли только «ревущие сороковые» вокруг Антарктиды. Стране нужна была валюта, и ММФ СССР её зарабатывала. В Союзе появилась интересная организация – «Совфрахт». Её задачей стал поиск грузов во всех странах на всех континентах, которые могли перевести советские торговые суда. В рыбопромысловом флоте также были революционные изменения. С появлением таких судов, как большие морозильные траулеры – БМРТ – советские рыбаки стали ловить рыбу во всех океанах планеты.

По теме

Это всё не могло не радовать военно-морскую разведку. Разведчики получали практически официальный допуск для визуальной разведки в порты, которые раньше были для неё труднодоступны, или невозможны.

Морской разведывательный пункт в пароходстве

Даже во времена хрущёвской «оттепели», СССР оставался тоталитарным государством. Просьба «органов» для гражданского ведомства была обязательной для исполнения. Экономическая выгода имела самый низкий приоритет, и, если, капитан теплохода получал указание сделать приличный «крюк», чтобы пройти по интересующему разведку району, никто не говорил об экономии топлива. Сфотографировать же случайно встреченный военный корабль, и сообщить его скорость и курс в пароходство, стало рутинной обязанностью.

Новой возможностью стали пользоваться настолько активно, что вскоре возникла необходимость как то упорядочить этот процесс. Было принято решение на базе Черноморского морского пароходства (ЧМП) в Одессе создать морской разведывательный пункт – МРП. Одной из задач этого МРП стало ведение разведки в интересах ВМФ с помощью гражданского ведомства – ЧМП. В пароходстве был создан отдел информации, в котором работали офицеры военно-морской разведки. Их задачей было анализ информации, где находятся торговые суда. Это было необходимо для оптимизации распределения задач разведки между капитанами торговых судов пароходства. Важно было так спланировать маршруты теплоходов, чтобы ни у кого не возникло подозрение, что какое-то торговое судно выполняет задания разведки.

К делу подошли с размахом. Было принято решение сформировать на теплоходах, регулярно заходящих в иностранные порты судовые разведывательные группы. В СРГ входили капитан, один из помощников капитана, радист и кто-то из команды, который умел хорошо фотографировать. От всех членов СРГ получали письменное согласие на работу в интересах военно-морской разведки. Фотограф получал хороший японский фотоаппарат.

Обычное задание СРГ – визуальная разведка по курсу теплохода, фотографирование побережья, панорамное фотографирование портов, и, если получится, военно-морских баз по маршруту следования теплохода. Как говорилось выше, маршруты теплоходов, работающих не на регулярных линиях, были непредсказуемы, и часто включали порты, которые были интересны морской разведке. Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Любые суда, в том числе и гражданские, имеет право на экстерриториальность. Иными словами фотографирование с борта теплохода в иностранном порту международными договорами не запрещалось. Естественно, съёмку не надо было афишировать, а делать это скрытно – например, из каюты через иллюминатор. Для съёмок побережья фотографы СРГ проходили специальное обучение. Полученные материалы передавались из рук в руки офицеру разведки по прибытию теплохода в порт приписки – Одессу.

Для Запада это всё, конечно, тайной не являлось. В западных газетах писали, что на каждом прибывшем в иностранный порт советском судне (в не зависимости от того, торговое судно, или рыболовецкий траулер) имеются несколько человек, связанных с разведслужбами. Но, судя по всему, смирились с этим, так как противостоять такой фоторазведки было невозможно. В иностранных портах просто старались ставить советские суда к причалам таким образом, чтобы сделанные с низ фотографии имели минимальную информационную ценность.

По теме

Опыт работы 160-го МРП в Одессе оказался положительным, и командование военно-морской разведки приняло решение о создание ещё трёх таких МРП в гражданских пароходствах на северном, западном и тихоокеанском направлениях. О важности работы СРГ говорит тот факт, что в 70-х годах главным источником информации по оперативному освещению обстановки в Проливной зоне (пролив Босфор – Мраморное море – пролив Дарданеллы) и в Гибралтарском проливе были СРГ на торговых и промысловых судах СССР. С помощью многократного фотографирования отслеживалась деятельность турецкого флота в Проливной зоне и состояние военно-морских баз в Проливах. В то время Проливную зону ежедневно пересекали 10-15 советских торговых и рыбопромысловых судов. Турецкая сторона считала, что она фиксирует все советские корабли и суда, проходящие проливами, но верно было и обратное. Турецкий флот в проливах был под постоянным наблюдением. Разведка флота имела возможность практически в ежедневном режиме мониторить обстановку в европейских портах стран НАТО. Если говорить о 160-м МРП, то в его архивах были качественные фотопанорамы всех портов Средиземного моря от Гибралтара до Хайфы и от Венеции до Порт-Саида.

Примеры работы СРГ

Все документы морской разведки засекречены. Но, иногда, в мемуарах, проскальзывают некоторые подробности. Сухогрузный теплоход «Майкоп» Азовского морского пароходства был застигнут сильным штормом в Чёрном море. Капитан запросил по радио заход в турецкий порт Синоп. Результатом этого аварийного захода стали фотографии станции ПВО, прикрывающие город и порт. Суда Дальневосточного морского пароходства стали свидетелями минирования с воздуха американской авиацией подходов к портам Вьетнама во время Вьетнамской войны. Благодаря этой информации удалось определить квадраты, в которых были поставлены мины, и провести их траление. Транспорт «Ашхабад», по воле случая, оказался в районе высадки турецкого десанта на остров Кипр во время кипрского кризиса. Капитан теплохода снял весь процесс высадки на кинокамеру. Это дало ценный материал по тактике проведения морских десантных операций НАТО. Удачным был заход танкера Новороссийского пароходства в итальянский порт Специя. Портовые власти поставили танкер к причалу, находящемуся недалеко от базы боевых пловцов итальянского флота. Естественно, база была тщательно сфотографирована.

Были и сложные операции с привлечением СРГ Для Черноморского флота была важна информация о турецких подводных лодках в Чёрном море. Тогда это были подводные лодки постройки ФРГ. Их отличительной чертой была малошумность, что делало слежение за ними сложной задачей. Было известно, что для этих лодок строится база-укрытие в устье реки Бартын. Разведка Черноморского флота определила суда Азовского морского пароходства, зафрахтованные турецкими компаниями для перевозки крупной партии цемента в порт Амасра. На одном из таких судов была сформирована СРГ. Теплоход загрузился цементом, пришел в порт Амасра, а потом, в сопровождении представителя турецкой компании зашел в устье реки Бартын. Точное местоположение базы, ход строительства и характеристики базы-укрытия были установлены.

Суда советского торгового и рыбопромыслового флота производили разведку во всех морях и океанах. Подобной деятельностью занимались и другие страны. Об этом смотри статью «Легенда длиною 28 лет. Гибель траулера «Галл»»

Заключение

Технический прогресс много раз менял деятельность человечества в тех, или иных сферах. Изменил он и подход разведки к работе на гражданских судах. В том виде, в котором мы рассказали о ней в этой статье, в XXI веке она стала не нужна. Пик деятельности морской разведки на гражданских судах пришёлся на конец 60-х – 70-е годы ХХ века. В 80-х годах все более важную роль стала играть космическая разведка. Получить качественные фотографии порта или военно-морской базы с орбиты стало проще, чем обеспечивать работу судовой сети. После распада СССР резко сократился торговый и рыбопромысловый флот России, много судов перевели под «удобный флаг». Заставить коммерческую компанию сотрудничать с разведкой стало значительно сложнее. Часть информации можно получить из открытых источников, начиная от интернета, и заканчивая тривиальными туристическими буклетами. Все это привело к тому, что эпоха морской разведки с помощью экипажей гражданских судов завершилась.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.12.2021 11:55
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх