// // В российской армии стремительно растёт число вооружённых побегов

В российской армии стремительно растёт число вооружённых побегов

566

Эпидемия дезертирии

2
В разделе

В конце 2009 года в Российской армии произошёл ряд громких ЧП с вооружёнными дезертирами. В Саратовской области солдат в карауле расстрелял своего сослуживца-ефрейтора, после чего попытался скрыться из части на угнанном автомобиле. Во время операции по задержанию дезертир застрелился. В Омске курсант танкового училища сбежал с автоматом из караула и захватил в заложники четырёх человек. После переговоров преступник сдался. Но, пожалуй, самым известным стало бегство в Грузию прапорщика ФСБ Виталия Хрипуна, который, как сообщают СМИ, выдал «неприятелю» важную информацию о дислоцированных в Южной Осетии частях погранслужбы и Российской армии. И это лишь случаи, вызвавшие серьёзный общественный резонанс. А в целом, по существующим оценкам, сегодня от своих отцов-командиров и милиции скрываются около 10 тыс. солдат-срочников и столько же контрактников. Корреспондент «Нашей Версии» решил выяснить причины криминальной текучки армейских кадров.

Ответственный секретарь Cоюза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова рассказала «Нашей Версии», что, несмотря на проводимые преобразования, в войсках не стало меньше дедовщины, поэтому солдаты бегут чуть ли не каждый день. «Главной причиной побегов являются издевательства над солдатами, вплоть до применения пыток, и действия на местах офицеров, саботирующих приказы министра обороны, призванные укрепить воинскую дисциплину», – считает Валентина Мельникова.

В Союзе комитетов солдатских матерей убеждены, что ситуацию усугубляет некачественный отбор в Вооружённые силы, проводимый в военных комиссариатах. Согласны с этим и врачи. Медики склоняются к мнению, что из 100 молодых людей примерно десятая часть изначально предрасположена к психическим отклонениям, то есть может неадекватно реагировать на трудности солдатской жизни, вплоть до стрельбы по своим сослуживцам. Такие люди, по утверждению специалистов, попадают в армию из-за невнимательности призывной комиссии. Многие врачи, работающие в военкоматах, не заботятся о здоровье призывников, а выполняют строгий заказ призывной комиссии. Избежать армейских инцидентов, по прогнозам врачей, в ближайшее время не удастся, пока не будет строгой ответственности за подпись под штампом «Годен».

Надо сказать, что в странах Запада, по лекалам вооружённых сил которых сегодня кроится наша армия, также существует дезертирство. Однако при этом для западных армий побеги военнослужащих не являются серьёзной проблемой – в отличие от России там покидают свои части лишь единицы. Основное различие заключается в том, что в нашей армии к непростой криминальной обстановке добавляются ещё и чудовищные бытовые проблемы, которых не могут даже представить себе солдаты развитых и богатых стран. Не случайно известные беглецы прошлого года сержант Александр Глухов и рядовой Николай Артемьев, перешедшие из российской военной базы, дислоцированной на территории Южной Осетии, на грузинскую сторону, главной причиной своих поступков называли тяжёлые бытовые условия службы в Южной Осетии.

Кстати, по словам экспертов, в последнее время в армии число дезертиров сознательно занижают. Выработана целая система сокрытия. Если, например, солдат сбежал без оружия, не совершив преступления, начальство до последнего тянет с докладом о побеге в надежде, что боец вскоре вернётся. ежегодно выявляется множество случаев, когда беглецов покрывают командиры различного уровня. Покрывают, чтобы не портить показатели по состоянию воинской дисциплины.

Закон в отношении дезертиров также достаточно лоялен. Юридически дезертиром можно называть лишь тех, кто незаконно ушёл из своей части с твёрдым намерением никогда больше не возвращаться на военную службу. Но если в ходе расследования беглец заявляет, что собирался когда-нибудь «вернуться в строй» (обратное доказать очень трудно), то юридический термин «дезертир» к нему уже применить будет нельзя. Военные юристы в таких ситуациях употребляют более широкую формулировку: самовольное оставление части (сокращённо – СОЧ). У военных на этот счёт есть ироничное выражение: когда солдат убегает из части, про него говорят, что он ушёл в СОЧи, ведь нередко случается, что, пока беглеца ищут, он неплохо проводит время у родственников или знакомых.

По теме

В Союзе комитетов солдатских матерей рассказывают, что до суда доводится всего лишь несколько десятков дел дезертиров в год. Тогда как число некриминальных побегов в целом по Вооружённым силам на несколько порядков выше. Какое количество солдат сегодня находится в бегах, не могут точно сообщить даже в Главной военной прокуратуре.

Конечно, в большинстве случаев побег из воинской части – это действительно единственная возможность для солдата сохранить своё здоровье, а подчас и жизнь. Но бывает, что беглец сознательно пользуется лояльностью закона и сочувственным отношением общественности, изображая из себя жертву неуставных взаимоотношений. Так, в декабре прошлого года управление Следственного комитета при прокуратуре России по Липецкой области обнародовало предварительные результаты расследования уголовного дела рядового Антона Кузнецова, которого подозревают в дезертирстве. Кузнецов объяснял своё долгое отсутствие в части тем, что его, как раба, заставляли трудиться на кирпичных заводах в Дагестане. Туда его якобы продали командиры части, в которой он служил. Но следователи утверждают, что Кузнецова никуда не продавали: после побега он попался на краже, назвался чужим именем, был осуждён под фамилией Харламов и провёл год и четыре месяца в колонии.

И это далеко не единственный случай: по данным военной прокуратуры, почти треть самовольно покинувших части военнослужащих совершают какие-нибудь уголовные преступления – грабежи, даже убийства. Только в 2009 году от пуль сбежавших солдат погибли 19 человек. Мотивы очевидны: чтобы добраться от места службы домой, дезертирам необходимы деньги, ночлег и транспорт. С оружием добыть их куда проще.

«В последнее время наметилась тенденция, когда всё больше солдат совершают побег с оружием, – рассказывает «Нашей Версии» бывший психолог мотострелковой дивизии подполковник запаса Михаил Агапов. – Они отчётливо осознают, что это усугубляет их преступление, но к молодым рукам оружие просто приклеивается. Подсознание подсказывает психологически и физически слабому солдату, что автомат в таких случаях помогает быстрее «решить проблему» с едой и транспортом». Подтверждением тому служит уголовное дело по факту самовольного ухода из части с оружием военнослужащего Степана Понетайкина. 19-летний солдат-срочник покинул войсковую часть, расположенную в Советском районе Красноярска, взяв с собой автомат Калашникова и один снаряжённый магазин. Для поисков военнослужащего были задействованы 270 сотрудников красноярской милиции, 80 единиц служебного автотранспорта. Через несколько дней Понетайкина обнаружили в подвале жилого дома, где он прятался от мороза. Дезертир заявил, что хотел съездить домой и повидаться с родными. По словам сослуживцев, у него недавно родился сын, и молодой отец торопился увидеть жену и ребёнка.

Вообще же, 99% вооружённых побегов совершается из караулов. По мнению специалистов, число таких случаев можно было бы сократить. Так, до недавних пор в армии с заступающими в караул бойцами беседовали военные психологи, которые могли заранее выявить склонность к неадекватным поступкам. Сейчас система психологической подготовки фактически разрушена.

Армейские начальники отмечают, что в войсках становится всё меньше профессионально подготовленных молодых офицеров, готовых полноценно работать с солдатами. Ситуация усугубляется ещё и тем, что ликвидированный в постсоветское время институт замполитов, отвечавших за моральный дух в войсках, полноценно заменить не удалось. Несмотря на появление штатных психологов, основной задачей которых является системная работа с военнослужащими, солдату порой даже некому пожаловаться, излить душу, посоветоваться.

«Военные психологи должны знать настроения и психологическое состояние личного состава, уметь провести реабилитационные мероприятия, когда люди выдохлись психологически, – говорит Михаил Агапов. – Особенно важна работа психолога с теми, кто выполняет боевые задачи. В частности, с солдатами, заступающими с оружием в караул. Однако не успевшую ещё окончательно сформироваться модель работы военных психологов уже практически ликвидируют. Сегодня офицерские должности сокращены, взамен вводятся гражданские с окладом порядка 5 тыс. рублей. Понятно, что на эти должности в лучшем случае приходят выпускники психологических факультетов коммерческих вузов или психологами по протекции назначают сидящих без дела дома офицерских жён. И те и другие не имеют ни опыта работы, ни необходимого жизненного или армейского опыта». Первые признаки разрушения системы подготовки караулов уже отчётливо просматриваются, отмечает наш собеседник. Примером тому может служить недавний случай в Омском танковом инженерном институте. Курсант второго курса Денис Гапоненко сбежал из караула с автоматом и взял в заложники свою девушку и её соседей. Переговоры с ним представителей военного института и местного ГУВД безрезультатно длились более пяти часов. Сдаться Дениса убедил лишь привлечённый к операции отец курсанта. Гапоненко сложил оружие, так и не предъявив окружившим дом милиционерам и военным ни одного требования. Впоследствии выяснилось, что накануне Гапоненко узнал, что его подруга уезжает работать в Италию. Ночью, находясь в карауле, по сотовому телефону он выяснил, что вечер она проводит с друзьями, и решил попытаться отговорить её от поездки в беседе с глазу на глаз.

По теме

«Это преступление должны были предвидеть военные психологи, – считает подполковник Михаил Агапов. – Причина побега надуманна, а курсант, по всей видимости, плохо был информирован о последствиях своего поступка. Если бы в омском танковом институте был опытный психолог, то он наверняка распознал бы потенциального беглеца ещё на стадии подготовки караула».

Нельзя сказать, что в Министерстве обороны не замечают существующей проблемы. К примеру, заинтересованность офицеров в поддержании нормальной психологической атмосферы и дисциплины в подчинённом подразделении решили стимулировать деньгами. Теперь, если командир допустил в своём взводе или роте серьёзные дисциплинарные проступки, в число которых входят и дедовщина, и самоволки, он будет немедленно лишён всех стимулирующих выплат. Такое взыскание, по идее, должно отразиться и на дальнейшей карьере офицера.

Готово армейское ведомство и на более решительные меры. Так, в декабре 2009 года была проведена показательная «порка» командования скандально знаменитой 138-й мотострелковой бригады Ленинградского военного округа, где регулярно выявлялись случаи дедовщины. В правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» отмечали, что за последние несколько лет наибольшее количество сообщений о неуставных отношениях поступало именно от военнослужащих этой бригады. Например, в части регулярно происходили массовые избиения молодых солдат.

В ходе проверки, проведённой комиссией Минобороны совместно с представителями Главной военной прокуратуры, в бригаде обнаружили существенные недостатки в организации службы, серьёзные нарушения воинской дисциплины, которые повлекли за собой ряд происшествий с тяжёлыми последствиями. В результате с военной службы в связи с невыполнением условий контракта уволили командира мотострелковой бригады, трёх его заместителей, а также ряд командиров подразделений – всего восемь офицеров бригады. На ряд должностных лиц Ленинградского военного округа также наложены серьёзные дисциплинарные взыскания.

Помогут ли такие меры остановить массовый исход дезертиров из армейских рядов, судить сложно. По крайней мере в том, что какие-то позитивные изменения произойдут в ближайшие годы, эксперты сомневаются. Сегодня в связи с глобальными сокращениями офицеров и прапорщиков судьба каждого офицера висит на волоске. Нет уверенности в завтрашнем дне, и в армии царят упаднические настроения, поэтому личные проблемы каждого отдельно взятого солдата сегодня мало кого интересуют.

Опубликовано:
Отредактировано: 25.01.2010 11:51
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх