// // В России начнут выращивать ГМО?

В России начнут выращивать ГМО?

1190
В России начнут выращивать ГМО?
В разделе

Во вторник, 18 марта, в 11:00 в MediaЦентре «ВЕРСИЯ» состоялась пресс-конференция Президента Российского Зернового Союза Аркадия Леонидовича Злочевского по теме: «В России начнут выращивать ГМО?»

Во вторник, 18 марта, в 11:00 в MediaЦентре «ВЕРСИЯ» состоялась пресс-конференция Президента Российского Зернового Союза Аркадия Леонидовича Злочевского по теме:

«В России начнут выращивать ГМО?»

С 1 июля 2014 года в России снимают запрет на посев генно-модифицированных зерновых. Когда может быть собран первый урожай и какова площадь нелегальных ГМО-посевов сейчас в России?

Вопросы мероприятия:

- Особенности посевной кампании-2014;

- Легализация ГМО-семян: риски для здоровья и экологии;

- Ценообразование: ждать ли роста цен на зерновом рынке?

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

- Звоните: (495) 276-03-48 (в будни, с 10:00 до 19:00)

- Пишите: mc@versia.ru

- Приезжайте: г. Москва, ул. 1905 года, дом 7, стр.1 (станция метро «Улица 1905 года»)

В рамках соблюдения закона об авторских правах просим вас:

- при устном и письменном цитировании указывать место организации мероприятия - Media Центр «ВЕРСИЯ»;

- ТВ-съёмку осуществлять с присутствием лого Media Центра в кадре.

Заранее благодарим за понимание и уважение к нашему общему делу – созданию новостей.

Фото: Сергей Тетерин / ВЕРСИЯ

СТЕНОГРАММА МЕРОПРИЯТИЯ:

- Добрый день, коллеги. Ну, что, весна? Солнце греет, земля просыпается. Скоро сеять. Что посеем, то и пожнем. У нас сегодня в гостях Аркадий Леонидович Злочевский, Президент Российского Зернового Союза. Вот. Те вопросы, которые были обозначены как стартовые, есть вот у вас в нашей рассылке. Это особенности нашей посевной компании этого года. И легализация ГМО семян. Риски для здоровья, ценообразование и так далее. То есть все то, что касается того, что мы едим каждый день, и то, что у нас складируется, то, что составляет нашу продовольственную безопасность и все прочее. Я предоставляю слово Аркадию Леонидовичу.

- Спасибо. Ну, к посевной мы только начинаем готовиться сейчас. В принципе, как бы, по состоянию озимых у нас все достаточно неплохо выглядит несмотря на то, что погодные условия были, в общем, выбивались, скажем так, из стандартного ряда, но озимые это сильно не повлияло. Озимые в хорошем состоянии. Практически везде имеем шанс, не смотря на то, что осенью не досеяли по количеству площадей, в общем, получить хороший урожай с озимых.

Яровой сев будет проходить под знаком экономических, в общем, трендов, которые сложились в секторе. Вы знаете хорошо, что есть перезакредитовка в аграрном секторе - и это ограничивает доступ к финансовым ресурсам, естественно затрудняет проведение работ. А сейчас, в период весеннего сева, надо особенно много денег для того, чтобы просто отсеяться. Надо закупать удобрения, семена, горюче-смазочные материалы, на это денег, конечно, не хватает.

Но вроде как бюджетная поддержка своевременно поступает. То есть это в какой-то мере помогает. То есть сложности есть, мы надеемся, что они несильно, скажем так, повлияют на общий объем весеннего сева. Они повлияют наверняка на технологическую составляющую по весеннему севу. То есть здесь просто не хватает денег для того, чтобы полностью выполнить технологические мероприятия, и, естественно, это приведет к снижению урожайности.

По теме

Но надеемся, что площадей будет, ну, в рабочем, скажем так, режиме довольно много. То есть примерно планируется 30 с лишним миллионов гектар под весенним севом, под яровыми… это под зерновыми имеется в виду. Так, общий объем, который регионы дают по плану, 53 миллиона гектар, ну, под зерновыми, соответственно, 30 с небольшим.

Ну, и в общем, если этот план будет выполнен, нас ожидает достаточно неплохой урожай, ну, в зависимости от погодных условий, потому что там мы не исполняем технологические критерии, мы очень сильно впадаем в зависимость от погоды, так как складываются погодные условия. В общем, если с погодкой все нормально будет, то 90 с лишним миллионов тонн, то есть можно на это как бы ориентироваться, рассчитывать. Ну, а дальше будет молиться, чтобы погодка помогла.

Мы на текущий момент уже экспортировали 19 миллионов тонн. Это второй показатель исторический после сезона 11-12 года. А на эти даты уже было за 20 миллионов тонн, то есть мы, как бы, по темпам экспорта, в общем, второе место по сезону сейчас занимаем.

14 миллионов тонн пшеницы. 2,5 миллиона тонн кукурузы, это рекорд исторический, 2 миллиона тонн ячменя в составе этого экспорта. Ну, в общем, по экспортным показателям все хорошо. Были опасения на то, что в период весны будет снижение цен, но они не оправдались эти опасения, и в основном это связано с соотношением курсов валют. Ну, и во вторую очередь то, что мировой рынок, соответственно, на Украинской нестабильности подрос, и это простимулировало и дополнительные темпы экспорта и поддержало внутренние цены, а они, вроде как, начали снижение в конце января, в течение февраля так потихонечку снижались, но вот в марте уже опять наблюдаем тенденцию к росту цен, ну, то есть в рублевом выражении, конечно. Вот в долларовом выражении, внутренние цены, если пересчитать, и они еще снижаются, ну, в рублевом выражении начали подрастать.

Темп роста цен за прошлую неделю примерно 150-200 рублей, в зависимости от регионов там, это на пшеницу.

- За тонну.

- М?

- За тонну.

- За тонну, да. В принципе это, скажем, этот фактор в определенном смысле является стимулом для проведения весеннего сева. В общем, это конъюнктурная такая машина, которая является локомотивом, собственно для проведения весеннего сева. Поэтому, в общем, рассчитываем, что все будет нормально с весенним севом. Ну, если какие-то там вопросы на эту тему еще будут, по тому, как обстоят дела с севом, с текущей конъюнктурой рыночной, ну, поподробнее могу рассказать.

А сейчас вкратце на тему ГМО. В общем, тема горячая. В общем, тот ажиотаж, который развернулся на этой теме, ну, у меня вызывает только определенный скепсис. Я, собственно говоря, не понимаю, чего мы так волнуемся на тему о том, что было принято постановление, ну, и та компания, которая в СМИ развернута, с криками идеи депутатов о запрете ГМО на территории России, идея, на самом деле, несостоятельная совершенно. А ну, причины, поводы, собственно говоря, не было для того, чтобы развернуть вот эти страхи все и такую массовую компанию истерии, я бы так даже назвал.

В общем, постановление, всего лишь навсего устанавливало процедуру, вернее устанавливает, оно пока еще не отменено. Есть идея снести его на вот этой волне, истерической, значит, снести вступление в силу на 3 года. Но решение пока не принято, то есть по-прежнему пока постановление вступает в силу у нас с 1 июля этого года. И в нем всего лишь устанавливается новая процедура регистрации ГМО. Такая процедура существовала и до принятия этого постановления, просто она была не очень адекватна.

И неадекватность была… состояла в том, что ответственность была расписана не по назначению, не по предмету функционала по ведомствам. В частности, выпуск в окружающую среду был записан за Минприроды, разрешение на выпуск в окружающую среду. Плюс к этому, Минсельхоз регистрировал корма. Не генномодифицированные события, то есть это так называется профессиональным языком. Именно генномодифицированные события регистрировал Минздрав. То есть то, что идет в пищу человеку до этого постановления регистрировал Минздрав, транспарентно, нормально, так как весь мир это делает, именно в ставке. И, в общем, у нас зарегистрировано де-факто на текущий момент 21 линия. Это и Минсельхоз, и Минздрав зарегистрировали на использование в пищу и в корма. И еще 2 линии находятся на регистрации, сейчас проходят процедуру регистрации.

По теме

Но, соответственно, вот Минздрав регистрировал ставки, Минсельхоз регистрировал корма, то есть непосредственно товарные партии. А что это означает? Это означает, что когда, скажем, мы ввозим шрот соевые, мы довольно много ввозим его, ГМО, и соответственно, смена предприятий изготовителя, неважно где она находится, требует заново процедуру прохождения регистрации, хотя это тот же самый шрот, та же самая линия ГМО. Ну, то есть вот это было неадекватно совершенно.

Ну, и то, что выпуск в окружающую среду был записан за Минприродой, ну, задайтесь просто вопросом: а что Минприроды курирует наши сельхозполя? Они, в принципе, леса там, реки, озера, да…

- Ага.

- …ну, куда мы совершенно никто не собирается выпускать никаких ГМО. То есть ГМО-то собираются выпускать, и в принципе это, по логике здравой, соответственно, на сельхозполя, а значит, странно, что Минсельхоз, который ответственен за это, никакого отношения к этому выпуску не имеет. Ну, и в новом постановлении, соответственно, это переписано на Минсельхоз, эта функция. Причем экологическая экспертиза, то есть проведение оценки рисков влияния на окружающую среду, осталась все равно в новом постановлении записана за Минприродой. Но разрешение само на выпуск в окружающую среду выдавать должен Минсельхоз. Вот, собственно говоря, все новеллы, которые содержатся в этом постановлении. Ну, не все, но там, фундаментальные, основные.

Остальное это чисто юридические аспекты, которые просто более здраво записаны, ну, более грамотно описаны, и все. То есть установлена новая процедура регистрации, и все, никаких разрешений это постановление не выдает (на посевы, на выпуск в окружающую среду), то есть там ничего подобного не содержится. Просто установлена новая процедура. На какой почве случилась истерия это совершенно не очень понятно, да, и что такого в этом постановлении опасного, что, значит, ну, вдруг перейдет (00:11:35) к каким-то последствиям.

Ну, к вопросу, о той инициативе, которую проявил Евгений Федоров, депутат, соответственно, это законопроект о запрете ГМО - ну, значит, запретить невозможно, в принципе невозможно. То есть это надо с этого начинать, и должно понимание: почему невозможно? Потому что мы, в общем, наблюдаем 2 тенденции, характерных таких достаточно.

Во-первых, снижение выявленных, скажем так, и контролировав (00:12:21) в результатах мониторинга на прилавке продуктов с содержанием ГМО. Эта тенденция не говорит о том, что мы стали меньше потреблять ГМО-продуктов. Она говорит о том, что мы стали меньше маркировать, в результате тех правил, которые были установлены. И вы должны понимать 2 обстоятельства. Во-первых, вот та пороговая норма на маркировке, которая существует (0,9%), она продиктована средствами измерения. То есть это точность измерений. Меньше мы просто не определим, меньше, чем 0,9. Это европейская норма, она там тоже была продиктована именно этими обстоятельствами, точностью измерения. И меньше (00:13:09) просто начнет делать большое количество ошибок.

Почему меньше стали выявлять? По одной простой причине. Просто народ, скажем так, разорался, бизнес разобрался, и вводят меньше 0,9. Вот и все. Вводят меньше 0,9, это не требует маркировки, и выявлять, собственно говоря, нечего.

Ну, и представьте сами, как это выглядит. Скажем, соевый изолят в колбасе. Понятно, что он ГМО, да. Но сколько его там в колбасе содержится по процентным соотношениям?

- Это большой вопрос.

- Да. Но вводили там 1-1,5%. Снизили просто введение до меньше 0,9 - перестали маркировать, как ГМО-продукт. При этом он там остался, естественно.

Ну, второе, очень мощное обстоятельство, которое надо учитывать - мы реализуем сейчас государственную программу, уже вторую, по развитию сельского хозяйства. С акцентом на развитие животноводства. Все наше животноводство сидит на ГМО-кормах. Если мы откажемся, ну, мы не производим достаточного количества, скажем, сои. Ну, один только Калининградский завод, который работает в основном на бразильской сое, поставляет сейчас де-факто, ну, там в 1,5 миллионов тонн шрота на территории Российской Федерации. Это все ГМО-шрот. Если мы откажемся от использования, запретим на нашей территории использование ГМО, это значит, что нашему животноводству не на чем будет развиваться, у него не будет просто кормовой базы просто физически. Потому что достаточного количества соевого шрота мы произвести не сможем, либо мы будет вынуждены…. а в мире нет уже не ГМО-шрота, просто вот физически вы его не добудете. А если и добудете, то он будет стоить там баснословных денег. То есть мы просто потеряем конкурентоспособность, это такой «Тришкин фонтан».

По теме

И в результате соответственно если мы просто закроем развитие животноводства у нас в стране, то будем импортировать мясо для удовлетворения спроса населения, выращенное на ГМО-кормах. Вот и все. То есть тут другого выбора, другой альтернативы просто нет, физически закрыть невозможно. Ну, какая разница, что мы будем импортировать мясо, выращенное, их животноводческую продукцию, на ГМО-кормах, и мы будем сами кормить наших животных, да, это имеется в виду (неразборчиво, 00:15:56) на ГМО-кормах.

Без этого соевого шрота эффективности в животноводстве не будет. Убыточное животноводство тоже никто содержать не будет. Его закроют. А это все экономические показатели, на которых, собственно говоря, строится и развитие этого сектора у нас в стране. И от него некуда деваться, от этих экономических показателей.

Я часто слышу такие, в общем, аргументы, причем это не со стороны зеленых, где аргументация вообще неадекватная, то есть там, в принципе нет ни одного состоятельного аргумента, ну, почему-то все воспринимают это как нечто такое (неразборчиво, 00:16:43). ну… Там больше давления на психику, состоятельности в этих аргументах просто нет.

А вот со стороны, скажем, наших чиновников, которые общаются там с запа… ну, скажем… Не так давно беседовал с одним знакомым чиновником, Цельковским (неразборчиво, 00:17:02), он мне сказал, что вот крупнейшие в мире потребители, они там общались с японцами, потребитель - зерно, соответственно, и ГМО. И вот значит, чиновники японские сказали, что им бы хорошо неГМО, сою например. Ну, там речь шла о том, что мы можем производить сою на Амуре там, в Приморье и так далее - и поставлять в Японию, что я…(00:17:29) они предпочтут неГМО, и что это вот аргумент.

Конечно они предпочтут неГМО, и все, кто это заявляет, предпочтут неГМО, но по цене ГМО. Вот в чем разница-то. Как только вы им скажете, что: «Нет вопросов! Мы вам поставим неГМО. Но это будет минимум на 20% дороже» - они тут же откажутся, и купят ГМО. Что, собственно говоря, и происходит, во всем мире происходит. Это же не только в Японии, это везде.

И разница-то в чем? ГМО просто дешевле. ГМО-продукция минимум 20% себестоимости падает. Все. Вот на этом, на экономических аспектах основан спрос на ГМО. И когда все говорят, что хотели бы получить неГМО, давайте оговаривать (неразборчиво, 00:18:20): а по чем бы вы хотели получить неГМО? НеГМО везде дороже, во всем мире. Ну, речь идет, прежде всего, об основных продуктах (соя, кукуруза), которые сегодня… Сегодня уже 80% сои, свыше 80% сои в мире, производимой ГМО, и свыше 60%, уже там к 70% приближается кукурузы. Вот, собственно говоря, на этих экономических аспектах все и строится.

Теперь об отношении (00:18:48) той риторики, которая разворачивается СМИ, и которая проповедуется зелеными, и (неразборчиво, 00:18:55). Ну, почему говорю о несостоятельности аргументов? У них основной фундаментальный аргумент, которым пользуются все противники ГМО, ну, это не только наша особенность, а во всем мире, что не доказано отсутствие вреда. Это ложь. Это пряма и непосредственная ложь в отношении того, что не доказано отсутствие вреда.

Процедура регистрации во все мире, это не наши особенности, во всем мире предусматривает оценку безопасности. И выдача разрешений на посев, на возделывание, на использование, неважно на что, вот разрешение на допуск в рынок и является доказательством отсутствия вреда, иначе быть не может. Ну, это просто неправда. Везде во всем мире, как раз, такие разрешения выдаются на основании доказательств отсутствия вреда, и производится оценка риска.

При этом, производится во всем мире оценка риска на основании сравнения с традиционными аналогами. Это что значит, что вреда вообще нет в ГМО, потенциального? Конечно есть. Он есть равно как и в обычном, традиционном неГМО-продукте он присутствует, и вы можете просто нанести вред своему организму. Так устроено потребление человеческим организмом, в принципе, это во всем мире, это не наша особенность.

По теме

Вы можете просто переесть какого-то продукта. Если вы съедите там 3 килограмма малины за раз, самой вот натуральной, природной там, лесной, у вас гарантированна интоксикация организма, она просто гарантированна. Потому что вы переедите некий компонент, содержащийся в продукте. Невозможно выпить 10 литров молока за 1 раз. Это гарантированно смертельный исход, так вам, на всякий случай, за один присест. 10 литров молока выпейте - и все, смерть гарантирована. Такой степени интоксикация будет.

Поэтому говорить о том, что там вообще какого-то вреда вы не сможете не нанести, нельзя. Но так для этого существует рациональное питание, да. И мы едим какую-то разнообразную продовольственную корзину, там пищу, разные продукты, нельзя питаться монопродуктами (00:21:29). Поэтому оценка всех рисков нанесения вреда в ГМО продуктах проводится по сравнению с традиционным аналогом.

Главным доказательством основным явилось исследование Всемирной организации здравоохранения, которая проводилась 10 лет в разных странах мира учеными медиками о воздействии ГМО-пищи на организм человека. В 2005 году был опубликован доклад, который явился результатом этих десятилетних исследований. В нем абсолютно четкий приговор рискам, связанным с ГМО-пищей. Звучит так: «Не существует не одного риска по сравнению с потреблением человеческим организмом традиционных аналогов для использования ГМО в пище, не одного».

Вот этот главный… это огромный флянт (00:22:39), на самом деле, он толстый, и очень мелким шрифтом написаны результаты исследования, там отчеты все. И вот главный вывод доклада Всемирной организации здравоохранения. Не одного риска просто нет в ГМО-пище, по сравнению с традиционными аналогами, дополнительно вот. Все риски те же самые, что в традиционных аналогах.

Поэтому разницы потреблений между ГМО и неГМО, ГМО имеется в виду (неразборчиво, 00:23:03), естественно, допущенные к использованию. Потому что там были факторы, когда, например, в Америке какой-то там сорт (одна линия), соя вызывала аллергию, аллергенные там аспекты. Но она была изъята с рынка, запрещена соответственно. Ну, то есть и было действием власти по недопущению риска, да, потенциального вреда там нанесению и так далее. Такие вещи могут возникать и не в ГМО. Точно так же аллергенность может вызывать какой-то не ГМО продукт. И точно так же он должен быть изъят из обращения, да, не допущен там, понятно, по всем нормативам, во всех странах.

Разница только в том, что ГМО исследуются гораздо более жестко, чем традиционные аналоги. Подходы к ГМО-пище куда более глубокие и, такие основательные, чем традиционным методом селекции. А ведь мы все, что на столе имеем, это традиционные методы селекции, это все выявлено (00:24:15) человеком. И если вы посмотрите, например, на дикую кукурузу, вы не обнаружите там вообще початка, его там просто нет. Початок появился в результате селекционной деятельности человека. Ну, вот так, на минуточку, для сведения, да.

Плюс еще один фактор, который нам, в принципе, не позволит избавиться от ГМО на нашем столе и прилавке. Мы сейчас уже входим в период развития биотехнологий, человечество входит в период развития биотехнологий, которые, ну, именуются там второго ГМО, второго, третьего поколения, да.

Что это такое? Чем отличается от первого поколения? В первом поколении практически все ставки вот эти ГМО содержали в себе 2 компонента, на основании которых проводится тестирование. Один компонент это, ну, так называется, я извиняюсь за профессиональную терминологию, NS32-промоутер (неразборчиво, 00:25:29). То есть это ген-маркер, с помощью которого, соответственно, выявляется, можно выявить. И так называемые терминаторы. Вот на основании вот этих 2-ух компонентов существуют ныне все тест-системы, с помощью которых выявляется: ГМО это или неГМО. То есть (неразборчиво, 00:25:51) средства измерения построены на NS32-промоутере (00:25:53) и терминат. ГМО второго, третьего поколения не содержат не того, не другого. Там нет ни NS32-промоутера (00:26:03), ни, соответственно, терминатора.

По теме

Зато есть определенные последовательности в рибонуклеиновой цепочке, в ДНК, которые характерны только исключительно для данного конкретного сорта, для данной линии. И определить можно, ГМО это или неГМО, только имея образец этой последовательности и сравнивая с ним. Понимаете, да? Так вот. Просто для понимания того, что происходит.

До тех пор пока не открыта регистрация, неважно на какие цели, да. Но вот регистрация сама по себе закрыта - почему нельзя закрыть использование ГМО. Вы не сможете иметь эти эталонные образцы, на основании которых создается эта система по выявлению, а, значит, не сможете, выявить. Вы вообще не сможете выявить: это ГМО или неГМО.

Естественно, все эти данные и последовательности в ДНК предоставляются в ходе регистрации. Такие требования к регистрации - это во все мире, и у нас в постановлении это тоже обозначено. Все подробные файлы, подробная информация должна быть предоставлена компанией разработчиков. Вы должны понимать, что у компаний разработчиков есть серьезная озабоченность по поводу соблюдения авторских прав. Ну, как бы это роялти, это их бизнес, и они защищают свои авторские права. Естественно, просто так никто не предоставит никакой информации. Нет регистрации - значит нет информации, значит нет систем, вы не сможете выявить ничего. В ГМО второго, третьего поколения вы уже ничего не выявите без регистрации.

Поэтому я и настаивал все время и объяснял чиновникам, что нам необходимо контролируемое распространение. Неконтролируемое распространение приводит к очень плохим последствиям. А мы…. а мы, собственно говоря, поэтому на этот путь встали и идем по нему. То есть Бразилия по нему уже прошла, много лет они строили глазки, что у них нет ГМО, производя ГМО-продукцию. Потом вынуждены были признать, что у них вся Бразилия в ГМО, и легализовать систему, настроить нормальную систему контроля, регистрации. И сейчас там, как бы, проблем с этим нет.

Вот мы стали на бразильский путь. Мы сеем, уже достаточно давно, и, в общем, сеем в абсолютно нелегальной сфере. То есть существует запрет на посевы. Ну, вернее, не очень правильно терминологически, это не запрет на посевы, а не существует ни одного разрешения на посев, ни на одну линию. Хотя n-ое количество времени тому назад, там я уже не помню сейчас точно, ну, больше 10 лет назад, пару разрешений было выдано, Минприроды выдало. Но они просуществовали 2 недели. Там за подписью зам.министра природных ресурсов было разрешение выдано, и оно было просто подпись отозвана через 2 недели после выдачи. Ну, как бы, это ладно, такой штрих-портрет, да.

На самом деле, просто вот действующего разрешения ни одного нет. То есть это не такой не запрет, не табу, а просто нет разрешения на текущий момент. Ну, и в конечном итоге это не мешает ни в коей мере сеять. И вы не сможете предъявить к тем, кто сеет сегодня, никаких претензий, потому что там ни в одном документе нигде не будет обозначено, что это ГМО, что это ГМО-семена, что они (неразборчиво, 00:29:55) землю. Первое, что вам скажет сельхозпроизводитель: «А я откуда знаю?».

… Первое, что вам скажет сельхозпроизводитель – «Я откуда знаю? Я понятия не имею, что это ГМО» Хотя естественно он знает, конечно, да, и поскольку главным мотивом является просто экономическая выгода от ГМО-посевов. Все. Ну, и как бы вы не сможете предъявить, нет доказательной базы. Ну, и более того, сейчас в сельхоз вопрос стоит об усилении ответственности, что в принципе правильно за нелегальные посевы, да, но они правда ставят вопрос как? Чтобы за ГМО-посевы наказание было такое же, как посевы наркосодержащих растений. Только надо еще доказать, ведь это наказание будет в любом случае, и ответственность возникает по решению суда. Значит, что в случае выявления таких посевов Минсельхоз будет подавать в суд, да, или Россельхознадзор будет подавать в суд на производителя, но там должно быть доказано, что он нарушил такой-то закон. Вопрос: а нарушил он закон, если он действительно не знал о том, что это ГМО? Докажите, что он знал. Как вы докажите? Мало того, а как вы выявите? Я вам уже сказал, да, что второго, третьего поколения ГМО просто вы не выявите, да, вы не сможете получить доказательную базу.

Ну, и в конечном итоге целый круг вопросов, которые говорят о том, что неконтролируемое распространение, тот путь, на который мы встали, он сам по себе, в общем, ну, самый плохой из путей возможных выбора. И сейчас идея о том, чтобы снести там на три года постановление, ввести закон, значит, о запрете ГМО – это как раз вот широкая такая колея для неконтролируемого распространения. Зачем? Кому это надо? Кто в этом заинтересован? Сразу возникает вопрос.

Ну, и для вас, наверное, тоже не секрет, для населения, может, еще и секрет, но для журналистов это не должно быть секретом, что борьба с ГМО – это бизнес. Это бизнес, это деньги, ну, как бы люди на этом зарабатывают так же, как там зеленые грин-писовцы – это бизнес. То же самое и здесь собственно говоря. На этом строятся бизнес-процессы и естественно они подогревают эту пиар-кампанию и эту истерию.

А вот производство ГМО-продукции бизнесом не является, ну, у нас пока, да. Поскольку легального у нас нет, использование я не могу, ну, это животноводческий бизнес, понятно, они используют тоже ГМО-корма, ну, там как бы само ГМО не является для них бизнес-составляющей, просто экономия себестоимости. Вот и все. Ну, как бы производство ГМО у нас бизнесом не является, поскольку мы не производим.

Ну, и нашими подходами… Есть еще один аспект существенный. Мы нашими подходами, в течение там последних лет практически загнобили науку. При этом целый ряд лабораторий просто закрыты или перерофилированны, которые занимались разработками, в ряде научных учреждений, заведений. Понятно, почему. Потому что нет перспектив в рынке. То есть для ученых это ведь тоже, в общем, средство заработка, научные разработки. И если вы разрабатываете чего-то, а это не востребовано потом, то это невозможно ни продать никуда, невозможно окупить вложения. Зачем? Осмысленности нет, она исчезает.

Ну, и в результате мы лишили рынка сбыта, мы ученых наших лишили рынка сбыта. И наша наука, которая была в этой сфере генетической впереди планеты всей, там в 20-ом веке мы блистали на самом деле, и наши кадры, подготовленные в области генетики, они же раскуплены мировыми лидерами. Еще там в свое время (не помню, в каком году), в 2005-ом, что-то в этом духе, может, чуть пораньше, ну, неважно. Я бывал в крупнейшем селекционном центре в Сент-Луисе и обнаружил там, что всеми главными достижениями, которыми компания, в общем, может похвалиться, она обязана нашим людям. Там два главных человека – русские и украинцы, которые занимаются этими разработками, разрабатывают гены. Вот купили их просто, и сидят в Сент-Луисе, разрабатывают для крупнейшей американской компании био-технологической эти гены, эти вставки т

Опубликовано:
Отредактировано: 18.03.2014 14:32
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх