// // В России до миллиона шизофреников. У каждого четвёртого россиянина психические отклонения. Принудительное лечение – единственный выход из положения?

В России до миллиона шизофреников. У каждого четвёртого россиянина психические отклонения. Принудительное лечение – единственный выход из положения?

3649

Страна сходит с ума

4
В разделе

Душевнобольных снова будут лечить без их на то согласия – как это делалось и раньше, в СССР. Недавно депутаты Госдумы в третьем чтении одобрили законопроект, разрешающий принудительное психиатрическое обследование граждан с их последующей госпитализацией в специальные медучреждения. Проблема действительно острая, и её как-то нужно было решать: в последние несколько лет число россиян, время от времени испытывающих помутнение рассудка, росло стремительными темпами – на 12–15% в год. Но вся беда в том, что законодатели, решая одну проблему, на пустом месте создали другую.

По предлагаемой депутатами формуле для того, чтобы упечь пациента в психушку, достаточно будет решения суда первой инстанции. Чем это может обернуться на практике, нетрудно догадаться: потенциальные соискатели богатых наследств начнут массовое судебное преследование своих зажиточных родственников. Тут и здоровому человеку недолго будет сойти с ума. А чтобы доказать, что с головой у жертвы заботы родных всё в порядке, придётся пройти малоприятную и в общем-то унизительную процедуру госпитализации в «жёлтом доме». К чему приведёт принятие столь двусмысленного закона и насколько его появление вообще было оправданно, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Фабрикант в расцвете сил в одночасье потерял всё

Но сначала – история. Очень скоро аналогичных историй будет очень и очень много. Так вот, знаменитый на всю страну «паровозный фабрикант», генерал-майор Сергей Мальцов был одним из самых влиятельных промышленников Российской империи. В так называемом мальцовском заводском округе, расположенном на землях Калужской, Орловской и Смоленской губерний, трудились сотни тысяч рабочих. У Мальцова была своя полиция, своя железная дорога и даже свои деньги – мальцовки. Рабочие фабриканта жили лучше, чем при коммунизме: их безвозмездно наделяли собственными трёхкомнатными квартирами и бесплатно лечили в мальцовских больницах. Дети рабочих учились в бесплатных гимназиях. В общем, в 60–70-х годах позапрошлого века Мальцов, можно сказать, почти построил своё собственное маленькое социальное государство в государстве. Родственники методов фабриканта не разделяли, но идти вразрез Мальцову, известному своим крутым нравом, всё же не решались. Пока в 1874 году промышленник не заключил с Департаментом железных дорог договор на изготовление в течение шести лет 150 паровозов и 3 тыс. вагонов. Мальцов вбухал в дело порядка 2 млн рублей – по нынешним меркам это 1,6 млрд (800 нынешних рублей равны одному рублю 1874 года). Построил мастерские, выписал технику из Европы, пригласил мастеров из Франции. А железнодорожный департамент вдруг взял и обнулил свой заказ – не поясняя причин. Тем временем на складах Мальцова скопилось готовой продукции на полтора миллиона рублей. Промышленник заложил свои имения. И вот тут-то жена и дети Мальцова объявили его сумасшедшим. Фабриканта признали недееспособным в суде первой инстанции и лишили всех прав на его собственные предприятия. Решающим фактором для судей стало то обстоятельство, что Мальцов создавал своим рабочим слишком хорошие условия труда. По их мнению, психически здоровый человек не мог поступать так, как поступал Мальцов. И совершенно здоровый предприниматель в расцвете сил в одночасье потерял всё. Признайтесь как на духу: вы верите в то, что и современные судьи не возьмут на вооружение схожую логику при вынесении судебных решений, на основании которых людей будут принудительно госпитализировать?

Официальная статистика занижает число душевнобольных в четыре-пять раз

Между тем сумасшедших в нашей стране действительно слишком много, и целый ряд медиков сходится во мнении, что российская официальная статистика в значительной мере занижена. Около 15 лет назад Россия перешла на классификацию болезней по так называемой схеме МКБ-10, применяемой в странах, входящих во Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ). В этой классификации термин «вялотекущая шизофрения» отсутствует в принципе, и, таким образом, все больные этой формой психического расстройства автоматически признаются здоровыми. А ведь во времена СССР именно больные вялотекущей формой шизофрении составляли основу больничного контингента всех советских спецклиник – до 80% пациентов.

По теме

Но даже если официальная статистика и занижена, как предполагают специалисты, в четыре-пять раз, она всё равно впечатляет. Год назад «Российская газета» опубликовала такие данные: в стране взяты на карандаш 3,7 млн психически больных людей. Из них 36 тыс. человек ежегодно признаются инвалидами. Каждый четвёртый россиянин страдает психическими расстройствами в разных формах, а ведь именно психические расстройства – прямой путь не только к алкоголизму и наркомании, но и к суициду. Треть из тех, кто состоит на психиатрическом учёте, – это те, «у кого выявлены психические заболевания». То есть однозначно больные люди, диагнозы которых у специалистов не вызывают никаких сомнений. Ещё 2,2 млн – те, кто регулярно обращается «за консультативной помощью». Вроде бы это и не психически больные, но посещать психиатра им по каким-то причинам всё же предписано. Что же касается данных ВОЗ, то они ещё более шокирующие. Психическими расстройствами, как считают эксперты этой уважаемой организации, в нашей стране страдают не менее 10% граждан. Это 14–15 млн человек. И в их числе каждый пятый российский подросток.

Что же касается классических шизофреников, то в России их, по данным ВОЗ, порядка 900 тысяч. Ещё 300 тыс. – те, чьё состояние врачи называют «маниакальным», больные с «неконтролируемым возбуждением». Что же касается точных данных по больным с другими видами психических расстройств – навязчивыми идеями, фобиями или патологическими влечениями, – то их специалисты ВОЗ по каким-то причинам не озвучивают. Их озвучивают эксперты общественных организаций – от 5 до 7 млн человек страдают такими расстройствами.

Лечим болезни – калечим судьбы

Неврозы и психозы становятся причинами каждой пятой преждевременной смерти. А самое распространённое психическое расстройство – это известная многим депрессия. Продолжительное уныние и потеря интереса к окружающему миру. Казалось бы, это ещё не болезнь – подумаешь, всего лишь хандра! Но специалисты убеждены в обратном: именно депрессия является одной из ключевых причин инвалидности и основной причиной самоубийств. Кстати, сегодня наша страна лидирует по числу суицидов в Старом Свете – 27 случаев на 100 тыс. человек при 5 случаях в странах Евросоюза. Но хуже всего то, что, по статистике ВОЗ, порядка 70% россиян, страдающих от психических расстройств, избегают лечения.

Это печальное, внезапно открывшееся обстоятельство стало причиной прошлогоднего демарша спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. Именно она инициировала принятие комплекса мер по срочному предотвращению дальнейшего распространения психических расстройств и адаптации пострадавших от них россиян. «В силу своей болезни эти люди сталкиваются с непониманием и предубеждениями, – считает Валентина Матвиенко. – Этим проблемам пока не уделяется должного общественного и государственного внимания». И депутаты решили, что настала пора это внимание уделить.

В апреле этого года – с подачи законодателей из глубинки – Конституционный суд рассмотрел вопрос о возможности принудительного лечения психически больных граждан. Поводом к рассмотрению стали жалобы из Красноярска и Кургана, в которых жертвы преступлений возмущались бездействием полицейских, судей и медиков. И суд вынес вердикт: принудительное лечение допустимо. Дело лишь за соответствующей законодательной инициативой. Первое чтение законопроекта о принудительном лечении состоялось тогда же, в апреле. Но спешка сыграла с народными избранниками злую шутку – предложенный ими законопроект на поверку оказался слишком сырым. «Одна из главных проблем состоит в нарушении прав больных при признании их недееспособными, – объяснял депутат Госдумы Валерий Селезнёв. – Зачастую это делается родственниками, чтобы завладеть имуществом больного человека. А чтобы оградить больных от притязаний такой родни, следует ввести в закон понятие «степени недееспособности». А ещё предоставить возможность больным хотя бы один раз в три года подтверждать этот диагноз. Сейчас же человека признают недееспособным один раз и на всю жизнь, что даёт зелёный свет разномастным мошенникам».

По теме

Больных лечить некому – не хватает психиатров

Возможно, теперь принятый депутатами законопроект доработают в верхней палате парламента – говорят, что курирует этот вопрос лично Валентина Матвиенко, так что нельзя исключать, что в будущем законе всё же досконально пропишут обязанности больного и права его родственников. Чтобы по возможности исключить случаи подтасовок и судебного произвола. Будем на это надеяться, а пока поговорим о другой не менее насущной проблеме.

Дело в том, что, по предварительным данным, с принятием закона о принудительной госпитализации число обращений в стационары вырастет минимум в три-четыре раза. Но едва ли медицинские учреждения будут готовы столкнуться с таким наплывом пациентов. Судите сами: сегодня в нашей стране действует 145 психиатрических диспансеров, 123 диспансерных отделения больниц, 2 тыс. диспансерных отделений при ЦРБ, 144 наркологических диспансеров и 257 психиатрических больниц. Это примерно 300–350 тыс. коек. Даже сегодня пройти курс госпитализации может лишь каждый четвёртый больной. А представьте себе, что может начаться с принятием нового закона?

Врачи уже сейчас признаются: к наплыву пациентов они не готовы. Не хватает не только больничных коек – не хватает и специалистов. На сегодняшний день в области психиатрической и наркологической помощи работают примерно 16 тыс. специалистов, среди которых порядка 4,5 тыс. психотерапевтов, 5,5 тыс. наркологов и полторы тысячи социальных работников. Психиатров на всех – не более 5 тысяч! На всю Россию! Два года назад Татьяна Голикова, возглавлявшая Минздравсоцразвития, предупреждала о том, что российские спецмедучреждения укомплектованы психиатрами примерно на 65–70%. А сегодня дефицит психиатров стремится к 40–45%.

Мнения Специалистов

Михаил ВИНОГРАДОВ, российский психиатр-криминалист, профессор, доктор медицинских наук, бывший руководитель Центра специальных исследований МВД:

– Я был одним из тех, кто настаивал на возвращении старой советской нормы. При этом мне совершенно понятно, что в её прежнем виде советскую норму возвращать всё же не стоит, её нужно адаптировать к сегодняшним реалиям. Медицина успела шагнуть далеко вперёд. Но советский закон должен быть взят за основу в любом случае – вместе с нормами, которые позволяли принудительно госпитализировать и лечить больных. Сегодня, надо признать, инструментов для принудительной госпитализации у врачей нет. А они должны быть.

И ещё – я всё-таки против того, чтобы окончательное решение было не за психиатром, а за судьёй. Пациент может вести себя тихо, не буйствовать и не кричать о том, что он собирается кого-то убить. Он может говорить, скажем, о конце света, но психиатр будет понимать, что этот человек представляет реальную опасность для общества. А суд этого может и не понять.

Сергей ЕНИКОЛОПОВ, кандидат психологических наук, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН:

– Депутаты собираются протащить закон, который оставляет огромное поле для всевозможных злоупотреблений. Этот закон развяжет руки нечистоплотным родственникам, начальникам, людям со связями. Любого человека можно будет при желании объявить психически больным и заняться его лечением. Другое дело, если бы в дополнение к возвращаемой советской норме вводилась бы уголовная ответственность врачей за постановку неправильного диагноза и отправку на принудительное лечение. Тогда я видел бы в этом предложении хоть какой-то смысл. Врач тогда бы дрожал немножко. А иначе какие у нас, у обывателей, гарантии, что нас не начнут принудительно лечить, когда этого не требуется? Кроме того, у огромного числа больных возникнет страх обращаться к психиатрам, возврат советских норм его только подстегнёт.

Что же касается точной статистики душевнобольных, то могу сказать с уверенностью: точной статистики в данной сфере нет. Со времён СССР люди не афишируют своего психического неблагополучия. Огромное число людей не лечится у специалистов, прибегая к помощи знахарей и гадалок. Самое распространённое заболевание в России и мире – депрессия. Россия, особенно её северная часть, расположена в «депрессивной зоне». Осенью пасмурно, идут дожди, зимой на улице рано темнеет. Поэтому отмечается высокий уровень самоубийств, алкоголизации. Всё это разные следствия депрессии. А обращаться к специалистам наш народ не привык.

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

В Российской империи действовала норма, согласно которой на принудительном лечении больного мог настоять суд. Собственно, сегодня эту норму пытаются вернуть депутаты Госдумы. В советском законодательстве долгое время о принудительном лечении лиц с психическими заболеваниями никакой речи вообще не велось. Злые языки утверждают, что, если бы такая норма существовала, в психушках могло бы оказаться более половины советского руководства той поры. Определение о том, что сумасшедших нужно лечить принудительно, впервые появилось в законодательстве СССР лишь в 1926 году. Поскольку уголовная ответственность по отношению к людям с ментальными расстройствами в те времена не применялась, в качестве «меры социальной защиты медицинского характера» больных предлагалось принудительно изолировать в больничных палатах, а не в тюремных камерах.

Любопытно, что решение о вменяемости или невменяемости тоже принимал суд, а вовсе не специалисты-медики. И делал судья это, разумеется, на глазок. Ведь никакими специальными познаниями в области психиатрии он не располагал. А проводить судебно-психиатрическую экспертизу с участием врачей судьи стали только в 1935 году.

Принципиальные изменения произошли лишь в 1961 году, с появлением нового Уголовного кодекса РСФСР. Принудительное лечение стали применять к тем, кто совершал «общественно опасные деяния, представляющие особую опасность для общества». В списке этих деяний значились антисоветская агитация и пропаганда, распространение измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, надругательство над Государственным гимном или флагом, организация и участие в беспорядках. Решение о госпитализации принимала комиссия из трёх психиатров. Согласия родственников и опекунов на госпитализацию больного не требовалось.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.12.2013 14:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх