// // В России будет применяться высшая мера наказания?

В России будет применяться высшая мера наказания?

628

Смертельный номер

Фото: Сергей Тетерин
Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Депутаты Госдумы в ближайшее время намерены вернуть в обиход судов смертную казнь. В качестве высшей меры наказания. По приблизительным подсчётам, за то, чтобы вернуться к советской практике применения «вышки», выступают примерно две трети депутатского корпуса. И дело вовсе не в особой кровожадности депутатов пятой Думы, просто, по их мнению, наводить порядок другими методами неэффективно.

В депутатском корпусе главным поборником восстановления института смертной казни по праву считается бывший заместитель Генерального прокурора РФ Владимир Колесников. Впервые он предложил вернуть «вышку» три года назад, когда судили Нурпаши Кулаева, единственного попавшего в руки правосудия живым боевика, участвовавшего в захвате в 2004 г. школы N1 в Беслане. Кулаева, к слову, осудили именно к высшей мере наказания, заменив её пожизненным заключением. Сейчас Колесников вновь выступает с инициативой вернуть смертную казнь. Зачем?

«Статистика свидетельствует, что значительное число особо тяжких преступлений совершается людьми сознательно, из-за того, что у них отсутствует страх справедливого возмездия за содеянное, – поясняет Владимир Колесников. – Преступник знает, что из десяти-пятнадцати лет, которые ему присудят за убийство, он отсидит примерно две трети срока, а то и вовсе половину. И выйдет на свободу. А вот если бы потенциальный убийца знал, что ему светит высшая мера… Не всякий пошёл бы на преступление в таком случае». По мнению Колесникова, тянуть с возвращением в обиход смертной казни больше нельзя.

Самое любопытное, что смертную казнь в России никто законодательно не отменял, мало того, мораторий на её применение, который время от времени продлевается (в последний раз – до 2010 года) также не вполне легитимен. Вот что говорят по этому поводу юристы: в 1992 году Россия обратилась с просьбой принять её в Совет Европы. Для того чтобы механизм вступления заработал, необходимо было присоединиться к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, один из дополнительных протоколов к которой (протокол № 6 ) предусматривает отказ от применения смертной казни в мирное время. Спустя четыре года Россия подписала Европейскую конвенцию и вошла в Совет Европы. Но при вступлении нами были приняты некие обязательства, в том числе и такое: в течение одного года мы должны были подписать и в течение трёх лет со дня вступления в СЕ ратифицировать протокол № 6 об отмене смертной казни.

Протокол № 6 подписали вовремя, то есть ровно через год. А ратифицировать его, чтобы он имел силу закона, Госдума должна была до 5 мая 1999 года. Да только всё не складывалось, и лишь 6 августа 1999 года, с опозданием на три месяца, Борис Ельцин внёс протокол № 6 на ратификацию в Государственную Думу. На этом всё и закончилось. Депутаты не ратифицировали протокол до сих пор. То есть формально мораторий на смертную казнь в России не объявлен. А то, что депутаты, ничтоже сумняшеся, пролонгируют его время от времени, не более чем некий жест доброй воли.

Впрочем, вместо моратория у нас формально продолжает действовать указ Бориса Ельцина «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы», который рекомендовал депутатам Госдумы уменьшить в УПК количество статей с «вышкой», а также обязал МВД и прокуратуру «гуманно обращаться с приговорёнными к смерти». Произошла подмена понятий: именно этот указ Ельцина нынче и принято считать мораторием на смертную казнь.

По теме

Витиеватые споры на тему «надо ли отменять у нас мораторий на смертную казнь?» выглядят по меньшей мере странно, считает известный адвокат Генри Резник. В данном случае сторонники и противники моратория спорят о несуществующем, так как моратория как такового у нас не было и нет. А была пропагандистская утка, запущенная в середине девяностых годов, она-то и вводит всех в заблуждение.

Тем не менее Владимир Колесников при консолидированной поддержке депутатов от «Единой России», КПРФ и ЛДПР намерен в ходе весенней сессии вновь поднять вопрос об отмене несуществующего моратория в Думе. Или, если точнее, вернуться к практике применения смертной казни в качестве меры наказания. В настоящее время идёт работа над соответствующим законопроектом, а поскольку дело, по словам Колесникова, «канительное» и требует тщательной проработки целого вороха документов, окончательная редакция будет готова примерно в конце апреля.

В ещё «сыром» тексте законопроекта смертную казнь предлагается применять за следующие преступления: развязывание либо ведение агрессивной войны, убийство представителя иностранного государства, международной организации с целью провокации международных осложнений или войны, международный терроризм, геноцид, преступления против безопасности человечества, умышленное лишение жизни при отягчающих обстоятельствах, террористический акт, государственная измена, заговор с целью захвата государственной власти, диверсия, убийство сотрудника милиции, применение оружия массового уничтожения и убийство в нарушение законов и обычаев ведения войны. Любопытно, что в виде расстрела (в 2005 году казнены 2 человека, в 2006 – 9 человек).

Впрочем, сам инициатор возвращения «вышки» Владимир Колесников утверждает, что в первую очередь высшую меру необходимо ввести для лиц, совершивших государственную измену: «Сколько сегодня в стране учёных, готовых идти на всё, чтобы заработать лишний рубль? Да, эти люди живут очень трудно, но они сами выбрали свою стезю и присягали своей стране, получая допуск к гостайне. Ещё не забыта вседозволенность девяностых, когда государственными секретами у нас торговали, как открытками. Но это необходимо один раз жёстко пресечь, и тогда у всех будет повод задуматься». Колесников также подчеркнул, что, на его взгляд, возвращение высшей меры было бы полезно вводить именно начиная со статьи об охране государственной тайны.

Правозащитники, не дожидаясь внесения законопроекта в первом чтении, забили тревогу. По мнению известного питерского юриста и правозащитника Юрия Шмидта, юридическое восстановление смертной казни грозит России самыми суровыми санкциями, вплоть до исключения из Совета Европы. «Впрочем, вряд ли эта перспектива всерьёз кого-то испугает, – сетует Юрий Шмидт. – Не стоит думать, что участие в международных организациях и пресловутое «мнение Запада» сегодня в чести. Но тем не менее рисковать членством в Совете Европы ради сохранения в стране смертной казни – перспектива сомнительная».

Правозащитник Валентин Гефтер тоже считает, что возвращение к исполнению смертных приговоров в ближайшем будущем маловероятно. «Конституционный суд России в 1999 году установил свой, не связанный с обязательствами России перед Советом Европы мораторий на смертную казнь. Срок этого моратория истекает 1 января 2010 года. Чтобы денонсировать это решение КС, нужно не просто истечение срока решения суда, нужно ещё и отменить решение президента о моратории на применение смертной казни. А на это ни один действующий президент, по моему мнению, не пойдёт».

Как знать, возможно, правозащитник заблуждается. По данным ВЦИОМ, 84 процента граждан России выступают за отмену моратория на смертную казнь. И главе государства, возможно, придётся прислушиваться к мнению большинства.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.03.2008 11:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх