// // Сможет ли старый-новый президент Грузии удержаться у власти?

Сможет ли старый-новый президент Грузии удержаться у власти?

366

Михаил Второй

3
В разделе

Ситуация в Тбилиси меняется даже не ежедневно, а чуть ли не ежечасно. Чем закончится нынешнее противостояние действующей власти и оппозиции не берётся предугадать никто. С одной стороны, есть Михаил Саакашвили, вроде бы победивший на выборах в Грузии. С другой - оппозиция ведёт себя так, как будто вопрос о проведении второго тура выборов уже решён.

Тбилисские журналисты уверяли, что есть единственно верный способ определить победителя президентской кампании: с кем из кандидатов чаще всего станет встречаться американский посол Джон Тэффтон, тому и править Грузией. Но грузинские коллеги просчитались: Тэффтон по несколько раз на дню успевал пообщаться и с Михаилом Саакашвили, и с Леваном Гачечиладзе, и с другими кандидатами. Внимания выходило примерно поровну, и достоверно определить, кому именно из кандидатов более всего симпатизируют в Вашингтоне, так и не удалось.

Настал день выборов, и пришёл черёд гадать на экзит-поллах. Сенсация не заставила себя ждать: украинская общественная организация «Общее европейское дело», считающаяся близкой к администрации президента Ющенко, выдала следующие результаты: у Левана Гачечиладзе 31% голосов и он серьёзно обгоняет Михаила Саакашвили, у которого лишь 24 ,4%.

Собственно, у Саакашвили чего-то такого и ждали, во всяком случае, недружественную информацию встретили во всеоружии: данные украинского экзит-полла обнародовали примерно в полдень, а уже в начале первого все грузинские телеканалы в едином порыве сообщили: на самом деле Мишико побеждает, ибо набрал уже более 50%. В то время как кандидат от объединённой оппозиции заручился поддержкой всего лишь четверти избирателей. Говорят, что предприимчивый Саакашвили не поленился позвонить в Киев «другу Виктору», и уже к часу дня другой украинский экзит-полл, от Фонда Разумкова, поставил всё на свои места: у Саакашвили 52%, у Гачечиладзе 25. Наблюдателям от «Общего европейского дела» крепко попало, и уже в начале третьего они попытались оправдаться. Мол, считали голоса только в Тбилиси, где оппозиционерам симпатизируют куда больше людей, нежели в провинции. Такая вот наука, статистика.

А в это время в штабе объединённой оппозиции уже откупоривали шампанское уверенные в своей победе Гачечиладзе и его команда. Позвонил кандидат от лейбористов Шалва Нателашвили, поздравил с победой. Кандидат от Партии будущего Георгий Маисашвили даже появился в штабе конкурентов, чтобы, так сказать, лично засвидетельствовать… Пили вино, радовались победе и смотрели телевизор. И вдруг статистика экзит-поллов резко изменилась в пользу Саакашвили. Оппозиционеры решили не медлить, и где-то в районе трёх часов пополудни прозвучали первые угрозы: если Мишико не прекратит, как выразился Нателашвили, «шулерничать», в день обнародования данных голосования оппозиция выведет на улицы Тбилиси 100 тыс. сторонников. И настроены они будут далеко не так миролюбиво, как 7 ноября прошлого года, когда полицейские Вано Мерабишвили за два-три дня навели порядок, разогнав недовольных дубинками и резиновыми пулями.

Пока из штаба оппозиционеров раздавались угрозы, в Центризбирком Грузии стекалась информация о том, как проходит голосование в провинции. Если бы председатель ЦИК Леван Тархнишвили знал, что неблагодарный Мишико ещё накануне был готов принести его в жертву оппозиционерам, требовавшим на время выборов назначить в Центризбирком трёх сопредседателей, он бы поведал о многом. И о том, как на участке в Зугдиди оппозиционеры гнались за координатором, умыкнувшим урну для голосования - догнать парня так и не удалось, а урна вернулась на участок спустя полтора часа. И о том, как в Кутаиси урну унесли к себе в штаб на всю ночь верные «мишикисты», а наутро оказалось, что аналогичных случаев по всей стране зарегистрировано аж 24. Но Тархнишвили молчал, и, как показало время, правильно делал. Уже к вечеру выяснилось, что судьба президентского кресла решена уже в первом туре и дополнительного голосования не потребуется. Победил Михаил Саакашвили, ему отдали свои голоса более чем 52% граждан Грузии.

По теме

В штабе старого-нового президента ликовали. Как знать, были бы возгласы радости столь же громкими, а имеретинское в бокалах столь же сладким, если бы триумфаторы знали, где в это время находился американский посол!

А Джон Тэффтон тем временем беседовал с Гачечиладзе. Вначале Тэффтон выразил раздражённому (и это ещё мягко сказано!) главе оппозиции свои соболезнования в связи с поражением на выборах. Но сразу же внёс ясность: если оппозиция не признает результатов голосования, в Вашингтоне отнесутся к этому «с пониманием». Намёк ясен? Гачечиладзе тоже всё понял с пол-оборота. Он лишь попросил посла о небольшой услуге: нельзя ли сделать так, чтобы какая-нибудь авторитетная структура из США задним числом опубликовала данные экзит-полла, схожие с теми, что ранее опубликовало «Общее европейское дело»? Посол отрезал: нельзя, даже не думайте. Нужно было позаботиться о своей победе раньше, грамотно расставляя своих людей на участках и «ограничивая возможность нарушений со стороны оппонентов любыми средствами». Так и сказал: «любыми средствами». Будьте мужчинами, ребята, действуйте жёстче!

К слову, за час до встречи с Гачечиладзе американский посол успел созвониться с Саакашвили и поздравить его «с закономерной победой» на выборах. Дипломат, однако. После встречи с Тэффтоном Гачечиладзе поспешил в свой штаб. В Тбилиси была уже ночь, но глава избирательного штаба объединённых оппозиционеров Тинатин Хидашели успела обзвонить ключевых сторонников. В помещении набилось человек 50. Держали совет, что предпринять, чтобы «переиграть» выборы с учётом сделанных ошибок, главной из которых была недооценка сторонников Саакашвили в провинции. Совещались до самого утра, в итоге решили вот что: объявляем голодовку, собираем майдан и давим на Саакашвили, чтобы тот объявил второй тур выборов. Если на украинских выборах три года назад удалось провести неконституционный третий тур, что может помешать устроить нечто подобное в Тбилиси?

К полудню следующего дня оппозиционеры объявили о голодовке. Мол, от еды отказались Гачечиладзе и пятеро его приближённых. Новость муссировалась в СМИ недолго: Хидашели объявила коллегам, что с Саакашвили к тому моменту уже «переговорили» (любопытно - кто?) и он «готов на переговоры с оппозицией, чтобы не допустить кровопролития». Поголодать успели примерно от завтрака и до обеда. Придержали и акцию протеста: сторонники оппозиции съезжались в столицу со всех концов Грузии, размещались в арендованных заранее гостиницах и на турбазах, но выходить на улицы не спешили. Ждали приказа. Готовились к противостоянию и сторонники избранного в первом туре президента. Вано Мерабишвили стянул в Тбилиси около 5 тыс. полицейских и резервистов со всей Грузии. Наготове держали и спецназ, натренированный ещё с 7 ноября. Но столкновение откладывалось.

План Саакашвили был таков: оппоненты представляют в ЦИК доказательства фальсификаций, и если ЦИК признает их существенными, проведут второй тур. Накануне председатель ЦИК, правда, позволил себе неосторожное заявление: мол, как ни крути, но мы признаем лишь 1% нарушений, о которых сообщила оппозиция. И не больше. Главу ЦИК понять можно: Саакашвили умыл руки и попытался переложить на него ответственность. Так или иначе его участь предрешена, но есть нюансы. Если Леван Тархнишвили упрётся, мол, мы действовали законно, то его, идя навстречу пожеланиям оппозиции, «сольют» по-хорошему, не испортив карьеры. Но если глава ЦИК признает, что нарушений было больше, чем 1%, его проводят с занимаемой должности прямиком в камеру предварительного заключения. Выбор небогат, и не нам винить чиновника, что он предпочёл тихую отставку общению со следователем.

Глава ЦИК ещё надеялся на чудо, всячески оттягивая встречу с оппозицией, мол, Саакашвили опомнится и наведёт порядок, как 7 ноября. Но представители Гачечиладзе становились всё настойчивее и, разуверившись в желании главы ЦИК с ними встречаться, пошли напролом, ворвавшись в здание Центризбиркома силой. Ничего не поделать, Тархнишвили пришлось садиться за стол переговоров. Но что это могло изменить? Уже на 10-й минуте встречи Тархнишвили выскочил из-за стола и направился к выходу из зала заседаний, где шли переговоры. Прессе объяснил так: «Я не приемлю давления, а фактов, подтверждающих нарушения в ходе выборов, оппозиция не предоставила».

Руки оппозиционеров были развязаны, они предприняли все попытки, чтобы «сохранить лицо» и продемонстрировать, что хотели как лучше.10 января Леван Гачечиладзе объявляет своим сторонникам, что «пришло время гражданского героизма». Пора на баррикады, разговоры окончены! А тем временем в Тбилиси ходят слухи, что Мерабишвили вооружает не только резервистов, но и некие «добровольные дружины». Во всяком случае, в распоряжении грузинских журналистов попало распоряжение министра внутренних дел обеспечить пайком и денежным довольствием на 10 дней, а также «экипировать» 2 тыс. добровольцев. Неизвестно, есть ли оружие у оппозиции, но та лёгкость, с которой сторонники Гачечиладзе прорвали полицейский кордон, обеспечивавший охрану Центризбиркома, свидетельствует о неплохой подготовке. Ясно, что оппоненты настроены идти до конца. Даже в том случае, если он станет концом грузинской государственности.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.01.2008 21:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх