// // В пище столько антибиотиков, что они перестают лечить болезни

В пище столько антибиотиков, что они перестают лечить болезни

537

Рецепт на мясо

2
В разделе

Мир лихорадит: продовольствие дорожает, термин «продуктовая инфляция» уже стал достоянием широкой общественности, а по ряду стран прокатились голодные бунты. Как выяснилось, не всё гладко и в сытых государствах: их жители рискуют быть отравленными. В Германии разразился диоксиновый скандал. В продукции сразу нескольких производителей комбикормов для животных было обнаружено повышенное содержание этого яда. Разумеется, под угрозой оказались и жители других государств, поскольку никто не отменял экспорт. Но самое плохое то, что эксперты не могут дать ответ, каким образом диоксин мог попасть в пищу. Соответственно нельзя исключать его появление в других частях света. Каждую неделю становятся известны всё более пугающие подробности: количество закрывающихся предприятий – производителей мясной продукции растёт в геометрической прогрессии. Впрочем, попадание в продукты питания столь опасных веществ, как, например, диоксин, – ещё не главная проблема современной пищевой индустрии. Намного опаснее может оказаться использование производителями разрешённых пищевых добавок или медикаментов.

Вообще-то, диоксин в немецких комбикормах для животных был обнаружен ещё в марте прошлого года. Подтверждением тому служил анализ, проведённый в одной из частных лабораторий страны, который показал, что в продукции компании Harles und Jentzsch содержится вдвое больше допустимого количества этого опасного вещества. Однако по каким-то причинам контролирующие органы Германии должного внимания этому факту не придали. По словам представителя министерства сельского хозяйства земли Шлезвиг-Гольштейн (именно в этом районе расположены предприятия проштрафившегося производителя), чиновники узнали об этом анализе только 27 декабря прошлого года. Каким образом получилось так, что столь тревожный факт более чем полгода замалчивался, неизвестно.

В результате в начале этого года в Германии было закрыто около 4700 свиноферм и птицеводческих хозяйств, которые могли быть потенциальными потребителями опасных комбикормов. Однако на этом история с диоксином не закончилась. Буквально на прошлой неделе немецкие контролирующие органы объявили о том, что повышенное содержание этого опасного вещества было также обнаружено в комбикормах, производимых на заводе в нижнесаксонском городе Дамме. Компания поставляла свою продукцию в земли Северный Рейн – Вестфалия, Бранденбург и Бавария. Так что в целях безопасности пришлось закрыть ещё 934 предприятия по производству мяса свинины и птицы.

Столь радикальные меры по закрытию предприятий пищевой индустрии, предпринимаемые немецкими властями, вполне объяснимы. Диоксин – очень опасное вещество, потребление которого даже в небольших дозах может привести к летальному исходу. По токсичности диоксин превосходит даже некоторые боевые отравляющие вещества: 10 граммов диоксина на 1 килограмм веса более чем достаточно, чтобы убить человека.

Впрочем, диоксин очень опасен и в меньших дозах: он обладает мощным мутагенным, иммунодепрессантным и канцерогенным действием. Главная опасность диоксина заключается в том, что он способен подавлять или изменять функции организма, например нарушать процесс деления клеток, что приводит к серьёзным сбоям в работе эндокринной системы, провоцирует развитие рака и многих других смертельных заболеваний. Но самое главное – диоксин имеет свойство накапливаться в организме и выводится лишь по прошествии 30 лет.

Вообще, диоксин в качестве удобрения использовался американцами во времена кампании во Вьетнаме: применение столь токсичного вещества позволяло максимально эффективно вести сельскохозяйственные работы. «В жарком климате Вьетнама это вещество очень эффективно подавляло рост сорняков. И тогда о его повышенной токсичности по понятным причинам особенно не задумывались», – поясняет независимый аналитик аграрного рынка Николай Григорьев.

По теме

Однако в ЕС, как, впрочем, и в самих США, использование диоксина в качестве удобрения запрещено уже не одно десятилетие. Более того, в свободной продаже данного вещества просто нет – так что предположение, будто фермеры в Германии могли использовать диоксин, дабы сэкономить на производственных затратах, звучит в современных условиях просто нелепо.

«Случай в Германии – это страшная трагедия, которую можно сравнить, например, с тем, когда человек приходит в школу и ни с того ни с сего расстреливает несколько десятков детей. Фактически диоксин – это боевое отравляющее вещество, и как он мог попасть к фермерам, мне не очень понятно. Я думаю, что это ещё станет предметом серьёзного уголовного расследования», – отмечает Николай Григорьев.

Впрочем, некоторые меры немецкими властями уже были предприняты: в частности, главе компании Harles und Jentzsch Зигфриду Зиверту грозит тюремное заключение сроком на несколько лет, а сама компания была вынуждена объявить о банкротстве. Однако главный вопрос, каким образом столь опасное вещество попало в корма для животных, пока так и остаётся без ответа.

Интересно заметить, что вообще-то нынешний диоксиновый скандал в Германии не первый случай, когда европейских производителей уличают в использовании запрещённых удобрений. Так, в 2008 году аналогичный случай произошёл в Ирландии. Правда, тот инцидент получил куда меньшую огласку. Возможно, потому, что проблему удалось разрешить буквально в считанные дни. Так, 8 декабря 2008 года наш российский Россельхознадзор обратился с официальным запросом к ветеринарным службам страны, а уже 15 декабря ирландцы отчитались перед российской стороной о комплексе мероприятий по устранению последствий попадания диоксина в корма для свиней. Но, очевидно, для перестраховки российские ветеринары ещё целый год не отменяли введённый запрет на импорт ирландской свинины.

«После предоставления ирландской ветеринарной службой подробного отчёта о ликвидации последствий загрязнения кормов диоксином и плана мероприятий по предупреждению подобных происшествий в дальнейшем Россельхознадзор счёл возможным отменить с 1 февраля 2010 года ограничения на ввоз в Россию из Ирландии свинины и мясных продуктов из свинины», – говорилось в официальном сообщении ведомства.

В случае с Германией, похоже, разрешить ситуацию быстро и безболезненно не удастся. На прошлой неделе руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт выразил недовольство информацией, которую ему предоставляют немецкие коллеги. По его словам, российской стороне до сих пор неизвестно, есть ли в числе 90 предприятий, аттестованных на поставки продукции в Россию, те, на которых могли использоваться опасные корма. Впрочем, российским потребителям беспокоиться особо не о чем: в настоящее время Россия ввела запрет на поставки мясной продукции из Германии, да и в принципе объёмы импорта из этой страны традиционно были довольно незначительными.

Впрочем, далеко не всегда попадание опасных веществ в продукты питания проходит столь безболезненно для потребителей. Напомним, что в 2008 году в сухих молочных смесях китайского производства был обнаружен не менее опасный, чем диоксин, меламин. Причём тогда опасная продукция даже успела поступить в продажу. Результаты оказались трагическими: потребление опасной продукции явилось причиной смерти 8 младенцев, ещё 300 тыс. детей были вынуждены пройти серьёзное лечение. Примечательно, что в этом году в Китае, похоже, разгорается очередной меламиновый скандал: неделю назад власти страны арестовали 96 человек за незаконную продажу молочных смесей для детей с повышенным содержанием меламина.

Небезынтересно заметить, что подобные пусть и трагические, но всё же форс-мажорные обстоятельства и компании-производители, и контролирующие органы нередко предпочитают использовать в своих целях. Например, когда в 2008 году разразился скандал с китайскими молочными смесями, всех российских производителей молочной продукции тут же обязали проводить специальное тестирование на предмет отсутствия в их продукции опасного вещества. Причём, поскольку специальной методики по выявлению меламина в лабораториях не существовало, естественно, был выделен соответствующий бюджет на её разработку.

По теме

«Это всё равно как если бы производителей обязали проводить лабораторную проверку на предмет отсутствия, скажем, плутония в их продукции или ещё какого-нибудь подобного вещества», – поделился с «Нашей Версией» на условиях анонимности один из работников отечественной молочной промышленности.

Куда более серьёзные экономические интересы и крупных корпораций, и чиновников присутствуют на рынке разрешённых пищевых добавок. В последние годы притчей во языцех стало использование антибиотиков в животноводстве. Ещё несколько лет назад Всемирная организация здравоохранения рекомендовала всем сельхозпроизводителям максимально снизить применение подобных препаратов в животноводстве. Однако пока к её советам, да и то скорее формально, прислушались только в странах ЕС.

В США, России и Китае животным продолжают щедро скармливать всевозможные лекарственные препараты, которые естественным образом впоследствии попадают и в организм человека.

Экономическая выгода от подобного ведения бизнеса очевидна.

«Сегодня обычная выживаемость цыплят на российских птицефабриках, которые не применяют антибиотики, составляет 92–93%. Причём 90-процентная выживаемость даёт возможность окупать расходы, а 2–3% – это прибыль птицефабрики от одного производственного цикла.

В году семь циклов, соответственно прибыль составляет 14% в год. Если применить антибиотики, то можно добиться 97–98% выживаемости, повысив прибыль в два-три раза, то есть до 50–55%», – подсчитывает один из руководителей крупной отечественной птицефабрики.

Полностью отказаться от использования антибиотиков в современном животноводстве на сегодняшний день, похоже, всё равно не удастся. Однако следует различать так называемые кормовые антибиотики и препараты, используемые для лечения животных. Первые помогают сельхозпроизводителям существенно увеличить свои прибыли: достаточно сказать, что двухмесячные поросята, получающие корм с антибиотиками, весят на 1,5–1,7 килограмма больше, чем животные, которых кормили обычным кормом. Отказаться от использования антибиотиков для лечения животных, по мнению участников рынка, сегодня значило бы поставить под угрозу сельскохозяйственный бизнес как таковой.

«При том количестве населения, которое имеется на Земле, мы вынуждены пользоваться антибиотиками. Да, это заколдованный круг, сегодня некоторые болезни человека оказываются устойчивыми уже к шестой группе данных лекарств. Однако будем надеяться, что в ближайшее время удастся придумать что-то ещё», – философствует Николай Григорьев.

В противном случае может произойти непоправимое. Вполне излечимые сегодня недуги могут трудно поддаваться лечению и приводить к летальным исходам – ведь люди так или иначе уже получают антибиотики, которыми потом их должны лечить. Это вдвойне опасно, поскольку врачи далеко не всегда смогут точно, а главное, вовремя определить причины, по которым пациент не отвечает на лечение. Между тем ответ может быть простым: дело в препарате, который в малых дозах он давно получал вместе с мясом.

Куда менее необходимым с чисто технологической точки зрения является использование всевозможных пищевых добавок, значительное количество которых по составу максимально далеки от натуральных продуктов. Однако их использование, во-первых, позволяет производителям существенно снизить себестоимость готовой продукции, во-вторых, повысить её срок годности, в-третьих, улучшить вкусовые качества – а значит, подсадить потребителя на тот или иной продукт.

Классической «приманкой» для потребителей мясной продукции является, например, глутаминат (глутамат) натрия. Эта добавка используется при производстве колбас, буженин, ветчин и т.п. Именно благодаря ей, а не натуральному мясу вкус продукта получается таким насыщенным и привлекательным, что потребителям хочется есть продукт снова и снова.

Интересно отметить, однако, что всего несколько десятилетий назад в мировом сообществе разразился серьёзный скандал относительно безопасности использования данного элемента. В частности, появилось исследование, доказывающее, что глутаминат натрия может вызвать у европейских потребителей так называемую болезнь китайских ресторанов (нечто похожее на аллергию). Однако после дополнительных исследований учёные пришли к выводу, что глутамат натрия абсолютно безопасен. Насколько можно доверять подобным выводам учёных – большой вопрос. Всё дело в том, что подобные исследования, как правило, проводят сами производители. Не исключено, что, например, кампания против глутамината натрия была начата производителями мясной продукции, не использующими эту добавку, а оттого проигрывающими в конкурентной борьбе. С другой стороны, вероятно и то, что «доказательства» безвредности натриевой соли также были инициированы пищевыми компаниями.

«Товарный вид продукта сегодня оказывается дороже здоровья потребителей. Утверждается, что использование химических добавок – это нестрашно. Действительно, никто не умирает, поев немного колбасы. Но будет ли иметь употребление в пищу всевозможных химических веществ долгосрочные последствия, сегодня пока никто не знает», – констатирует Николай Григорьев.

Примечательно, что Таким образом производители убивают сразу двух зайцев: с одной стороны, продукт делается более нежным, что нравится потребителям, с другой – шоколадная масса с добавлением данных веществ лучше течёт по трубам, что делает производство более быстрым и технологичным.

Важно отметить, что даже те пищевые добавки, которые сегодня принято называть натуральными, по сути, таковыми являются не всегда. Показателен пример ароматизаторов, которые делятся на натуральные, идентичные натуральным и искусственные. В идеале первые получают путём выделения экстракта из действительно натурального продукта. Однако методы получения этого экстракта могут отличаться: более долгий и дорогой метод – выпаривание воды из продукта. С другой стороны, для ускорения процесса можно добавить в исходный продукт бензин, который, испарившись, приведёт к аналогичному результату.

Ключевая проблема, однако, заключается не в том, что современная пищевая индустрия зачастую вынуждена использовать всевозможные химические добавки. Беда в том, что их использование сегодня превратилось в реальное оружие в конкурентной борьбе, а значит, потребителям так никогда и не суждено узнать, потребление каких продуктов действительно не несёт серьёзных последствий для здоровья, а от какой пищи следует воздержаться.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.01.2011 11:59
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх