// // Суицид — не диагноз

Суицид — не диагноз

20
В разделе

«В последнее время в Московском метро всё чаще стали сводить счёты с жизнью. Во всяком случае, я слышал о нескольких таких случаях. Давно не даёт покоя вопрос: что могло заставить этих людей броситься под поезд? Они что, психи?»

Олег, Москва

– Подобным вопросом задаётесь не только вы. Ещё не так давно склонность к суициду рассматривалась как симптом психического расстройства. В некоторых странах потенциальные самоубийцы даже подвергались уголовному преследованию. При попытке расстаться с жизнью им грозила конфискация имущества, объявлялось недействительным их завещание, в результате чего собственность переходила в казну государства.

Сегодня взгляды на самоубийство изменились. И хотя склонность к суицидальному поведению часто отмечается среди лиц, страдающих психическими расстройствами, к сумасшествию она не имеет никакого отношения.

Вопреки бытующему мнению суицидальному поведению далеко не всегда предшествуют и депрессивные расстройства. Во всяком случае, из тех, кто обращается за помощью в кризисные службы в связи с присутствием суицидальных мыслей, только у 13% выявлялся депрессивный синдром. Риск самоубийства для лиц, страдающих депрессией, оценивается в ±15%.

Как правило, подавляющее большинство потенциальных самоубийц страдают личностными расстройствами, часто в сочетании с алкогольной зависимостью. У тех, кто совершает суицидальные попытки в возрасте старше 15 лет, побуждающим мотивом чаще всего бывает: привлечение внимания (на 1-м месте); отключение сознания от невыносимых страданий и мыслей (на 2-м); стремление избавиться от физической боли, затем — желание умереть и месть.

Суицидальному поведению часто предшествуют кризисные ситуации, которые субъективно воспринимаются как непереносимые или безнадёжные. К событиям, несущим в себе потенциальную опасность самоубийства (или его попытки), относятся: смерть близкого человека или любимого домашнего животного, развод, госпитализация, переезд на другое место жительства, проблемы во взаимоотношениях с партнёром, потеря работы или увольнение, тяжёлая болезнь, угроза потери репутации.

При этом около трети потенциальных самоубийц не имеют ни малейшего желания умирать. Таким способом они лишь пытаются привлечь к себе внимание. В большинстве случаев развитие суицидальных мыслей происходит в интервале от нескольких недель до нескольких месяцев. Словами и поведением люди сигнализируют о своих намерениях. Для тех, чьи друзья или близкие решили свести счёты с жизнью, настораживающими должны стать: подавленность или агрессия потенциального самоубийцы по отношению к окружающим, его стремление к уединению, отказ от общения, изменение обычного ритма жизни, уничтожение предметов, олицетворяющих воспоминания (фотографий, одежды), раздача личных вещей «на память», суицидальные мысли.

В этом случае сидеть сложа руки нельзя. С потенциальным самоубийцей можно и нужно говорить. Не стоит опасаться, что тем самым вы вызовете у него «не те» мысли. Это заблуждение.

Другое опасное заблуждение — считать, что люди, говорящие о суициде и угрожающие это совершить, никогда не предпримут попытки покончить с собой, а те, кто уже пытался это сделать, не хотят, чтобы им помогали. Напротив, таким людям необходим доверительный разговор, а не осуждающее отношение. И ещё практическая помощь (желательно с привлечением специалиста).

Алексей Петров
Опубликовано:
Отредактировано: 24.11.2016 00:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх