// // Суд отказал администрации «ментовской зоны» в иске к «Нашей Версии»

Суд отказал администрации «ментовской зоны» в иске к «Нашей Версии»

480

ФСИН проиграл

Правда о ситуации в местах заключения редко становится достоянием общественности.
Фото: Сергей Тетерин
Правда о ситуации в местах заключения редко становится достоянием общественности. Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Измайловский районный суд под председательством федерального судьи Л. Рябковой отказал в иске исправительной колонии № 5 (п. Леплей, Республика Мордовия) об опровержении публикации «Большой хипеж», вышедшей в нашей газете 29 мая 2006 года. По нашим сведениям, дело контролировал лично начальник ФСИН России Юрий Калинин, но это не помогло. Само же дело можно без натяжки назвать беспрецедентным, ведь для установления истины суду даже пришлось проводить за колючей проволокой выездное заседание…

Написать материал о массовых беспорядках в российских тюрьмах и колониях нас подтолкнуло письмо из исправительной колонии № 5(п. Леплей, Республика Мордовия), которое мы получили весной 2006 года. «Вследствие действий представителей администрации в колонии напряжена обстановка среди осуждённых, которая нагнетена до грани срыва, вплоть до массовых беспорядков и суицида», – с таких грозных слов начиналось это послание за 25 подписями осуждённых. Интерес к письму подогревало и то, что, судя по тексту, ИК-5 была не простым исправительным учреждением, а так называемой ментовской зоной, где содержатся бывшие сотрудники милиции, прокуратуры, судьи.

Первым делом мы обратились за комментариями в Федеральную службу исполнения наказаний, куда отправили официальный запрос с просьбой рассказать о причинах и профилактике тюремных бунтов. Но ФСИН, вопреки требованиям закона «О средствах массовой информации», ответил лишь через 26 дней, хотя по закону тюремные чиновники должны были нам ответить спустя трое суток после получения обращения. Впрочем, комментировать интересующие нас вопросы ФСИН отказался. Мол, разглашение сведений о причинах тюремных бунтов «может привести к утечке сведений, составляющих специальную тайну».

Но, несмотря на отказ чиновников ФСИН, материал о причинах массовых беспорядков в колониях всё-таки вышел. В качестве экспертов в нём выступили известные правозащитники, бывшие заключённые и бывшие сотрудники администраций колоний. В публикации мы использовали и выдержки из обращения осуждённых из ИК № 5, в котором рассказывалось о неудовлетворительных условиях содержания осуждённых и издевательствах со стороны администрации. Правда, из этических соображений мы не указывали фамилии конкретных сотрудников колонии. Но сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний публикация привела в бешенство.

Разгромный ответ на публикацию за подписью начальника центра общественных связей ФСИН России господина Сидорова в этот раз пришёл в редакцию молниеносно. Обвинения в наш адрес были серьёзными. Например: «…корреспондентом В. Сарановым откровенно занята позиция злопыхательства и заведомого очернительства деятельности уголовно исправительной системы. Им грубо нарушены основные требования закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».

Некоторые пассажи господина Сидорова несли в себе глубокое философское содержание: «За мужество и героизм, проявленные при выполнении государственного долга, более трёх тысяч сотрудников ОСН (спецназ Минюста, который проводит «шмоны» в колониях. – Авт.) награждено государственными наградами. И в отличие от В. Саранова они знают, зачем они нужны». И действительно, зачем мы нужны на этом свете?

Но в целом господин Сидоров был настроен конструктивно. Он предложил нам опубликовать ряд готовых материалов на пенитенциарную тематику, если же мы откажемся, пригрозил судебным разбирательством. Естественно, размещать не понятно кем написанные тексты о райской жизни за колючкой мы не стали, и ФСИН отправился в суд. Защищать деловую репутацию.

По теме

– Изложенные в обращении сведения не соответствуют действительности, да у нас осуждённые красную икру едят! Это какая-то фальшивка! – заявил на одном из судебных заседаний представитель ИК-5. Другой представитель колонии добавил, что в ларьке «даже продаются сигареты «Парламент». Нам с большим трудом удалось сдержать смех. Из уважения к суду.

В доказательство того, что ни о каких нарушениях прав человека в этой отдельно взятой колонии не может быть и речи, представители ФСИН привезли в суд целый ворох приказов и почётных грамот, свидетельствующих о безупречной работе сотрудников администрации ИК-5. Надо сказать, что и мы пришли в суд не с пустыми руками. Так, в ноябре 2006 года в колонии повесился осуждённый Ляхов, который провёл в штрафном изоляторе (ШИЗО) 50 суток (максимальный срок ареста в ШИЗО –15 суток). За два месяца до этого двое осуждённых в знак протеста против издевательств администрации проглотили гвозди и в критическом состоянии были доставлены в больницу. Умерить пыл администрации пробовала и прокуратура: нескольким сотрудникам колонии были вынесены предостережения, например за то, что осуждённых незаконно заставляют передвигаться по территории с песней.

– Действительно осуждённых принуждали петь песни? – спросила федеральный судья Измайловского районного суда Л. Рябкова у представителей ИК-5.

– Исключительно добровольно поют, по собственному желанию, – ответил истец.

Не жизнь, а сказка: красная икра, «Парламент», как тут не запоёшь? Разве что со слабым полом проблемы…

В своём иске Федеральная служба исполнения наказаний требовала опровержения публикации «Большой хипеж». Но для нас это был не только вопрос репутации газеты. Больше волновали моральные аспекты этой истории. Несложно представить, на какой риск шли заключённые, направляя в газету столь серьёзные обвинения против своих же надсмотрщиков. И наверняка против авторов письма «хозяин» колонии уже предпринял жёсткие санкции. Если бы мы опубликовали опровержение, то получается, что мы просто подставили бы своих же читателей. Пусть и преступивших когда-то закон. Оставался единственный, и как теперь ясно, верный шаг.

«Наша Версия» выступила с ходатайством о проведении выездного заседания суда непосредственно в колонии. Представители ИК-5 заметно занервничали. Но судья нашу позицию поддержала и направила соответствующее поручение в ближайший к колонии Зубово-Полянский районный суд. Надо сказать, особых иллюзий по поводу того, что осуждённые подтвердят своё авторство и описанные в жалобе безобразия, мы не питали. По сути, им пришлось бы в очередной раз обвинять администрацию, в чьей практически безраздельной власти они и находятся.

Но результат нас поразил. Четверо осуждённых на выездном заседании суда под подпиской всё-таки сообщили, что они действительно написали это письмо и что изложенные в нём факты действительно имели место. Кроме того, выяснилось, что аналогичное обращение они направили и в прокуратуру. Остальные же остававшиеся на тот момент в колонии 14 осуждённых, чьи фамилии стояли под обращением, от авторства отказались. По понятным, в общем-то, мотивам. Кстати их показания повторялись слово в слово.

26 ноября федеральный судья Л. Рябкова вынесла свой вердикт. Руководству колонии в иске к «Нашей Версии» о признании сведений, изложенных в статье «Большой хипеж», не соответствующими действительности было отказано. «Я исходила из того, что журналист в своей статье ничего не придумывал. Письмо действительно было, и его действительно писали осуждённые», – подытожила этот интересный процесс судья Л. Рябкова.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.12.2007 11:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх