// // На развлечения экстремалов всех мастей государство вынуждено тратить бешеные деньги

На развлечения экстремалов всех мастей государство вынуждено тратить бешеные деньги

311

По тонкому льду

3
В разделе

Из года в год МЧС вынуждено тратить колоссальные силы и средства на спасение людей, которые добровольно и осознанно идут на смертельный риск. Это любители экстремального отдыха, которых то и дело ищут в тайге, откапывают из-под снега, снимают с горных вершин. Забавы отечественных экстремалов «влетают» налогоплательщику. Так, не лучше ли пустить эти средства на более актуальные цели?

«Бордеры», «корюшатники», дайверы, альпинисты - тысячи борцов со стихией атакуют горные склоны, покоряют морские глубины и дрейфуют с удочками на льдинах. Люди отчаянные - за дозу адреналина и миг азарта они готовы отдать последнее, вплоть до собственной жизни. То МЧС спасает альпинистов в Приэльбрусье, и терпят бедствие любители рафтинга на одной из китайских рек… Пресса встречает экстремалов как героев, сами спасатели придерживаются другого мнения. Так, во время операции по спасению альпинистов, совершивших восхождение по восточному склону Джангитау в Приэльбрусье, чуть было не погибли двое сотрудников МЧС. Стоимость самой операции не берётся подсчитать никто.

«Мы не ведём статистики по количеству спасённых экстремалов, хотя пора бы этим серьёзно заняться, - рассказывает заместитель директора Департамента оперативного управления МЧС России Андрей Легошин. - Ведь они оттягивают очень серьёзные силы». По словам Легошина, больше всего хлопот спасателям доставляют рыбаки. Если спортсмены-экстремалы попадают в беду небольшими группами, то рыбаков приходится спасать десятками, а то и сотнями за одну операцию. Самые отчаянные рыболовы собираются весной в Финском заливе, где промышляют корюшку. Рыбка дорогого стоит: фанатов периодически отрывает на льдинах и выносит в открытое море. Настоящего «корюшатника» бывает приходится спасать по нескольку раз за сезон. Что показательно, за наш с вами счёт.

«Арифметика проста, - продолжает Андрей Легошин, -

Впрочем, рыбаки-экстремалы орудуют не только в Финском заливе. Серьёзную головную боль спасателям они обеспечивают и в Приморье, Карелии, на Рыбинском водохранилище и даже в Строгинской пойме Москвы-реки.

Особое место на карте экстремального отдыха занимают Центральный Кавказ, Саяны, Алтай, Хибины. Помимо альпинистов эти места стремительно осваивают сноубордисты, которые всё чаще попадают в хронику чрезвычайный происшествий. «Сноубордиста интересует свежий склон, а на нём очень высока опасность схода лавины, - продолжает Легошин. - Причём что-либо объяснять им порой бесполезно. Считают: «Я, мол, уеду от лавины». На самом деле шанс - один из тысячи. Пока от лавины ещё никто не уезжал...»

В самом экстрим-сообществе взгляды на проблему «спасения утопающих» расходятся. Одни считают, что властям негоже вмешиваться в дела экстремалов, а МЧС должно им помогать лишь потому, что они, как граждане, платят налоги. Другие настаивают на том, что рынок экстремальных развлечений должен становиться более цивилизованным, как, например в Европе. «Почему российские сноубордисты часто попадают в чрезвычайные ситуации? - делится своими соображениями руководитель Московской федерации сноубординга Дмитрий Рябов. - Проблема в их неосведомлённости. Понятно, что засыпать может любого, но чаще всего в беду попадают начинающие сноубордисты, которые не представляют реального уровеня опасности».

По словам Дмитрия Рябова, большинство российских «бордеров» сегодня катаются дикарями. Эти люди не контактируют с властями и спортивными организациями - от них и самые большие проблемы. Зачастую жертвами их развлечений могут стать ни в чём не повинные люди. Например, бывали случаи, когда под лавины, вызванные сноубордистами, попадали ничего не подозревавшие туристы. Причём число поклонников этого вида спорта стремительно растет. Только за последний год в Москве, по данным федерации, было продано более 50 тыс. комплектов «бордерского» снаряжения.

По теме

«Когда мы организуем какие-то мероприятия, представители МЧС для нас - это первые люди, - продолжает Дмитрий Рябов. - Продумывается и просчитывается всё. Кроме того, все наши спортсмены обязательно застрахованы от несчастных случаев. А дикари - нет.

Конечно, «закручивание гаек» придётся по душе не всем. Но проблема назрела, и её нельзя не замечать. В МЧС нам затруднились обозначить даже порядок суммы, в которую государству обходятся любители экстремального отдыха.

«Это очень существенные средства. Я не сторонник карательных мер, но, наверное, они нужны, - рассказывает Андрей Легошин. - Экстремалов можно сравнить с автомобилистами. Если люди гибнут на пожаре - это чрезвычайная ситуация, а если за рулём машины, то они прекрасно понимают, что автомобиль - это средство повышенной опасности, и добровольно идут на такой риск. Но на дорогах есть хоть какие-то правила, есть и меры воздействия - штрафы, лишение прав. В случае же с экстремалами никаких ограничений нет. Думаю, нужно внести определённые поправки в Кодекс об административных правонарушениях».

Не лишним будет присмотреться и к европейскому опыту, где вопросы обеспечения безопасности любителей экстремального отдыха давно решены. Например, в Европе не найдёшь ни одного сноубордиста, который катается по склонам без специальной страховки. Случись что, и страховые компании полностью возместят расходы на работу спасателей и техники. Кроме того, в тех же Альпах практически не осталось бесхозных склонов. Их владельцы делают всё, чтобы сделать отдых клиентов максимально безопасным. Увы, нам до этого пока ещё далеко.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.11.2016 15:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх