// // Что ждет Александра Пичушкина в «пожизненной колонии»

Что ждет Александра Пичушкина в «пожизненной колонии»

2157

Зэки навеки

4
В разделе

Приговор «битцевскому маньяку» Александру Пичушкину до предела заострил один весьма дискуссионный для современной России вопрос: не вернуть ли в нашей стране смертную казнь. Как показывают данные социологических опросов, в случае с Пичушкиным это решение поддержало бы большинство граждан страны… Однако власти решили не создавать прецедент – в итоге «битцевский маньяк» отправится в одну из пяти российских «пожизненных колоний». Наш корреспондент побывал в одной из них.

В России, по данным Федеральной службы исполнения наказаний, существует пять колоний для «пожизненных». «Белый лебедь» в Пермском крое, «Чёрный дельфин» под Оренбургом, «Ивдель» на Урале, колония № 18 в Ямало-Ненецком округе и остров Огненный в Вологодской области. В них отбывают наказание около 800 человек, ещё 959 заключённым «вышку» и «пожизненное» заменили лишением свободы на сроки от 15 до 25 лет.

…Итак, Вологодская область. Остров Огненный, до ближайшего более-менее крупного поселения километров 30. Когда-то, 300 с лишним лет назад, здесь был монастырь для тех, кто решил навсегда уйти от мирской жизни. Сейчас – зона, колония № 5, а в простонародье просто «пятак». С «большой землёй» Огненный соединён деревянным мостком, метров 100 длиной. По эту сторону – крошечная деревушка. Двухэтажные дома-бараки. Местные жители этого и нескольких соседних поселений трудятся в колонии. Мужчины – охранниками, женщины – на пропускном пункте или в столовой.

– Нормально всё, мы уже привыкли, – отвечает на мой вопрос, не боятся ли они столь опасного соседства, повар «пятака» Валентина. Чуть позже, правда, женщина признаётся, что, будь у её семьи выбор, конечно, давно бы уехали. Но такой возможности нет, их нигде не ждут. Поэтому живут здесь.

Вокруг острова раскинулось озеро. Дальше – непроходимые леса, глушь, бездорожье. Начальник «пятака» Мирослав Макух не без гордости говорит, что за время существования колонии отсюда не убежал ни один заключённый. Хотя – нет. Есть одна история, но сотрудники рассказывают её как анекдот. Несколько лет назад один осуждённый пробрался в машину, увозящую из колонии нечистоты. Он чуть не задохнулся в фекалиях и, когда его обнаружили водители, молил об одном – поскорее вернуть его в колонию. Готов был пешком бежать перед конвойной машиной до самого Огненного. Повторить его путь никто не пытался.

«Тогда, в 96-м, наши подопечные, получив вместо высшей меры наказания пожизненное заключение, истерили: «Лучше расстреляйте нас! Не сможем вот так в колонии навсегда…» Через какое-то время они понимали, что и тут можно жить. Причём жить не так уж плохо», –вспоминает Мирослав Макух.

…Административный корпус. Следом за ним – белёные двухэтажные дома, где живут осуждённые. Первый отряд… второй… третий… В камерах с отхожим местом по два-три человека. Наручники на них надевают, лишь когда выводят в баню или на репетиции художественной самодеятельности.

Романтичное блюдо «тюремная баланда» тоже кануло в Лету. Осуждённые пожизненно едят кашу, яйца, молоко, мясные борщи и супы, пюре с рыбой. В некоторых камерах даже есть телевизоры! …Иду по тюремному коридору. По бокам – крепкие железные двери. На каждой по две-три бумажки. Фотография, фамилия и имя заключённого, краткая история. Судьбы, судьбы, судьбы…

По теме

«…трижды судим. В состоянии алкогольного опьянения убил жену, тёщу, тестя…»

«…в состоянии алкогольного опьянения убил жену, малолетних дочь и сына…»

«… изнасиловал и убил двух маленьких девочек…»

Заглядываю в глазок камеры маньяка. Осуждённый сидит на кровати и ласково гладит свернувшихся калачиком на его простыне… двух серых кошечек. Они живут в этой камере, с ними убийца и насильник делится остатками завтрака-обеда-ужина… Закон содержание животных в камерах не запрещает…

Самому молодому «пожизненнику» 26 лет. Вместе с двумя приятелями они убивали и грабили таксистов. На суде молодым людям задали резонный вопрос – зачем? Ведь оба парня – из благополучных и обеспеченных семей. Юные преступники вполне спокойно ответили: да просто скучно было, хотелось развлечься…

Сейчас тот из парней, которому дали пожизненное заключение (он признан организатором и лидером), орёт матом на сотрудников колонии, кто бы ни подошёл к его камере. «Ничего, – констатирует начальник колонии, – всего-то несколько месяцев сидит. Образумится… через пару лет…»

На вологодском острове сидит и террорист, причастный к взрыву в Пятигорске в 2000 году. Парень пригнал на местный рынок машину, начинённую взрывчаткой, пострадало 123 человека. Сейчас он забрасывает письмами правозащитников: просит доказать его невиновность – мол, не знал, что в автомобиле была взрывчатка…

Кстати, фразы «Я – невиновен!» и «Я раскаялся, больше не буду» – излюбленные «песни» обитателей «пятака». Их поведение напоминает непослушных детей, наказанных взрослыми за непослушание. Только в данном случае результат «шалости» – чья-то жизнь, и чаще всего не одна.

В советское время заключённых – всех без исключения – отправляли на производство, причём на самые сложные участки. Они прокладывали дороги, возводили мосты, трудились в шахтах и на рудниках. Сегодня былой лозунг – «труд на благо Родины – лучший путь к исправлению» неактуален. Например, в Вологодской колонии действует цех по пошиву рукавиц, но рабочих камер – всего две. В каждой – всего по два рабочих места, со швейными машинками. Итого в день «общественно- полезным трудом» могут заниматься всего четыре человека. Заключённых же здесь около 200 человек.

После 25 лет отсидки заключённые могут подать прошение об условно-досрочном освобождении. Такие правила прописаны в законе, но на практике ещё не применялись. Нет у нас просто пока «пожизненных», которые отсидели бы 25 лет. Через семь лет – будут. Полковник Макух заранее обеспокоен этой ситуацией.

– У меня нет гарантии, что, выйдя на свободу через 25 лет, наш вчерашний зэк начнёт вести нормальную жизнь в обществе, – кипятится начальник. – Я не знаю, куда он пойдёт. Может быть, отправится к бывшей жене, которая его «не дождалась», и начнёт ей мстить? Или «вспомнит» участкового, следователя, судью, которые его посадили… Мы – я имею в виду наше «гуманное» государство – опять всё перепутали. На Западе – да! «Пожизненный» может выйти из тюрьмы уже через 12 лет – он раскаялся, он осознал! Но там другие условия, другая система отбывания наказаний. У нас же как? В клетку посадили – сиди 25 лет. Выпустили… Куда?!

На заключённых вологодской колонии ежегодно уходит 50 млн. государственных рублей. За содержанием «пожизненных» следят многочисленные правозащитные организации, наши и западные. Они присылают обитателям «пятака» посылки, переводят на личные счета деньги. Приезжают и сами. Контролируют: не обижает ли кто постояльцев «пятака», не нарушает ли их права?.. Сыты ли, обуты, одеты?

«Если Пичушкин попадёт сюда (пока это не стопроцентная информация, но вполне возможный факт), никто его не убьёт, не покалечит, – подводит итог Мирослав Макух. – А то в некоторых газетах уже прошли сообщения, что маньяка убьют соседи по камере. Это только в фильмах показывают: привезли заключённого, бросили его толпе – делайте что хотите… Всё не так. Конечно, мы будем держать его одного. «На съедение» не отдадим. Мы ведь отвечаем за его безопасность… Даже если он маньяк…»

Опубликовано:
Отредактировано: 29.11.2007 12:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх