// // Станки и машины в российской промышленности изношены на 80%

Станки и машины в российской промышленности изношены на 80%

478

Против лома

Старое оборудование зачастую может быть вполне работоспособным,
но без модернизации – это хлам
Фото: ИТАР-ТАСС
Старое оборудование зачастую может быть вполне работоспособным, но без модернизации – это хлам Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Счётная палата (СП) РФ представила недавно свой анализ состояния основных фондов российской промышленности. Диагноз неутешительный: износ основных фондов достигает 80%. Обновление фондов идёт медленно, а новые машины и оборудование на 99% импортные. «Наша Версия» выяснила, каковы перспективы отечественной промышленности и как долго она ещё сможет работать.

Сегодня только 9,6% производственных мощностей имеют возраст до пяти лет, говорится в сообщении СП. Даже в 1970 году, когда старение мощностей уже считалось проблемой, такой возраст имело 40,8% производственных фондов. С тех пор средний возраст оборудования увеличился вдвое, динамика обновления не превышает 11%, а износ в отдельных отраслях доходит до 80%, что угрожает техногенными катастрофами.

В принципе ничего нового аудиторы Счётной палаты не сказали. О необходимости модернизации производства в России говорят не одно десятилетие. Почему же воз и ныне там?

Одна из наиболее быстро модернизирующихся отраслей – металлургия. Вернее, процесс переоборудования в этой отрасли в основном закончен. На сегодня российские металлургические предприятия даже более современные, нежели западные.

Секрет прост – конкуренция. С начала 2000-х стали резко расти цены не только на нефть, но и на металлы. Однако в отличие от нефтяной вышки металлургический комбинат можно поставить не только у залежей руды. Одновременно с ценами росла и конкуренция металлургов, в которой по мере сил участвовали национальные правительства. Для наших металлургов это означало конкуренцию с дешёвой китайской продукцией, с одной стороны, и постоянные антидемпинговые расследования на Западе – с другой. Снижение себестоимости при повышении качества стало для них вопросом выживания – столько металла внутри России просто не было нужно (а алюминия российская промышленность вообще потребляла лишь 1% произведённого). Металлурги всё поняли правильно и на вырученные от подорожавшей продукции деньги переоснастили производство и переобучили персонал.

Чуть менее интенсивно подобные процессы шли в трубной промышленности – в стране активно строились трубопроводы, а на звание поставщиков активно претендовали украинские трубные заводы с более дешёвыми ценами. Ещё менее интенсивно, но всё же шли процессы обновления производства в нефтегазовой промышленности – здесь подгонял тот факт, что без новых методов (и соответственно без нового оборудования) объём добычи падал весьма чувствительно.

Но были и другие стимулы. Например, активно переоснащалась пищевая промышленность, куда массово вошёл иностранный капитал. Появление иностранных автосборочных производств подняло процент обновления фондов и в машиностроении, хотя здесь есть заводы, в которых до сих пор стоят станки времён 50-х годов прошлого века. Ещё некоторый процент обновления фондов в машиностроении (в основном в средних производствах) дала начавшаяся в прошлом десятилетии тенденция транснациональных компаний выводить производство из подорожавшей после вступления в ЕС Восточной Европы. В основном речь идёт о подразделениях германских машиностроителей: Китай для них не всегда подходит из-за низкой квалификации рабочих, а Россия, Украина, Казахстан и Белоруссия – в самый раз. Привозя в Россию станки из Польши, они способствовали общему «омолаживанию» отрасли.

Итак, модернизацию производства двигали две вещи: конкуренция и иностранные инвестиции. А где подвижки? Почему они отсутствуют?

По теме

Одна из самых обветшалых отраслей – ЖКХ. Именно здесь износ основных фондов доходит до 80%. Именно здесь слова «техногенная авария» имеют вполне обыденный смысл: каждую зиму лопаются трубы отопления, каждое лето выясняется, что с водой дела плохи, а электричество гаснет в домах в любой сезон. Рецепт лечения этой напасти тоже давно известен: дайте денег, взывают к нам представители умирающей «коммуналки».

Однако позвольте, мы даём – давно и много. Ежегодное повышение тарифов, причём со значительным превышением инфляции, давно стало «новогодней традицией». Изменения в последние годы коснулись только того, что власти запретили подъём цен дважды в год – раньше нам пересчитывали коммунальные платежи ещё и летом. Давно уже подсчитано, что в целом за это время коммунальные тарифы выросли на 400–800%. Ровно настолько выросли за это же время цены на нефть, газ и металлы. Почему же металлурги и нефтяники сумели на эти деньги переоснастить свои производства, а коммунальщики – нет?

Потому что вся сфера ЖКХ – монопольная. Ни один из элементов коммунальной системы не существует в условиях острой конкурентной борьбы, и единственный вид противостояния – это возмущённые граждане, не понимающие, почему собачья конура с протекающим потолком и холодными батареями уже обходится им в такую же цену, как номер в отеле Турции.

Нет реальной конкуренции и в других инфраструктурных отраслях – и именно они «чемпионы» по возрасту оборудования. Так, в июне этого года Всемирный банк (ВБ) представил отчёт по России, в котором отмечается неудовлетворительное состояние транспортной инфраструктуры страны и её недостаточное финансирование. В исследовании, в частности, отмечается, что в 2010 году прогнозируется снижение транспортных расходов на 0,6% ВВП по сравнению с 2,5% ВВП в 2009 году, которых и так было мало. В профильном рейтинге Всемирного банка Россия находится на 48-м месте в мире по показателю доступности и качества транспортной инфраструктуры. По качеству автодорожной инфраструктуры мы на 111-м месте, почти в самом конце списка. По качеству инфраструктуры воздушных и водных портов Россия находится на 87-м и 82-м местах соответственно. При этом, по данным ВБ, недостаточные расходы на ремонт и содержание транспортной инфраструктуры являются одной из причин ухудшения её качества в России.

По предварительным оценкам Всемирного банка, годовой объём недофинансирования ремонта и содержания дорожной сети в России составляет 1,2% ВВП. По мнению банка, выделение достаточных средств на ремонт и содержание инфраструктуры экономически эффективно и обойдётся заметно дешевле, чем финансирование накапливающихся ремонтно-эксплуатационных проблем и нового строительства дорог в будущем.

Рачительные немцы имеют в своём машиностроении один из самых высоких показателей в Европе среднего возраста оборудования. Значит ли это, что у Siemens или MAN проблемы со станками? Ничего подобного. Дело в том, что у современного станка быстро устаревают «мозги» и их надо менять в первую очередь, а саму основу можно эксплуатировать гораздо дольше. Плюс достаточно большое количество дополнительного и подсобного оборудования вообще ничем не отличается от того, что выпускалось 10–20 лет назад.

Эта тенденция хорошо видна на примере авиастроительной отрасли США. Имея такой авиастроительный гигант, как Boieng, именно американцы тем не менее разработали и внедрили практику капитальных ремонтов самолётов, позволяющих им продлевать ресурс до 1,5 раза.

Впрочем, как отмечается в материалах СП, модернизация модернизации рознь. Так, вполне современный телекоммуникационный сектор оснащён преимущественно импортным оборудованием – его доля доходит до 80%. Нефтяники и газовики вроде бы «покупают отечественное» – буровые установки, как правило, заказываются в России. Беда только, что их комплектующие на 45% импортные.

Что это означает? Что российская промышленность находится в замкнутом круге. Без модернизации ей не стать конкурентоспособной. Но закупка отечественного оборудования конкуренции не поможет, а покупка импорта – верный способ убить отечественного производителя аналогичной продукции. Который может выжить только за счёт проигрыша в конкурентной борьбе тех, кто его устаревшую продукцию закупит…

И ещё, предупреждает аудитор СП Сергей Рябухин, проводивший исследование: вступление в ВТО может создать риски для ряда высокотехнологичных производств, чьё развитие на данный момент опирается на государственную поддержку. Например, оборонно-промышленный комплекс. Впрочем, неудачные запуски «Булавы» уже породили вопросы к реальному уровню конкурентоспособности нашего ВПК. И нужно признать: за те долгие годы, что идут переговоры о вступлении России в ВТО, было много истерик как о неминуемом коллапсе российской промышленности, так и о невиданном расцвете российской экономики. Но плана адаптации российской промышленности или хотя бы её наиболее чувствительных секторов вроде того же ВПК так и не было написано. Более того, время от времени оптимистично заявляется, что России крупно повезло: мы так отстали, что теперь можем при необходимости сразу закупить новейшее оборудование, пока западные конкуренты будут, скрежеща зубами от злости, работать на неокупившемся старом. О том, что при нынешнем состоянии российского обрабатывающего сектора речь может идти только о закупке импортного оборудования, где никто нам новейшие разработки не продаст, при этом как-то не вспоминают. Но такой близорукости аудиторы СП вряд ли помогут.

Опубликовано:
Отредактировано: 27.12.2010 14:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх