// // Скандал с участием семьи видного донского политика продолжается

Скандал с участием семьи видного донского политика продолжается

1302

Земля и спикер

3
В разделе

В феврале «Наша Версия» опубликовала материал «Крепостные селяне». В нём рассказывалось о том, как семья спикера Законодательного собрания Ростовской области Виктора Дерябкина завладела 130 гектарами земли, на которой прежде жители местного села Генеральского пасли коров, – теперь там строится элитный коттеджный посёлок. При этом каким-то образом на кадастровой карте сдвинулись границы домовладений селян.

Обращения в суд оказались бесполезны. Спустя полтора месяца мы вернулись к этой истории – отчаявшись, тракторист Иван Тыняный наложил на себя руки. И вот очередной поворот событий: похоже, власти решили приструнить и селян, решившихся отстаивать свои права, и журналиста, решившегося рассказать о чиновничьем беспределе.

Сначала пришла отвратительная новость: какие-то люди ходят по селу, собирают

сплетни и сами, в свою очередь, пускают новую – дескать,Иван Тыняный покончил с собой вовсе не по тому, что у него фактически отняли приусадебный участок, а из-за отношений в семье. Потом появилась публикация в газете, учреждённой областной администрацией: мол, нечего впутывать в историю спикера, он тут ни при чём. Действительно, главные участники этой истории – дочь Виктора Дерябкина Юлия и её сожитель Алексей Ковалевский. Так ведь никто и не говорил, что председатель заксобрания лично участвует в сомнительных операциях.

А потом произошло самое интересное. Для начала меня пригласили в отдел Следственного комитета РФ по г. Новошахтинску. Старший следователь Сергей Коротун с первых же слов сообщил: якобы родственники Ивана Тыняного решили пожаловаться на меня за то, что я не спросил у них разрешения на публикацию о случившейся трагедии. Да и вообще всё изложенное не соответствует действительности. Сами жалобы, правда, он не показал.

Я расскажу депутатам о ситуации, и пусть они решают. Если скажут уйти – я уйду

Позже к беседе присоединился начальник Сергея Коротуна. Оба следователя долго выясняли, почему я решился писать, что причиной самоубийства Тыняного мог стать земельный конфликт? И какое вообще право имеет журналист обсуждать судебные решения? Ответ, что такое право предоставляет Конституция, правоохранителей, похоже, весьма удивил.

На обратном пути из Следственного комитета я заехал к родственникам Ивана Тыняного в Генеральское. И супруга покойного Зайнап, и его сестра Ирина, и бабушка Александра Антоновна однозначно сказали: ни с какими жалобами они никуда не обращались.

Как прокуратура заботится о селянах

Кстати, в самом Генеральском люди в погонах теперь встречаются часто. Так, в начале апреля к местной жительнице Марии Данильченко явились два сотрудника прокуратуры Ростовской области. Тут, пожалуй, стоит ввести читателя в курс дела. Когда Алексей Ковалевский оформлял купленную землю, одному из участков кадастровые инженеры (до сих пор не установленные) поменяли координаты, зарегистрировав участок на кадастровой карте на муниципальном ключевом озере и домовладении Элиа­ны Едзикьянц. А её усадьбу с постройками, в свою очередь, передвинули и посадили на сельскую дорогу и подворья соседей – пенсионерки Марии Данильченко и Ивана Тыняного. Позже судья Лозобко узаконил этот абсурд, вынеся решение, согласно которому Едзикьянц должна снести часть своих построек и перенести свой участок с домом на просёлочную дорогу и на усадьбы Данильченко и Тыняного, как это зафиксировано на электронной кадастровой карте. Хотя специально для суда селяне заказали межевой план, на котором прекрасно видно, как действительно расположен участок Едзикьянц. Однако суд факт сдвига и наложения проигнорировал.

По теме

Как рассказала Мария Данильченко, прибывшие прокуроры предложили ей обратиться с иском в суд, пообещав свою поддержку. Вот только судиться она должна была не с Ковалевским, с действий которого началась вся эта чехарда с землёй, а со своей соседкой Ездикьянц! Когда же Данильченко заявила, что судиться с соседкой, которая не сделала ей ничего плохого, не собирается, а лучше было бы привлечь к ответу истинного виновника страданий, энтузиазма у прокурорских работников сразу поубавилось.

Позже Данильченко с таким же предложением звонил помощник районного прокурора, однако ответ был таким же. Пробовал он связаться с супругой покойного Ивана Тыняного. Но селяне непреклонны. Ведь терять им уже нечего, разве что, вслед за Тыняным, свою жизнь.

Невиноватый он

На фоне всего происходящего на сайте Законодательного собрания Ростовской области появилось сообщение о том, что состоялось заседание парламентской комиссии по регламенту, мандатным вопросам и депутатской этике с участием депутатов всех представленных в донском парламенте политических партий. Поводом для её сбора стала просьба самого Виктора Дерябкина. «Я расскажу депутатам о ситуации, и пусть они решают. Если скажут уйти – я уйду», – пообещал он.

Что же решила в итоге комиссия? А вот что.

«Комиссия заслушала и рассмотрела заявление депутата В.Е. Дерябкина, в котором он просил дать оценку ситуации с земельными участками в селе Генеральское… отражённой в ряде публикаций средств массовой информации, на предмет нарушения им положений областного закона «О статусе депутата Законодательного собрания Ростовской области», а также использования им своего депутатского статуса для деятельности, не связанной с осуществлением депутатских полномочий, – говорится в сообщении комиссии по данным Kr-news.ru. – По итогам обсуждения на заседании комиссии было принято единогласное решение: 1. Использование председателем Законодательного собрания Ростовской области В.Е. Дерябкиным своего статуса для деятельности, не связанной с осуществлением депутатских полномочий, в том числе для достижения личной выгоды, совершения им поступков, которые могут вызвать сомнения в добросовестности исполнения им своих полномочий, а также каких-либо иных нарушений с его стороны областного закона «О статусе депутата Законодательного собрания Ростовской области» и Правил депутатской этики не выявлено...»

Любопытно, что сам Виктор Дерябкин «просил дать оценку ситуации с земельными участками в селе Генеральском». Но оценки в решении комиссии нет. Да и вряд ли, надо предполагать, оно могло оказаться таким уж неожиданным.

Сам Виктор Дерябкин в своё время так оценил ситуацию в своём интервью: мол, единственное правильное решение – сесть и договориться. Но что означает это «сесть и договориться»? Кто и с кем должен договариваться? Имеется целая пачка SMS-переписки, в которой, если ей верить, председатель комитета по местному самоуправлению заксобрания Максим Щаблыкин «договаривается» с нынешним собственником домовладения Едзикьянц Олегом Кудашовым. Депутат, похоже, настаивает, чтобы Кудашов выкупил за 500 тыс. руб­лей свои же пять соток у пятилетнего внука спикера Вовы Ковалевского – четвёртого по счёту собственника скандального участка. Интересно, кто установил такую цену?

Подобных противоречий, недомолвок, нестыковок множество. Как они выглядят с точки зрения депутатской этики, хотелось бы знать…

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС

Ситуация в селе Генеральском более чем драматическая. Село одновременно существует в двух измерениях: виртуальном и реальном.В мире зазеркалья орудуют странные силы. Они переписывают на кадастровой карте села координаты подворий. Отрывают приусадебные участки от домов. И ставят эту фантасмагорию на кадастровый учёт. А во втором мире, реальном, люди затем мучаются годами. Не могут узаконить своё кровное, родовое. Пишут бесконечные жалобы. Обращаются в суды. Но судьи в своих решениях и определениях исходят из того, что зазеркалье, нарисованное на кадастровой карте, это и есть реальный мир.

Спикер Дерябкин говорит, что он ни при чём. Но разве второе лицо в областной иерархии может работать по принципу «ничего не знаю, никого не вижу, ничего никому не скажу»? А кто будет контролировать, к примеру, судью Новошахтинского районного суда Говоруна? Это он утвердил мировое соглашение, по которому пятилетний Вова Ковалевский в лице своей мамы Юлии Дерябкиной обещал подарить селу ключевое озеро, доставшее­ся его папе. Закон требует в этом случае наличие согласия органа опеки на сделку. Судья заявил, что орган опеки поставлен в известность. Однако отдел образования Ворошиловского райо­­на г. Ростова-на-Дону ответил иначе: по вопросу получения согласия органа опеки никто не обращался. И в Росреестре пятилетний Вова по-прежнему остаётся собственником земельного участка с озером.

По моему мнению, на примере села Генеральского в России создан прецедент: можно безнаказанно залезть в электронный кадастр, поменять там координаты в интересах одного человека, отобрать у села озеро, сдвинуть все домовладения селян друг на друга – и вам за это ровным счётом ничего не будет. И спикер законодательного собрания тут решительно ни при чём. Даже комиссия по этике это подтвердила.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.05.2015 12:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх