// // Сенсационные подробности задержания советских генералов-предателей, продавших ЦРУ сотни государственных секретов

Сенсационные подробности задержания советских генералов-предателей, продавших ЦРУ сотни государственных секретов

2477

Цилиндр двойного назначения

До ареста (на фото) генерал Поляков «выстреливал»
информацию в окна посольства США из специальной
авторучки
Фото: Сергей Тетерин
До ареста (на фото) генерал Поляков «выстреливал» информацию в окна посольства США из специальной авторучки Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Сенсация! Советские чекисты готовили убийство Эриха Хонеккера, ядерный взрыв на Аляске и арест папы римского Иоанна Павла II. В подмосковной Балашихе тренировались диверсанты, обученные устранять неугодных режиму людей в любой точке земного шара, а вся политическая верхушка Италии кормилась с рук красной разведки… Этому и многому другому будет посвящён специальный цикл исторических материалов обозревателя «Нашей Версии» Руслана Горевого, проводившего специальные расследования в закрытых архивах. Мы расскажем вам о самых секретных операциях КГБ СССР за рубежом, до сих пор засекреченных и недоступных широкому кругу лиц. Следите на нашими публикациями в рубрике «Спецслужбы».

В истории нашей разведки есть поистине удивительные эпизоды. К примеру, в 1985 году на Запад ушёл высокопоставленный сотрудник внешней контрразведки Виталий Юрченко. Менее чем через год он вернулся назад, и его мало того что не судили и не расстреляли, как это делали с другими возвращенцами (их было мало, порядка 20 человек за всю советскую историю), а ещё и наградили и даже повысили в звании. Решение о возвращении Юрченко принимал лично глава КГБ Владимир Крючков (на тот момент начальник 1-го Главного управления – внешней разведки), он же позаботился о том, чтобы перебежчику никогда и нигде не припоминали историю с его бегством в Италии.

В 1991 году, незадолго до распада Союза, Юрченко присвоили звание «Почётный чекист» и с помпой отправили на пенсию. Вскоре он умер, причём при странных обстоятельствах, о которых наверняка ещё станет известно. Но сейчас важно не это: именно с подачи Юрченко завербованных американскими, французскими и израильскими спецслужбами генералов, дипломатов и учёных решили задержать и осудить, прервав «двойную игру», но не дав им возможность удрать на Запад. Именно чтобы предупредить о готовящемся бегстве, Юрченко и вернулся в СССР. Он привёз с собой доказательства того, что в Политбюро ЦК есть люди, заинтересованные в переправке шпионов на Запад.

До сих пор официальная версия гласила, что Тогда-то «Альфе», точнее, трём её офицерам – Зайцеву, Панкину и Мирошниченко, – и было поручено провести задержание агентов, которое стало самым массовым за весь период «холодной войны». О шпионах КГБ якобы стало известно от офицера ЦРУ Олдрича Эймса, которого завербовали в 1985-м. В день своего ареста в 1994 году Эймс занимал должность начальника советского отделения в отделе контрразведки ЦРУ. Он рассказал о сотнях операций Центрального разведывательного управления США, выдал КГБ десятки агентов, но к самой масштабной ликвидации 80-х, как теперь можно с уверенностью сказать, никакого отношения не имел. Зато к ней имел отношение Виталий Юрченко, бесстрашный офицер-разведчик, которому почти год удавалось не только дурачить американские спецслужбы, но и получить доступ к самым секретным агентурным данным ЦРУ.

Есть в музее ФСБ такая фотография: пожилой человек сидит на скамье подсудимых в зале заседаний Военной коллегии Верховного суда СССР. Это генерал-майор Дмитрий Поляков, вошедший в историю разведки под кличкой Цилиндр (или Top Hat). Четверть века он передавал в ЦРУ данные о стратегических ракетах, противотанковых средствах, ядерной стратегии, химическом и бактериологическом оружии СССР. Поляков, занимавший высокие посты в КГБ и Главном разведывательном управлении (ГРУ) Генерального штаба, выдал американцам 19 советских разведчиков-нелегалов (некоторые из них были убиты), более 150 агентов из числа иностранных граждан, раскрыл принадлежность к спецслужбам СССР – военной и внешней разведке – около полутора тысяч (!) офицеров. Он предложил противнику свои услуги ещё в молодости, в бытность сотрудником нью-йоркской резидентуры, и не прекращал предавать, работая в Бирме, Индии, а затем в центральном аппарате Генштаба, Военно-дипломатической академии Советской армии. Генерал-предатель использовал свою блестящую подготовку при проведении операций приёма-передачи информации. В Москве Поляков полностью отказался от тайникового способа связи, который ему предлагали заокеанские хозяева. Он передавал американцам свои сообщения следующим образом: садился в троллейбус, идущий по Садовому кольцу и, поравнявшись с американским посольством, за несколько секунд «выстреливал» из портативного передатчика, замаскированного под авторучку, сообщение в направлении известного ему окна резидентуры. Таким же образом осуществлялась связь через дом № 45 по Ленинскому проспекту, где проживали сотрудники американской разведки, работавшие под дипломатическим прикрытием. Засечь момент приёма-передачи разведывательной информации было практически невозможно.

По теме

Полякова и ещё с десяток высокопоставленных предателей разоблачили ещё в середине 70-х и довольно долго использовали в двойной игре. Ничего не подозревающий генерал передавал на Запад именно то, что считали нужным руководители КГБ. Для пущей достоверности Полякова не стали арестовывать даже после выхода на пенсию – он мирно жил-поживал на своей даче, а двое его сыновей продолжали работать в органах. На Полякова поступало немало «сигналов» от непосвящённых коллег, но их отметало руководство КГБ. На одном из «сигналов» даже сохранилась резолюция, начертанная председателем КГБ Виктором Чебриковым: «Генерал-разведчик не может быть предателем».

В июне 1986-го, после того как Юрченко передал КГБ сведения о том, что два члена Политбюро ЦК КПСС готовят бегство большого числа предателей на Запад, Полякова всё же решили арестовать. К нему на дачу отправили служебный автомобиль Чебрикова: якобы председатель КГБ мечтает лично пообщаться и получить дельный совет от пенсионера. Ничего не подозревавшего Полякова привезли в штаб-квартиру Главного разведуправления – знаменитый «Аквариум» близ станции метро «Полежаевская». Беседа с Чебриковым действительно состоялась, но Поляков сидел в наручниках. После того как председатель КГБ дал Полякову некоторые личные гарантии (тот просил не мешать карьере своих детей, работавших в системе КГБ СССР, и сохранить за ними дачу в Подмосковье), бывший генерал несколько месяцев давал подробные показания Военной коллегии. К слову, были упомянуты и фамилии двух членов Политбюро – тех самых, что готовили побег Полякова и нескольких других предателей на Запад. Тем не менее эти люди больше года пытались высвободить Полякова, правда, без особого успеха. Ведь сам глава ЦРУ Джеймс Вулси признавал, что «из всех секретных агентов США, завербованных в годы «холодной войны», Поляков был драгоценным камнем в короне». Цилиндра всё же расстреляли в 1988-м.

Арестовать удалось практически всех, кого люди из Политбюро собирались отправить на Запад и сохранить там как ценных специалистов. Вот лишь небольшой список арестованных: Адольф Толкачёв, ведущий специалист в области создания самолётов-невидимок и систем управления ракетами и самолётами, конструктор Министерства радиоэлектронной промышленности СССР; Сергей Моторин, сотрудник КГБ, официально являвшийся третьим секретарём посольства СССР в Вашингтоне (он передал американцам списки всех сотрудников КГБ, работавших в советском посольстве); Валерий Мартынов, подполковник КГБ, сменивший в Вашингтоне Сергея Моторина; Владимир Поташов, специалист в области проблем разоружения, сотрудник Института США и Канады; Борис Южин, офицер КГБ, работавший в Сан-Франциско под прикрытием должности корреспондента ТАСС. Именно Южин сообщил американцам о наличии специальной группы КГБ «Север», специализировавшейся на вербовке американских граждан по всему миру. Также были арестованы сотрудник боннской резидентуры КГБ Геннадий Вареник, полковник ГРУ Владимир Васильев, военно-воздушный атташе в Венгрии, заместитель начальника отделения УКГБ по Москве и Московской области Сергей Воронцов, полковник Валерий Мартынов – работник научно-технической разведки (вашингтонская резидентура КГБ), полковник Владимир Пигузов – секретарь парткома Краснознамённого института КГБ имени Ю.В. Андропова и член парткома ПГУ и ещё несколько не менее важных персон.

Интересны детали двух задержаний – Адольфа Толкачёва и полковника Мартынова. Через Толкачёва на протяжении шести лет происходила утечка важнейшей информации о технике боевого управления советских ВВС, в частности о государственной системе радиолокационного опознавания «свой – чужой». При аресте на даче у Толкачёва в тайнике комитетчики обнаружили свыше 600 тыс. рублей – деньги по тем временам огромные. При этом учёный ничем не привлекал к себе внимания и вёл скромный образ жизни: ездил на полумёртвой вазовской «копейке», а «дачей» у него числился невзрачный домик в деревне, где он запасал на зиму в погребе выращенную им картошку. На случай ареста Толкачёв держал при себе ампулу с ядом, вмонтированную в дужку очков, но воспользоваться ею он не успел, слишком быстро «альфовцы» произвели арест.

С Мартыновым получилось и вовсе примечательно. Он находился в США, и достать его оттуда было почти невозможно. При малейшей опасности он легко скрылся бы у своих американских хозяев. Но ему придумали повод для возвращения в СССР: якобы он должен был сопровождать домой «перебежчика» Юрченко.

Почти все арестованные в 1985–1987 годах были расстреляны, хотя двоих задержанных «людям из Политбюро» всё же удалось переправить на Запад. Об этом мы обязательно расскажем читателям в следующих выпусках «Нашей Версии». До последнего времени таинственное возвращение Юрченко было одной из самых главных загадок наших спецслужб. Теперь гриф секретности с его дела снят.

Опубликовано:
Отредактировано: 25.02.2010 19:38
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх