// // Наш крупный бизнес может получить очередные налоговые преференции

Наш крупный бизнес может получить очередные налоговые преференции

358

Офшор – Россия

Тень госкорпораций неотступно следует за нефтяниками
Фото: ИТАР-ТАСС
Тень госкорпораций неотступно следует за нефтяниками Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На прошлой неделе глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов предложил закрепить в законодательстве определение «национальная компания». По словам нефтяника, в законах говорится лишь о государственных компаниях и поблажках для них. Он настаивает, что в интересах нашей страны – устранить несправедливость в отношении отечественных предпринимателей. Хотя ЛУКОЙЛ и не относится к числу компаний, тяжело переживающих кризис, дополнительные возможности, разумеется, никогда не бывают лишними.

Свою идею Вагит Алекперов высказал Дмитрию Медведеву в ходе заседания Комиссии при президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики. Глава ЛУКОЙЛа рассказал президенту о своей озабоченности усилением госкомпаний.

«Мы бы не хотели, чтобы было разделение на государственные и частные компании», – заявил г-н Алекперов. По его мнению, законодательство должно использовать понятие не «государственная», а «национальная компания». А таковой, по его предложению, должна считаться любая компания, зарегистрированная на территории России и являющаяся налогоплательщиком в РФ.

Свои мотивы глава ЛУКОЙЛа достаточно прозрачно разъяснил в ходе выступления. Он отметил, что деление на государственные и частные компании присутствует в законе о недрах. В частности, в нём прописаны нормы так называемых стратегических месторождений, разрабатывать которые имеют право только те компании, более половины акций в которых принадлежит государству.

«Согласно закону получается, что иностранные и российские частные компании отстранены от наиболее интересных месторождений, – говорит генеральный директор компании «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев. – Это касается и ЛУКОЙЛа и «ТНК-ВР», к примеру. А крупные месторождения имеют право разрабатывать только «Газпром» и «Роснефть».

Причём если в процессе разработки своей делянки частная компания натыкается на крупные запасы, то по закону её вполне могут отстранить от дальнейшей работы. Конечно, она получит компенсацию за геологоразведочную работу, но, как правило, отступные никогда не покрывают затраченных сил и средств. Также частные компании ограничены в праве разработки шельфовых месторождений, к которым активно присматривается государственная «Роснефть». У ЛУКОЙЛа дела идут неплохо, несмотря на кризис. Однако, как и любой предприниматель, Алекперов заинтересован в расширении бизнеса. Международной экспансии ему, очевидно, недостаточно.

«Тем самым мы сможем отделить зёрна от плевел. Компании, которые принадлежат российским акторам (непосредственным участникам экономической деятельности. – Ред.), работают и полностью выплачивают налоги здесь, должны иметь преимущество, – говорит научный руководитель Института национальной стратегии Никита Кричевский. – Другой вопрос в том, что если брать крупные российские предприятия, то формально они принадлежат российским холдингам, а вот владельцы тех уже находятся в офшорах. То есть существует российская прокладка, а вот конечным бенефициаром является компания, зарегистрированная за рубежом».

Такие примеры в российском бизнесе сплошь и рядом. К примеру, предприятия чёрной металлургии Романа Абрамовича (ОАО «НТМК», ОАО «ЗСМК», ОАО «НКМК») принадлежат холдингу Evraz Group S.A., а его владельцем, в свою очередь, является кипрская фирма Mastercroft Ltd. И как быть с такими «российскими» активами – не совсем понятно. Налоги на старте они платят в России, но куда уходит прибыль – это вопрос. Алекперов его, правда, не поднимает, ведь и сам ЛУКОЙЛ не на 100% принадлежит российским акционерам – пятой частью акций владеет американская компания ConocoPhillips.

По теме

Очевидно, что государственные компании вовсе не демонстрируют большей заинтересованности в защите интересов страны. Они, например, точно так же используют любые пути для оптимизации налогов. «Когда «Газпром» покупал «Сибнефть», сделка проводилась через голландский офшор и руководство компании радовалось, что недоплатило в бюджет около миллиарда долларов, – напоминает руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин. — 52% акций «Газпрома» принадлежит государству, а значит, офшорная сделка одобрена советом директоров, в котором есть представители российского правительства». Выходит, что предприятия, призванные защищать экономическую безопасность России, на чьё спасение при случае будут отданы деньги налогоплательщиков, сами налоги предпочитают недоплачивать. И вспоминают о своём статусе, только когда приходит время требовать очередных послаблений. Зарегистрированы в Голландии и «дочки» Российской корпорации нанотехнологий – с помощью ухода в зарубежное пространство государственная корпорация, мол, защищает интеллектуальную собственность от несовершенного российского законодательства. И чем это отличается от поведения частного российского бизнеса?

Именно поэтому Минприроды, курирующее вопросы добычи ресурсов, согласно с предложением Алекперова. «Поправки мы готовы внести хоть завтра – они готовы. Понятие «национальная компания» корректнее, чем «госкомпания», с точки зрения выполнения поставленных задач», – сообщил замминистра Сергей Донской. И в самом деле – если нет разницы, зачем тогда разделять?

Опубликовано:
Отредактировано: 17.02.2010 11:53
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх