// // Священнослужителям могут выдать огнестрельное оружие для самообороны

Священнослужителям могут выдать огнестрельное оружие для самообороны

506

Крестом и мечом

Раньше были замполиты, теперь священники 
Фото: ИТАР-ТАСС
Раньше были замполиты, теперь священники Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Недавние убийства православных священников, одно из которых явно было бытовым, а другое – заказным, вновь поставили перед обществом, правоохранительными органами и патриархией вопрос: а не вооружить ли представителей духовенства? И если раньше священнослужители практически в один голос заявляли, что духовному лицу не пристало думать о самообороне, а вооружённый батюшка автоматически превращается в батьку, то сегодня дискуссия разразилась с новой силой и далеко не все священники согласны с официальной позицией Русской православной церкви Московского патриархата (РПЦ МП), по этому щекотливому вопросу. Пока православные ведут диспут, Конгресс еврейских религиозных организаций уже твёрдо обозначил свою позицию: раввины могут и должны защищать себя с оружием в руках. Выдадут ли духовным лицам для самообороны огнестрельное оружие, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Впервые идея вооружить священнослужителей стрелковым оружием посетила власти предержащие в сентябре 1990 года, после убийства отца Александра Меня. Тогда инициативу Межрегиональной депутатской группы чуть было не поддержало не только руководство страны, но и высшее духовенство. Но серии громких убийств, о которых предупреждали депутаты, не последовало, и всё улеглось. А не так давно священнослужителей снова чуть было не вооружили. В прошлом году руководство УВД Костромской области предложило выдать сельским священнослужителям огнестрельное оружие и упростить для них процедуру регистрации «стволов». Правоохранителей-костромичей к столь решительному шагу подтолкнули участившиеся случаи хищения икон из сельских церквей – 55 ограблений за год, по одному и более преступлению в неделю. И кражи были отнюдь не копеечные: в селе Борок Буйского района, к примеру, из церкви украли восемь икон общей стоимостью около 2 млн. рублей. Многие храмы обворовывались неоднократно, и священники, по словам сотрудников милиции, готовы были самостоятельно защищать своё добро. Но затем священнослужители пошли на попятную, и до выдачи оружия не дошло. А сейчас, возможно, всё же дойдёт. Но вооружат, судя по всему, пока только раввинов. Православные и мусульмане ещё не пришли к единому мнению.

Позиция РПЦ МП и сегодня остаётся неизменной: священникам выдавать оружие нельзя. «Батюшка не может носить оружие, а тем более его применять, это противоречит церковным канонам, – считает пресс-секретарь Московской патриархии священник Владимир Вигилянский. – Оружием может пользоваться церковный сторож, вот его и нужно вооружить, выдать лицензию. Сам факт того, что сторожей снабдят средствами защиты, может остановить грабителей». Но одно дело руководство Церкви, и совсем другое – священники на местах, ежедневно сталкивающиеся с насилием и угрозами в свой адрес. «Реальность такова, что в деревне батюшкам зачастую приходится в одиночку противостоять невежеству и пьянству, сталкиваясь лоб в лоб с языческой агрессией, – доверительно поведал корреспонденту «Нашей Версии» на условиях анонимности высокопоставленный сановник патриархии. – Священник зачастую вынужден браться за оружие, оказываясь в такой ситуации, в которой был, к примеру, отец Андрей Николаев из Тверской области, сгоревший в декабре 2006 года в собственном доме вместе с семьёй. Церковные каноны запрещают духовенству брать в руки оружие, а тем более использовать его по назначению. Оружие священника – слово Божие. Но, с другой стороны, апостол Пётр в Гефсиманском саду вынул меч, чтобы защитить Иисуса».

У идеи вооружить священнослужителей есть давние и последовательные сторонники, такие как настоятель Христорождественского храма в Костромской области игумен Ферапонт. «Если бы мы могли в полной мере полагаться на милицию, то и оружие не понадобилось бы, – заявило духовное лицо корреспонденту «Нашей Версии». – Предложение вооружить сторожей тоже хорошее, только ведь не везде они у нас есть. Часто батюшки сами охраняют храмы. Можно долго разглагольствовать, но реальность такова, что вопрос самообороны нужно решать здесь и сейчас. Иконы, как правило, воруют в сельских церквах. Там не по карману видеонаблюдение и услуги вневедомственной охраны.

По теме

В отличие от высшего духовенства, рассуждающего о невозможности отвечать силой на силу, отцу Ферапонту и его коллегам приходится изо дня в день сталкиваться с реальной жизнью лоб в лоб. А жизнь эта такая, что впору снимать боевик. В селе Борок Костромской области бандиты, задумавшие ограбить храм, казалось бы, учли всё: чтобы предотвратить преследование, они заранее перегородили мост и устроили пожар для того, чтобы вызвать задымление. Разгромив церковь, они вынесли оттуда 17 старинных икон. За преступниками в погоню бросился священнослужитель – отец Авраамий. Под шквалом пуль ему удалось спасти девять похищенных икон. Но если бы преступники знали, что священник вооружён и готов применить оружие, полезли бы они в храм за лёгкой поживой? Вполне может быть, что побоялись бы.

Несмотря на то что формально священнослужители не имеют права вступать в схватку с преступниками, а могут действовать лишь словом Божиим и уповать на оперативность правоохранительных органов, многие из них вполне могут за себя постоять. Среди молодого поколения священников есть люди, отслужившие в армии и умеющие обращаться с оружием. Их число заметно растёт: если 10 лет назад опыт строевой имел лишь 1% священников, то сейчас 3–4%. И случаи, когда батюшки с оружием в руках отстаивали имущество храма, отнюдь не единичны. Хотя сами они и не афишируют этого, опасаясь грозной реакции церковного руководства.

Летом 2008 года в селе Спас-Беседа Владимирской области в Спас-Преображенском храме сработала охранная сигнализация. Настоятель храма отец Евгений пошёл проверить, в чем дело, прихватив с собой охотничье ружьё, которое купил по случаю – его церковь уже дважды обворовывали. А в это время в храме двое вооружённых злоумышленников выламывали из иконостаса старинные иконы. Отец Евгений для острастки пальнул в пол – пуля срикошетила и ранила одного из воров в ногу. Впоследствии оказалось, что это был не просто воришка-алкаш, которому не хватало на водку, а рецидивист с несколькими судимостями за разбой. А его напарник был довольно известным во Владимирской области художником-реставратором. Прокуратура квалифицировала действия священника как необходимую самооборону, а злоумышленники были осуждены по 30-й и 164-й статьям УК РФ за хищение предметов, имеющих особую ценность.

Случай вызвал широкий резонанс среди сельских священников, а руководство РПЦ МП просто сделало вид, что не заметило инцидента. Тем временем батюшки, занятые помимо церковных служб и охраной своих приходов, в массовом порядке стали приобретать охотничье оружие. На православных интернет-форумах проводились ликбезы: отслужившие в армии бывалые священники учили остальных, как ухаживать за стрелковым оружием, как правильно стрелять и даже тому, какие молитвы нужно при этом творить – если, конечно, на то найдётся время. С интернет-ликбезами в патриархии повели суровую борьбу: выявляли интересующихся и их наставников и накладывали на них суровые епитимии. «Священнослужитель не имеет права ни применять оружия, ни учить других батюшек его применению, – пояснил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества отец Всеволод Чаплин. – Управляться с оружием может только сторож-мирянин. Кроме того, храмы, иконы и другие святыни должны охраняться государством, а не самими священниками. Это наша официальная позиция и здесь нечего обсуждать».

Но обсуждать, как выяснилось, есть что. В этом году произошло более 100 нападений на священнослужителей с применением холодного и стрелкового оружия. Ограблено порядка двух сотен храмов. И это далеко не все случаи: как правило, батюшки не любят докладывать наверх о таких инцидентах и разбираются сами, либо в контакте с участковыми милиционерами, либо с помощью активистов из паствы.

У мусульман и иудеев тоже немало проблем, их священнослужители также нередко сталкиваются с насилием и вынуждены на него как-то реагировать. Но если позиция мусульманского духовенства сродни позиции РПЦ МП, то у иудеев она прямо противоположна. «Идея выдать священнослужителям огнестрельное оружие достойна всяческой поддержки, – заявил председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России раввин Зиновий Коган. – В отличие от православных раввины могут брать оружие в руки, поэтому я сам с удовольствием попрошу себе автомат». К слову, и вооружённые автоматами православные священники в природе встречаются. В армии США они, к примеру, несут службу наряду с католическими и протестантскими коллегами. Но в нашей стране до подобного дойдёт не скоро, если вообще дойдёт: руководство РПЦ МП намерено блокировать всяческие попытки вооружить священников на местах и активно сопротивляется нарастающему давлению снизу. «Каждый должен заниматься своим делом: милиция – охранять, а священники – молиться, – озвучил позицию РПЦ профессор Московской духовной академии и семинарии дьякон Андрей Кураев. – Вооружение противоречит не только канонам, но и здравому смыслу. Ведь если храмы обворовывает хорошо организованная преступная группировка, то батюшка с пистолетом их не остановит. А если храму угрожает местный вор-алкоголик, то профилактикой таких преступлений должен заниматься участковый».

Опубликовано:
Отредактировано: 28.12.2009 17:14
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх