// // Антикризисные меры приблизили вторую волну финансовых потрясений в России

Антикризисные меры приблизили вторую волну финансовых потрясений в России

392

Всем по банке

«Белые» отчёты банков зачастую результат вполне легальных манипуляций, способных скрыть истинное положение дел
Фото: ИТАР-ТАСС
«Белые» отчёты банков зачастую результат вполне легальных манипуляций, способных скрыть истинное положение дел Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В российской банковской системе заложена мина замедленного действия. По данным Центробанка, доля реструктурированных кредитов в 20 крупнейших отечественных банках составляет 26%. Фактически это означает, что неприятное словосочетание «просроченная задолженность» заменено на более благозвучное – «реструктуризация». «Наша Версия» выяснила, когда этот заряд может сдетонировать и каковы ожидаемые разрушения и жертвы.

Главная проблема, по мнению аналитиков, заключается, однако, в том, что не реструктурировать проблемные кредиты сегодня просто нельзя – ведь в этом случае доля просроченных платежей окажется уже не анонсируемые ЦБ 6%, а все 30%.

Решение о реструктуризации – некая половинчатая мера, которая позволит банкам выиграть время и, что самое главное, высвободить достаточное количество резервов с тем, чтобы продолжить кредитование.

Опасность же заключается в том, что будущее отечеcтвенной банковской системы оказывается в прямой зависимости от того, смогут ли предприятия-должники обслуживать свои реструктуризированные кредиты.

«Наибольшая доля «плохих» долгов – на уровне 70% по итогам года – вероятно, будет у отрасли обработки древесины. За этим сегментом индустрии в порядке сокращения индикатора доли проблемных кредитов, по-видимому, последуют автопром (45–50%), целлюлозно-бумажное производство и издательская деятельность (40%), добыча полезных ископаемых, кроме энергоресурсов (30–35%), строительство и производство стройматериалов (30%), машиностроение (30%)», – рассчитывает главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин.

При этом, по оценкам рейтинговых агентств, в 2009–2011 годах доля проблемных активов составит до 35–50% кредитного портфеля. «Уже сейчас, по выборочным данным последних МСФО, доля просроченных кредитов приближается к 10%», – констатирует замруководителя аналитического департамента ИК «Совлинк» Ольга Беленькая. При этом, по её словам, в отдельных банках доля реструктурированных ссуд составляет уже порядка ¼ кредитного портфеля.

Возможность проведения реструктуризации для «плохих» кредитов в условиях кризиса для банкиров оказывается особенно важной. Дело в том, что, согласно положению ЦБ РФ № 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резеровов на возможные потери по ссудам», в зависимости от «тяжести» проблемы той или иной ссуды банк обязан формировать по ней резерв. Чем выше просрочка – тем больше резерв.

Так, по ссудам 1-й категории создаётся нулевой резерв, 2-й – от 1% до 20%, 3-й – от 21% до 50%, а по ссудам 5-й категории размер резерва составляет уже 100%.

С 1 января этого года ЦБ немного смягчил правила формирования резервов по ссудам: в частности, отныне банкирам разрешено было оценивать обслуживание долга как «хорошее», если просрочка для юрлиц не превышает 30 дней (ранее просрочка не должна была превышать лишь 5 дней), для физлиц – 60 дней (ранее – 30 дней). По словам директора департамента банковского регулирования и надзора Банка России Алексея Симановского, введение данных послаблений в резервировании позволили сэкономить банкам более 10% капитала банковской системы, составляющего сейчас порядка 2,7 трлн. рублей.

Однако похоже, что даже наличие столь существенных послаблений не спасёт российских банкиров. «Регулятор фактически предлагал банкам реструктуризацию кредита как возможность формально улучшить качество кредитного портфеля и на этой основе сократить формирование резервов», – поясняет Ольга Беленькая.

По теме

В результате судьба банковской системы оказывается в прямой зависимости от возможности предприятий вернуть реструктурированные ссуды. При этом уже сегодня отдельные аналитики весьма скептично относятся к положительному сценарию развития событий. Не исключено, что достаточное количество предприятий могут попросту отказаться от обслуживания долга, предложив банку распоряжаться залогом. По прогнозам аналитиков, до 50% банковских потерь могут быть покрыты за счёт реализации залогов.

По словам начальника аналитического департамента ГК «Альпари» Егора Сусина, наращивать доли реструктурированных кредитов в нынешней ситуации банкам не стоит, поскольку, например, наметившийся в последнее время рост курса рубля существенно снижает риски. Не исключено, что до конца года процесс реструктуризации кредитов существенно замедлится, так как сейчас под реструктуризацию попадают в основном ссуды, выданные более года назад, то есть ещё до кризиса. Новые же займы выдаются на более жёстких условиях, что значительно улучшает качество кредитного портфеля. Вместе с тем, по мнению Сусина, возможное ухудшение ситуации на внешних кредитных рынках означает наличие серьёзных рисков для банковской системы.

«Есть шанс, что экономическая ситуация чудесным образом улучшится и проблемы просто удастся утопить в новом большом подъёме экономики. Но я вижу ситуацию скорее так. Рельный сектор сейчас не даёт той доходности, которая существовала раньше, – рассуждает экс-руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам, председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин. – Финансовый мир пытается диверсифицировать валютные риски и получить доход на финансовых операциях. Из-за этого мы видим рост стоимости нефти, из-за этого видим укрепление многих валют относительно доллара. Это значит, что деньги не идут в магазины».

По словам эксперта, отсутствие роста потребительского спроса означает, что производство не начнёт подниматься, а значит, вопрос об удачном развитиии ситуации для банков по сей день остаётся открытым.

Отметим, что до сегодняшнего дня озвучиваемая ЦБ положительная динамика в банковском секторе достигалась лишь благодаря тому, что часть «плохих» кредитов в буквальном смысле слова усилием воли была просто вычеркнута из столь неудобной категории. В результате, по оценкам ЦБ, общий размер просроченной задолженности банков в сентябре без учёта данных Сбербанка снизился на 2,3%, а просроченная задолженность по кредитам нефинансовым организациям упала на 4,3% – до 547,9 млрд. рублей.

С другой стороны, такую динамику едва ли можно назвать позитивной. В частности, по итогам первых шести месяцев текущего года, чистый убыток банков составил 31,5 млрд. рублей. Причина того – увеличение расходов на резервирование, которое в первом полугодии составило 96,6 млрд. рублей, или 6,9% среднего размера кредитного портфеля.

Похоже, что в нынешней ситуации банкирам остаётся только уповать на начало хоть какого-то экономического роста.

В таком случае, как заверил министр финансов Алексей Кудрин, уже по итогам третьего квартала нынешнего года будет очевидно, что российская экономика начала выходить из рецессии.

«Вне зависимости от данных статистики по ВВП, которые Минэкономразвития должно обнародовать в ближайшие дни, подтверждаю, что третий квартал будет кварталом роста по сравнению со вторым кварталом, мы можем говорить о выходе из рецессии», – заявил глава Минфина в ходе выступления на общероссийском форуме «Стратегическое планирование в регионах и городах РФ» в Санкт-Петербурге.

Впрочем, сами банкиры в прогнозируемый рост, похоже, не очень верят. Так, по словам председателя ЦБ Сергея Игнатьева, в августе этого года кредитный портфель российских банков вырос только на 0,8%, да и то только благодаря тому, что Сбербанк увеличил кредитование на 1,9%.

«Банковские кредиты реальному сектору, то есть компаниям и населению, практически не растут», – констатировал Игнатьев. По его словам, банки опасаются кредитовать реальный сектор экономики, считая кредитные риски слишком высокими.

Так что будут ли ожидания участников рынка оправданы – ещё большой вопрос. «У банкиров есть серьёзный ограничитель. Если они будут говорить правду, в первую очередь о проблемных кредитах, то встанет вопрос о капитале. Банк с большим количеством капитала может сказать больше правды, – рассуждает Олег Вьюгин. – Для банка, у которого нет такого аргумента, показать реальное положение вещей означает сказать, что он банкрот. Понятно, что ни один банк такого не скажет. Это рождает манипуляции с отчётностью».

Опубликовано:
Отредактировано: 02.11.2009 12:18
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх