// // Россиянам предложат получать хорошую пенсию три-четыре года, а потом умирать

Россиянам предложат получать хорошую пенсию три-четыре года, а потом умирать

544

По гроб достойной жизни

2
В разделе

В этом году в России появились первые «новые пенсионеры» – граждане, у которых часть пенсии – накопительная. «Наша Версия» попробовала разобраться, стоит ли ждать милостей от пенсионных накоплений. Выяснилось, что даже взять их – непосильная задача. Другая проблема – сомнительные манипуляции со сбережениями, которые отдают многомиллиардным мошенничеством.

Недавно Пенсионный фонд России (ПФР) похвастался, что за I квартал 2011 года поступление страховых взносов на обязательное пенсионное страхование выросло на 51,2% относительно аналогичного периода 2010 года и составило 585,3 млрд рублей. Напомним: ставка страховых платежей в части, касающейся пенсий, в 2011 году выросла с 20 до 26%. В связи с этим озвучивались предположения о том, что предприятия начнут уклоняться от уплаты страховых взносов. Однако прогнозы скептиков, предрекавших резкое уменьшение страховых платежей из-за увеличения тарифа с начала 2011 года, пока не подтверждаются.

В ПФР считают, что благодарить нужно их самих – за «индивидуальный подход к работодателям, введение электронного документооборота», – а главное, крупные и средние предприятия, которые «не стали уводить зарплату в «тень». Однако стоит заметить, что ставка страховых платежей выросла на 6%, а вот взносы – в 1,5 раза. То есть у прибавки есть и иные причины. К примеру, налоговики чуть ранее также сообщили об увеличении поступлений подоходного налога с физических лиц на 11% по сравнению с прошлым годом. Если сравнить две эти цифры, то можно предположить, что рост обусловлен, во-первых, эффектом низкой базы (в прошлом году зарплаты ещё сохраняли кризисный уровень), а во-вторых, лучшим администрированием взносов в социальные фонды (так как в ином случае сборы подоходного налога выросли бы тоже наполовину). Последняя догадка подтверждается тем, что в отличие от и ранее хорошо контролируемых налогов взносы в другие социальные фонды (ФФОМС и территориальные фонды ОМС) увеличились в 3,7 и 1,6 раза соответственно.

Впрочем, радость ПФР трудно разделить будущим пенсионерам. Ведь им сейчас наглядно показывают, что и как делают с их пенсионными накоплениями.

Массовые выплаты накопительной части пенсий начнутся лишь в 2022 году, когда пенсионного возраста достигнут женщины моложе 1967 года рождения. Но уже сейчас на неё имеют право около полумиллиона граждан. Это льготники и инвалиды с детства. ПФР подсчитал, что в среднем каждый из них может получить из накопительной части пенсии… 40 рублей в месяц.

Мизерность суммы возмутила не только получателей, но и большую часть граждан. Немудрено – ведь нас так долго убеждали в необходимости накопительной части, когда не государство обязуется выплатить бывшему работнику компенсацию за его труд, а сам гражданин участвует в формировании своей пенсии. Рассказывали, как выгодно пускать деньги в инвестиции через управляющие компании и негосударственные пенсионные фонды (НПФ), показывали кривые доходности…

По словам заместителя министра здравоохранения и социального развития России Юрия Воронина, Минздравсоцразвития ещё в прошлом году предлагало выплатить тем, кто недоволен размером выплат, всю накопительную часть одновременно. «Такой законопроект министерство рассылало во все заинтересованные министерства и ведомства – он не был поддержан», – сказал замминистра. Почему – нетрудно догадаться, проведя простые подсчёты. Так, по данным ПФР, среднее значение накопительной части первых «новых пенсионеров» – около 8 тыс. рублей. Немного. Но давайте умножим эту сумму на число имеющих право на выплаты – 500 тысяч. Получается, что в распоряжении ПФР и НПФ сегодня находится 4 млрд рублей. Неплохая сумма. Причём эти деньги отнюдь не лежат мёртвым грузом.

По теме

Дело в том, что и эти несчастные 40 рублей в месяц «новые пенсионеры» могут получить исключительно через суд. ПФР и НПФ мотивируют это тем, что в законе не прописан порядок отзыва средств на выплаты из управляющих компаний (УК). В конце апреля председатель совета Национальной ассоциации пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов направил президенту Дмитрию Медведеву письмо, в котором говорится: «Накопительные средства сформированы, а как их расходовать, никто не знает – ни граждане, у которых уже реально возникли права на их получение, ни ПФР, ни негосударственные пенсионные фонды». Поэтому НАПФ просит президента ускорить принятие разработанного Минэкономразвития проекта ФЗ «О порядке финансирования выплат за счёт средств пенсионных накоплений».

Воронин уверяет, что и без этого закона выплаты можно вести, но всё же признал, что для исправления ситуации его ведомство подготовило «небольшой законопроект», который Госдума может принять уже в нынешнюю сессию. Однако самое интересное в этой перепалке то, что, Причём формально они абсолютно ничего не нарушают: пока средства не отозваны, их можно и даже нужно инвестировать. Не в этом ли секрет невероятного роста российского фондового рынка в то время, когда инвестиции из страны убегают?

Как показывает исследование, проведённое аналитиками портала pensiamarket.ru, в прошлом году рынок обязательного пенсионного страхования показал очередной рекорд: фондам удалось собрать 3,9 млн заявлений от граждан, решивших перевести свои пенсионные накопления из ВЭБа. Лидером стал НПФ «Норильский никель», собравший с рынка 562 тыс. заявлений «молчунов». Впрочем, по сравнению с 2009 годом размер среднего счёта у фонда вырос незначительно – с 16,9 до 20,8 тыс. рублей. По мнению аналитиков, это говорит о том, что НПФ в погоне за деньгами «молчунов» готовы пожертвовать рентабельностью своего бизнеса.

Можно было бы поздравить фонд со столь успешной экспансией, однако сделать это мешает другой факт. Недавно многие граждане «молчуны» узнали из очередного «письма счастья» от ПФР, что их накопления без их ведома переведены НПФ. Общая сумма всех незаконно переведённых денег – 3 млрд 600 млн рублей. А наибольшее число жалоб приходится на НПФ «Благосостояние» и… «Норильский никель».

НПФ быстро нашли «виновников» этой аферы, обвинив своих агентов в том, что они ради получения комиссионных за приведённых в фонд клиентов подделывали заявления граждан. «Такие скандалы нам не нужны, поэтому сейчас делаем всё, чтобы снизить количество нарушений, – проводим расследования, выясняем, по чьей вине произошло нарушение, с недобросовестными агентами расстаёмся. То же самое касается и менеджеров, которые не смогли проконтролировать процесс», – заявила на днях пресс-секретарь НПФ «Норильский никель» Ирина Цытович.

«Только самые крупные фонды могут позволить себе содержать представительства в разных регионах страны. Большинство такой возможности не имеет – это дорого. Поэтому они вынуждены нанимать агентов, которые работают на договоре, привлекая граждан в фонд», – оправдывает легкомыслие НПФ советник президента Национальной ассоциации пенсионных фондов Валерий Виноградов. При этом, по его мнению, считать происшедшее аферой или кражей неверно, ведь деньги никуда не деваются, они в любом случае остаются на индивидуальном лицевом счёте гражданина. Так что россиянам беспокоиться нечего, успокаивает Воронин: достаточно написать заявление в ПФР, и через год деньги с учётом инвестиционных доходов будут возвращены обратно.

Кто несёт потери, так это фонды, жалуется Виноградов: они заключают договоры с агентами, выплачивают комиссионные, условно говоря, за каждый договор по 1 тыс. рублей, а потом выясняется, что документы подделаны. Поэтому в большинстве случаев именно НПФ обращаются в правоохранительные органы в надежде добиться справедливости.

Посочувствовать несчастным НПФ мешает тот факт, что, по словам самого Воронина, целый год деньги невольного клиента всё же будут в их распоряжении. Мало того, что получить на год инвестиционных ресурсов на 3,6 млрд рублей – это неслыханная удача для любой инвестиционной конторы (кстати, сумма удивительно похожа на ту, которую ПФР отказался единовременно отдать первым «новым пенсионерам») . Так ведь привлечённые таким способом средства ещё и «надувают» капитализацию НПФ, что, в свою очередь, позволяет ему привлечь новых клиентов. При этом можно особенно не заморачиваться такими «мелочами», как эффективность инвестирования. Результат налицо – НПФ не смогли порадовать первых «новых пенсионеров» щедростью выплат.

По теме

Впрочем, шалости с пенсионными накоплениями и мизерность их прироста – это ещё цветочки. Ягодками могут стать звучащие ныне предложения по изменению пенсионной системы.

Прежде всего, разумеется, речь идёт о повышении пенсионного возраста до 63 лет – для мужчин и женщин. Правда, поэтапно – ежегодно пенсионный возраст будут повышать на полгода, чтобы к 2030 году выйти на запланированный уровень. Понятно, что такое решение затрагивает сразу несколько сфер экономики – в частности, появление возрастных кандидатов на вакансии должно изменить рынок труда. Но если, с точки зрения ПФР, это решение позволяет на 2% ВВП уменьшить дефицит его бюджета (который оценивается сегодня в 3–4% ВВП), то для негосударственных фондов это ещё одна отсрочка выплат. А значит, возможность не выводить деньги, попавшие в их распоряжение с фондового рынка.

Сбить же накал негодования граждан может новая инициатива НПФ. Они предлагают отказаться от системы пожизненных пенсий в той части, которая касается накоплений.

Прежде всего представители НПФ апеллируют к тем гражданам, у которых накопительная часть пенсии формировалась за счёт страховых взносов только в период с 2002 по 2004 годы – это мужчины 1953–1966 года рождения и женщины 1957–1966 года рождения.

«Будет смешно растягивать выплаты этой части пенсии пожизненно: может получиться менее 100 рублей в месяц, – говорит вице-президент НПФ «Первый национальный пенсионный фонд» Юлия Ерофеева. – Было бы правильнее дать возможность выбора застрахованным лицам определить период (более короткий) получения либо предоставить возможность единовременной выплаты накопительной части этой категории».

Остальным пенсионерам НПФ также предлагают дать возможность выбрать срок получения накопительной части пенсии. Сегодня ПФР принят срок дожития в 228 месяцев (19 лет). То есть женщина, согласно этим подсчётам, живёт в среднем до 74 лет, мужчина – до 79 лет. Между тем средняя продолжительность жизни мужчин в России сегодня составляет 60 лет, женщин – 73 года. «Человек вышел на пенсию, прожил три года и умер. Весь остаток ушёл государству, пенсия не наследуется, если была хоть одна выплата, – приводит пример Ерофеева. – НПФ же хотят, чтобы у застрахованных лиц была возможность в первые годы после выхода на пенсию получить равномерными платежами всю накопительную часть».

Если же накопительная часть пенсии останется пожизненной, а НПФ не получат право самостоятельно устанавливать порядок их индексации, то у фондов может просто не хватить средств для их выплат, уверяют в НПФ. В этом случае, по их мнению, государство должно гарантировать НПФ восполнение дефицита их бюджета.

Если накопительные выплаты сделать краткосрочными или временными, получится применение к госвыплатам норм частного страхования, что не будет иметь отношения к пенсии, возражает Воронин. «В этом отличие пенсии от иных выплат, пенсия – это пожизненная выплата в целях компенсации заработка, который был утрачен», – подчёркивает чиновник. Более того, в Минздравсоцразвития уверены, что при срочном порядке выплат накопительную часть нужно полностью выводить из системы трудовой пенсии по старости и делать добровольной.

Однако в ведомстве вовсе не исключают, что всё так и будет. «При регулируемом тарифе в 6% НПФ просто не смогут обеспечить пожизненные выплаты», – признаёт Воронин. Правда, говорить об этом можно будет только после 2012 года.

А вот госгарантии, по мнению замглавы Минздравсоцразвития, для НПФ не нужны. Действительно, неэффективность вложений ПФР компенсируется бюджетом, а НПФ сами несут ответственность за результаты инвестирования, признаёт Воронин. Но если распространить систему госгарантий и на негосударственные фонды, при удаче средства получат только клиенты конкретного НПФ, а при неудаче расплачиваться придётся всем налогоплательщикам, поясняет чиновник.

Чтобы избежать нехватки средств на пенсионные выплаты, НПФ должны страховать риски неплатёжеспособности из собственных средств, например за счёт комиссионных выплат, считают в Минздравсоцразвития. Ведь управляющие компании могут взимать комиссионные до 10% валового дохода, а сами НПФ – до 15% чистого дохода (без учёта комиссионных УК). «Если инвестиционный доход составляет 10 тыс. рублей, то управляющая компания может получить 1 тыс. рублей, в НПФ – 1350 рублей, – подсчитывает Воронин. – Совместно их комиссионные могут достичь 23,5%». Они вполне могут быть направлены на обеспечение пенсионерам гарантии выплат, считает чиновник.

По теме

Итак, из взаимных обвинений, заявлений, угроз и жалоб вырисовывается нерадостная для граждан картина. Мало того, что в ПФР дефицит, который пока и не думает уменьшаться. Накопительная часть пенсии, о которой так много говорили при её введении, тоже оказалась вовсе не панацеей безбедной старости. И даже перевод её из государственного Пенсионного фонда в негосударственный фонд вовсе не гарантирует ни доходности вложений, ни обещанных достойных выплат, ни их пожизненности, ни даже вообще выплат в ближайшей перспективе.

А пока чиновники и бизнесмены спорят, российским гражданам стоит задуматься о том, как не остаться нищим на старости лет. Нужно сразу признать, что задача эта не из лёгких. Про НПФ уже всё понятно, но и система страхования жизни, которую часто предлагают как альтернативу пенсионным накоплениям, не решает проблемы. Ведь при расторжении договора придётся выплатить так называемую выкупную сумму, в результате получить можно фактически лишь столько, сколько было вложено. «В этом смысле банк лучше», – признаёт Алексей Фатеев из страховой группы «Межрегионгарант». Но страховые программы, по его словам, стоит выбирать в тех случаях, когда человек боится утратить трудоспособность или умереть, например при «рисковой» профессии, оставив родных без средств к существованию.

Банковские депозиты лишь в посткризисный год обгоняли инфляцию, и то незначительно.

Лучше всего для накоплений на старость подходит, безусловно, инвестирование на фондовом рынке – от консервативных вложений в государственные ценные бумаги и корпоративные облигации до рискованных – в акции и фьючерсы. Но, положа руку на сердце: кто из наших сограждан столь сведущ в тонкостях биржевой игры? Если учесть, что даже среди управляющих ПИФами специалистов, которые на Западе считаются профессионалами среднего уровня, немного? Да и слишком дик российский фондовый рынок – до сих пор процветают на нём инсайд и манипуляции.

Вот и получается, что единственным доступным способом инвестирования у российских граждан остаётся недвижимость. Накопить денег на однокомнатную квартиру и сдавать её. Или накопить денег на дачу, переехать жить туда на пенсии, а квартиру сдавать. Вот и весь нехитрый выбор. В результате рынок недвижимости в России традиционно перегревается, а правительство безуспешно пытается сделать жильё доступным. И если когда-нибудь будет выполнена угроза ввода повышенного налога на второе жильё, то миллионы российских пенсионеров останутся без средств к существованию. А миллионы пенсионеров будущих – без надежды на достойную старость. Такие вот особенности национальной пенсионной системы.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.05.2011 17:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх