// // Российским военным придётся повоевать на Ближнем Востоке

Российским военным придётся повоевать на Ближнем Востоке

2501

Афганистан-2

3
В разделе

Пресс-секретарь президента России объявил, что сирийский лидер Башар Асад, дескать, никогда не обращался к России с просьбой об отправке войск. Однако совсем недавно осторожная просьба всё же была. В марте президент Сирии обратился к странам БРИКС – «без иностранного вмешательства не остановить насилие в стране». А сколько было других, келейных обращений и просьб, нам не скажет никто.

Никак не справиться Сирии одновременно и с исламистами, отжавшими почти полстраны, и с американцами, решившими бомбить подконтрольные Асаду мирные территории «ради установления демократии». Казалось бы, помочь нашим сирийским партнёрам – святое дело. Вот только нужен ли России второй Афганистан?

Что бы там ни говорил Дмитрий Песков о том, что вопрос об отправке российских военных в Сирию не стоит на повестке дня, поверить скорее следует не ему, а командующему ВДВ Владимиру Шаманову, которого за глаза величают «любимым генералом президента». Нет, неспроста Шаманов на всю Россию провозгласил на прошлой неделе, что наши десантники готовы оказать военную помощь сирийцам, если, конечно, руководство страны отдаст соответствующий приказ. О таких планах генералы, дорожащие звёздами на погонах, обычно помалкивают. А уж если и говорят о них вслух, то лишь с санкции верховного главнокомандующего. Таким образом, двух мнений быть не может: решение о военной помощи Сирии уже принято. На самом верху. Уже в сентябре «ограниченный контингент» Российской армии может оказаться в Дамаске.

Бараку Обаме срочно нужна победа над Сирией и Асадом

История повторяется с пугающей точностью: точно так же 35 лет назад советский «ограниченный контингент» оказался в Афганистане. И как тогда часть кремлёвских руководителей выступали категорически против ввода наших войск (в частности, министр иностранных дел Андрей Громыко), так и сегодня в Кремле далеко не все разделяют решение о военной поддержке Башара Асада. Памятуя о том, чем аукнулось СССР участие в афганской войне – тысячами похоронок, массовым «откосом» молодёжи от армии, холодным чиновничьим «мы вас туда не посылали» и как следствие разочарованием значительной части народа в политическом руководстве страны, – не хотелось бы повторения. Мы и так ещё долго не забудем, чем всё закончилось. Распадом великой страны.

Принято считать, что в афганский конфликт Советский Союз втравили американцы. И сегодня происходит в точности то же самое, только вместо «братского Афганистана» – «дружественная Сирия». Единственный российский форпост в Средиземноморье. Мотивы американцев лежат на поверхности. За океаном началась избирательная кампания. Чтобы дать шанс кандидату от демократов, Бараку Обаме придётся говорить и действовать предельно жёстко, соревнуясь в непримиримости с республиканцами. Но с действующего президента особый спрос: в отличие от конкурентов-республиканцев ему неплохо было бы продемонстрировать избирателям нечто более осязаемое, чем обычные словеса. Сойдёт и «выбравший свободу сирийский народ», и политический труп Башара Асада – для американцев фигуры не менее одиозной, чем Гитлер или Ким Ир Сен. Из него «лепят кровавого диктатора» уже много лет. Но в том-то и дело, что Барак Обама не в состоянии ни склонить сирийцев «выбрать свободу», ни придушить Асада. Одними ударами с воздуха этих задач не решить. Нужна полноценная наземная военная операция. А вот с этим у Обамы как раз незадача: американцы категорически не желают воевать на земле, по старинке. Повезло с Ливией: удалось французов подбить на наземную операцию – и так получилось одержать победу, пусть и двусмысленную. А вот с Сирией всё не срастается: ни французы, ни итальянцы пачкать рук кровью алавитов категорически не желают. Может, Россию удастся уговорить?

По теме

Ближний Восток – полигон для Российской армии

Менее чем полгода назад Башар Асад публично призвал Москву расширить своё влияние на Ближнем Востоке: «Чем больше укрепляется присутствие России в нашем регионе, тем более стабильным он становится, поскольку Кремль играет очень важную роль в укреплении стабильности во всём мире. Мы приветствуем расширение российского военного присутствия в Восточном Средиземноморье, особенно у наших берегов и в наших портах». Россия, ещё оглушённая канонадой Донбасса, тогда сделала вид, что не слышит. Призывы сирийского президента, казалось, повисли в воздухе. В подвешенном состоянии оказались и судьба самого Асада, и целостность возглавляемой им страны. Что же изменилось?

Демарш генерала Шаманова его коллеги-военные оценивают примерно так: в складывающейся ситуации, которую вполне можно считать предвоенной – на фоне нескончаемых учений Российской армии, подгоняемой предельно жёсткой риторикой командования НАТО, – нашим солдатам и офицерам не хватает, по сути, одного. Боевого опыта. Участия в настоящей войне. И Ближний Восток в этом смысле – полигон, удачнее которого не придумаешь. Отчего бы не принять приглашение Асада? Всем одна только польза: российские военные опыта поднаберутся, американские политики запишут в предвыборный актив очки от побед над запрещённой террористической организацией ИГ и «сдерживания» Сирии, а сирийцы-алавиты если и не отстоят целостность своей страны, то получат утешительный приз в виде части побережья, где их вождь Башар Асад сможет сохранить свою власть. Что там говорил о послевоенном разделе Германии канцлер Аденауэр: «Лучше пол-Германии целиком, чем вся Германия наполовину»? Вот так нынче и в Сирии – лучше полстраны целиком. Асад, судя по его последним шагам, с этим уже смирился.

Обратите внимание ещё и на то, как вдруг зачастили в Россию официальные лица из Эр-Рияда. И след не простыл принца Мухаммеда бен Салмана, министра обороны Саудовской Аравии, после его июньского визита, а со дня на день в Кремле ждут самого короля Салмана. Вспомнили к месту, что Россия была первой страной, признавшей независимость Саудовской Аравии в 1926 году, а вот о том, что именно саудиты до сих пор финансируют северокавказское и поволжское исламистское подполье, как-то вдруг позабыли. Дипломатия, ничего не попишешь. Но к чему вся эта череда высоких визитов, чего они, аравийцы, от нас хотят?

Россиянам вернут высокий уровень жизни в обмен на солдатскую кровь

Хотят того же, чего и американцы: российской военной помощи на Ближнем Востоке. Саудовская Аравия не слишком успешно воюет с Йеменом, «руки заняты», в общем. А запрещённая на территории РФ экстремистская организация ИГ между тем нажимает. В Эр-Рияде мечтают о том, чтобы оставить Сирию разделённой (да пусть Асад и его алавиты подавятся своим побережьем – но не более того!), вот только силы террористов при этом желательно всё-таки уничтожить или по крайней мере значительно их потеснить. Американцы им в этом не помощники: максимум что они могут – разбомбить с воздуха мирных сирийцев на подконтрольных террористам территориях. А требуется совершенно иное – наземная операция по всем правилам боевого искусства. Солдатская кровушка требуется. С этим могла бы помочь египетская армия, но то ли египтяне так и не простили саудитам и США оплаченной ими «арабской весны», то ли в Каире не склонны переоценивать боеспособность собственной армии – кстати, едва ли не лучшей на Ближнем Востоке. Так или иначе, без русских, похоже, не обойтись.

По теме

Есть ещё одна тонкость. Теоретически и Эр-Рияд, и Вашингтон согласились бы на то, чтобы на Ближнем Востоке им помогли китайцы. Недавние манёвры Народно-освободительной армии Китая в Средиземном и Японском морях – совместные с Россией, кстати сказать – прозрачно намекают на то, что Пекин не прочь побряцать оружием вблизи чужих границ. Вот только не в одиночку – то ли дело вместе с Москвой! Уговорят саудиты россиян оказать им военную помощь – тогда можно будет рассчитывать, что и китайцы подтянутся. В общем, есть нынче у аравийцев в Кремле интерес – интереснее некуда.

Ну а наш-то каков интерес? Сегодня Эр-Рияд регулирует мировые цены на нефть чуть ли не в одиночку. Захочет король увеличить добычу нефти – увеличит, обрушив цены на рынке. А захочет – приостановит «качалки», и цены на чёрное золото стремительно вырастут вдвое, а то и втрое. России выгодны высокие цены, а сегодняшний курс в полсотни долларов за баррель – маловато для наполнения бюджета, знаете ли. Вот если бы король Салман пообещал ограничить добычу своей нефти, то цены сразу выросли бы. А россияне, как и несколько лет назад, покупали бы новые автомобили и улетали на отдых к тёплым морям среди зимы. Правда, их путёвки и чеки оплачивали бы наши солдаты – ценой своей жизни. Как вам такой компромисс?

Устами Лаврова российское руководство признало готовность воевать на Ближнем Востоке

Законодательных барьеров для участия наших военных в операции на Ближнем Востоке практически нет. По закону, принятому шесть лет назад, отправлять войска за рубеж можно в нескольких случаях. Для отражения вооружённого нападения на российские воинские подразделения, дислоцированные за пределами нашей страны, для предотвращения вооружённой атаки на другое государство (по просьбе его руководства), для защиты российских граждан от вооружённого нападения на них за пределами России и для борьбы с международным пиратством. Ситуация с Сирией подпадает под второй пункт, и, как показали украинские события годичной давности, Совет Федерации легко и просто подвигнуть на то, чтобы принять отдельный государственный акт о вводе российских войск на территорию другого государства. Оправдание в данном случае очевидно. Сирия – единственный наш форпост в Средиземноморском бассейне. Не станет Асада – не станет и форпоста, Черноморский флот окажется заперт в Крыму.

На днях в Катаре министр иностранных дел Сергей Лавров предложил госсекретарю США Джону Керри план по нейтрализации исламистов: Америка и Россия формируют широкую коалицию с участием сирийской и иракской армий. Но Керри с этим предложением не согласился: план подразумевал целостность Сирии под руководством Асада, а это, как считают в Вашингтоне, слишком жирно. Не беда, пройдёт месяц-другой, и широкую коалицию обменяют на половину Сирии с Асадом во главе. Важно то, что предложения прозвучали – фактически впервые российское руководство признало готовность отправить своих военных на Ближний Восток. Этот вопрос – решённый.

Мнение

Анатолий Несмиян, востоковед:

– Меня тревожит то, как Россию втягивают в ближневосточную кашу. Предложение Западу, озвученное Лавровым, представляется мне крайне опасным: повторяются события столетней давности, когда Россия оказалась втянутой в большую войну и поставляла своё пушечное мясо странам Антанты. Что вышло в итоге: пока страны Антанты насыщались кровью разбитых Германии и Австрии, Россия осталась у разбитого корыта, один на один с разрушенной промышленностью, отторгнутыми территориями, революцией и гражданской войной. От той победы мы не получили ничего, лишь потеряли. Если тот сценарий повторится ещё раз, это окончательно добьёт нашу страну.

Тревожит и то, что России в случае её согласия воевать на Ближнем Востоке придётся столкнуться с новыми внутренними проблемами. У нас здесь 10 млн выходцев из бывших советских республик Центральной Азии – это отличная питательная среда для ползучей исламизации и мобилизационный потенциал для исламистского мятежа внутри страны. Надеяться на то, что атакованная Россией ИГ (запрещённая в РФ экстремистская организация) не воспользуется этим колоссальным ресурсом, наивно. У России была возможность помочь Сирии несколько лет назад, пока война не разрослась до сегодняшних масштабов. Но тогда эта возможность была упущена.

Кстати

Допустим, Российская армия всё-таки отправит «ограниченный контингент» в Сирию. О каких потерях в этом случае может идти речь? В ходе вооружённого конфликта, начавшегося в 2011 году, погибли уже как минимум 230 тыс. сирийцев (данные агентства Франс Пресс). Порядка 49 тыс. из них – военнослужащие. Эксперты полагают, что, случись российским солдатам оказаться на Ближнем Востоке, наши потери могут составить до 3 тыс. человек в год – это вдвое больше, чем ежегодно гибло советских военных в Афганистане.

Почему вдвое больше? Потому, говорят эксперты, что тогда наша армия была более дисциплинированной и лучше обученной. Если припомнить Афганистан, то максимальная численность советского «ограниченного контингента» достигала порядка 120 тыс. человек (на 1986 год), а всего «за речкой» повоевали 620 тыс. наших солдат и офицеров. За 10 лет наши потери составили 15 тыс. человек, 50 тыс. военнослужащих получили ранения.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.08.2015 16:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх