Версия // Колумнисты // Птичий язык Сбербанка

Птичий язык Сбербанка

11509
Константин Зятьков
В разделе

Сбербанк продолжает свой курс на сокращение количества отделений, и, соответственно, приходящих туда клиентов. Вероятно, лишь для максимизации прибыли. Попутно банк удивляется людям, которые пока предпочитают решать возникающие проблемы именно в отделениях, обеспечивая хоть какой-то клиентский поток.

Сбербанк в последние годы активно работает над снижением количества отделений. Прошло уже несколько таких волн: в 2011, 2016 и 2018 годах. Логично, что на фоне сокращения сети уменьшается и клиентский поток, он сократился на 15%. Для чего это делается, вполне понятно: сэкономить на обслуживании офисов и продвинуть низкозатратный цифровой сегмент. В итоге часть клиентов не может добраться работающих отделений, потому и отказывается от услуг банка. Электронное банковское обслуживание Сбербанка подходит не всем, вот и начал он терять клиентов.

Но сокращение потока посетителей представители Сбербанка, как ни парадоксально, считают достижением. Или, скорее, выдают за свою цель, заливая негатив на информационном поле своими позитивными заявлениями. По крайней мере, именно так выглядят высказывания старшего вице-президента кредитной организации Юлии Чупиной, сообщившей о новой концепции развития сети. Да, такое вполне возможно в грефозазеркалье.

Складывается ощущение, что клиентов отделений мимоходом унизили, отечески пожурив за нежелание пользоваться электронными сервисами Сбербанка. Мол странно, что при таком дешёвом для нас банк-клиенте, вы не хотите разбираться во всём сами и всё ещё идёте в офис. Снижение числа посетителей в оставшихся, часто перегруженных, офисах хотят компенсировать увеличением числа услуг и товаров, которые надо будет предлагать клиенту. Сейчас за бронированным стеклом ещё видно кассира, но скоро его, наверное, заклеят монетами и другим товаром, как в киоске на улице. Что это, как не жадность?

Представитель банка, будто желая запутать читателей и клиентов, вворачивает новомодное словечко «диджитал», имеющее прекрасный русский аналог – «цифровой». Мы помним, как С. Г. Кара-Мурза в книге «Манипуляция сознанием» описал использование иностранных слов для того чтобы сбить читателя с толку.

Не уж то банк махнул рукой на свою социальную значимость? Неужели забыл про доступность для пожилых людей, большей части которых по объективным причинам тяжело даётся процесс цифровизации, подменяя её псевдодоступностью интернет-услуг и хождением Германа Грефа в симуляторе малой мобильности. Пожилой и с трудом двигающийся человек не должен колесить по городу и искать оставшееся отделение. Для большинства клиентов «доступность» отделения - это возможность хотя бы добраться до него, а не войти в дверь с гипсом на руке. В такой ситуации закрытие офисов для максимизации прибыли представляется верхом цинизма.

Сбербанк – крупнейший российский банк, по данным на конец 2018 года его услугами активно пользовались порядка 93 миллионов клиентов. По идее, он должен быть самым доступным и иметь достаточное количество отделений, куда могли бы ходить по мере надобности его клиенты, получающие зарплаты и пенсии на карты банка. Только представьте сколько возни с бумагами придётся пережить пенсионеру или инвалиду, чтобы перевести выплаты на счёт в другом банке только потому, что отделение Сбербанка закрылось!

За всеми позитивными публикациями видятся лишь новые технологии для выжимания денег из клиентов. Цель - увеличение бонусов руководству и дивидендов акционерам, при минимальных расходах и негативном шлейфе.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.12.2019 18:32
Комментарии 7
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх