// // Скорее россияне заговорят на языках среднеазиатских мигрантов, чем мигранты – по-русски

Скорее россияне заговорят на языках среднеазиатских мигрантов, чем мигранты – по-русски

16193

Русский язык до тюрьмы доведёт

3
В разделе

Вообще-то – это частное мнение автора – по 282-й «экстремистской» статье следовало бы судить не пожилую учительницу из посёлка Ояш Новосибирской области, на родительском собрании посоветовавшую одной из мамаш, узбекской гражданке, выучить русский язык. А разобраться бы для начала с правоохранителями – только подумайте, какую волну ненависти они подняли, возбудив уголовное дело против учительницы. Суд – 25 апреля.

Против 59-летней учительницы русского языка Натальи Оганисян, в девичестве Шишкиной, завели уголовное дело по статье «экстремизм». Местный прокурор ходатайствовала о направлении учительницы на принудительную психиатрическую экспертизу. Но ещё до решения суда Наталью Оганисян внесли в федеральный перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга. А знаете, за что? Шло родительское собрание в школе. Обсуждали питание детей в школьной столовой. Одна из родительниц – та, что приехала из Узбекистана, по фамилии Очилова, – потребовала, чтобы части детей школьные повара персонально готовили плов и лагман. Учительница попыталась объяснить, что подобное невозможно. Завязалась словесная перепалка. Но учительница, в общем, держала себя в руках. «Она сказала только «Учи русский язык», – подтверждает директор школы Антон Димитрюк. – Замечание было сделано грубовато, конечно», – свидетельствует директор школы. И за это – в тюрьму на два года, да ещё по такой статье, после которой не отмыться, не говоря уже о том, чтобы восстановиться на работе?!

«Я никого не заставляла говорить по-русски!»

Вообще-то в России, по счастью, либералам так и не удалось протащить прецедентное право в качестве юридической нормы. Долго они этого добивались, подключая карманных грантоедов-правозащитников, все 90-е годы и почти все нулевые, но – не свезло. Протащили бы – за Натальей Оганисян уже выстроилась бы длинная очередь её коллег. Судите сами. Сколько у нас там мигрантов в стране, «понаехавших» из Средней Азии? Пять миллионов? Все десять? Или больше? Статистику несколько лет назад засекретили, но это не суть. Из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана приезжают к нам целыми семь­ями. Многодетная семья – государственное пособие. Отдают детей в школы, требуя им на обед варить плов и лагман, но при этом не удосуживаясь говорить на языке той страны, в которой они живут и работают. С какой стати нам учить ваш русский язык?! Это вы учите узбекский с киргизским! Нас уже много, но скоро нас станет ещё больше, так что пригодится. Так, что ли?

«Комсомольская правда» написала об инциденте в посёлке Ояш статью под заголовком «Мучают бедную учительницу» – Наталью Оганисян «прессуют» уже больше года. Но это не одну вырванную из контекста происходящего в стране учительницу «мучают» – это мигранты из Средней Азии организованно сели на шею (если вообще не на голову) российской образовательной системе. А ветерана труда, отработавшую 40 лет в школе на одном только энтузиазме и за нищенское жалованье, предлагают отправить на тюремные нары – вместо заслуженной благодарности за доблестный труд. Вот что пишет об учительнице Наталье Оганисян областной портал «Народная летопись». «Внешне обаятельная и простая, но интеллигентная и эрудированная, она с материнской заботой опекает до сих пор своих учеников. Для каждого находит доброе слово. На своих уроках она помогает детям открыть смысл жизни – стать и быть Человеком». «Педагог-легенда».

После инцидента на родительском собрании учительницу оштрафовали на 2000 рублей. Штраф она уплатила. Но заезжей любительнице лагманов из Узбекистана этого показалось мало. «Глава сельсовета стала за грубиянку извиняться, – пишет «Комсомолка», воспроизводя разговор своего корреспондента с учительницей. – Я говорю: «Вы не должны извиняться за молодую хамку, у которой не воспитали уважения к учителю и ветерану труда». Вот из-за этой «хамки» и продолжился сыр-бор. Родительница написала жалобу в прокуратуру». «Я никого не заставляла говорить по-русски! – вопиёт от отчаяния загнанная в угол учительница. – Директор говорит: «Вы сказали «научись говорить по-русски». Я не помню, возможно, сказала. Но разве я что-то сказала неправильно? Мы находимся на территории России. Я всю жизнь на нищенскую учительскую зарплату воспитывала у детей любовь к русскому языку!»

По теме

В общем, было административное дело, с ним разобрались, а теперь против Оганисян возбудили уголовное дело. «Были высказаны слова по части 1 статьи 282 УК РФ – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». С учётом выявленных обстоятельств было возбуждено уголовное дело, на первое заседание суда ответчик не явилась», – сообщили в прокуратуре Болотинского района. Первую часть «экстремистской» статьи недавно декриминализировали. Поэтому, каким будет приговор, можно только гадать.

Русский язык всё ещё велик, но не так, как раньше

Уже несколько лет власти обещают, что всех заезжих в Россию мигрантов будут тестировать на знание русского языка. «Гастарбайтеров обяжут говорить по-русски» – с такой шапкой шесть лет назад вышла официозная «Российская газета». Но президентский указ «Об обеспечении межнационального согласия» чиновники привычно спустили на тормозах.

Экзамены приезжие сдают, но есть нюанс – их сдают только те, кто работает официально. От нелегалов знание языка не потребуешь. А нелегалов среди мигрантов не менее половины.

Конечная остановка 892-го автобусного маршрута, Саларьево, Новая Москва. В автобус садятся несколько гастарбайтеров из Киргизии, мужчины и женщины. Рассаживаются ближе к заднему выходу, распивают спиртное во время движения, громко разговаривают, не обращая никакого внимания на пассажиров. Говорят по-киргизски, вставляя на русском только отборный мат. Ощущение безнаказанности – полнейшее. Попробуй-ка сделай им замечание. Мы где вообще, всё ещё в России?

Да, так вот, о русском языке. На момент обрушения СССР в мире по-русски говорили примерно 350 млн человек: 286 млн советских граждан, а остальные – иностранцы. Сегодня картина иная – русским владеют порядка 250 млн человек в мире, а родным он является, если не считать граждан нашей страны, для 25 млн выходцев с постсоветского пространства и 7,5 млн иностранцев (в основном из Германии, США и Израиля). В общем, тенденция очевидна: сегодня русский язык уже далеко не такой «великий и могучий», каким он был всего четверть века назад. Государству впору бы начать что-то предпринимать, чтобы хотя бы удержать ситуацию в её нынешнем виде, не говоря уже о том, чтобы обратить её вспять. Но пока с этим как-то не задаётся. Недавно от использования кириллицы отказался Казахстан – вслед за Узбекистаном и Азербайджаном, Молдавией и Туркменией. Говорят, в 20-е годы стараниями Льва Троцкого на латинице заставляли писать якутов и коми, а сегодня от кириллицы вот-вот откажутся и украинцы. Мало того, что у Кремля нет никакой государственной программы поддержки русского языка, которая бы «работала» по-настоящему, – судя по инциденту в Новосибирской области, нет и понимания, что знание русского для трудовых мигрантов из ближнего зарубежья – это норма.

«Я адрес по-русски спросил у хохла, хохол отвечал – Нэ чую»

«Однажды, забросив в гостиницу хлам, забыл, где я ночую. Я адрес по-русски спросил у хохла, хохол отвечал – Нэ чую. Когда ж переходят к научной теме, им рамки русского узки; с Тифлисской Казанская академия переписывается по-французски». Это, если что, Маяковский – вот эти самые его стихи раньше были в школьной программе («Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин»). Сегодня поэта, пожалуй, надолго «закрыли» по 282-й – под рукоплескания активистов национальных диаспор. Памятники, впрочем, пока что не сносят – может, и хорошо, что мигранты плохо знают русский язык и не интересуются русской литературой?

За учительницу из Ояша неожиданно вступилась общественная организация «За права человека». Неожиданно потому, что наши общественники, как правило, выступают на стороне мигрантов, безотносительно того, правы они или виноваты. Представитель ЗПЧ Василий Ерюков объяснил, что заставило его вступиться за Наталью Оганисян: «Смущает меня вся эта ситуация со словом «чурка». Даже если это слово и правда было сказано в ходе словесной перепалки двух женщин, не отдавать же за это учительницу под суд?! Она уже бабушка. Всю жизнь замужем за армянином – интернацио­нальная семья, о каком сеянии межнациональной розни может идти речь вообще?! Знаете, я считаю, что Наталью Оганисян просто травят».

По теме

«Она, Наталья Оганисян, всю жизнь прожила в родном селе, в Ояше, – рассказывает директор школы Антон Димитрюк. – Учиться в Новосибирском пединституте ей пришлось заочно, одновременно работая в родной ояшской средней школе – накануне у будущей учительницы трагически погиб брат, и от этого тяжко занемогла её мать (она тоже в своё время преподавала литературу в ояшской школе)». «Я дважды был и на административном, и на уголовном суде, – объясняет Димитрюк. – Максимальное оскорбление в адрес Очиловой звучало так: «Учи русский язык». Тон был, возможно, грубоват. Никаких слов, которые Оганисян инкриминируют как оскорбление по национальному признаку, я не слышал. И у школы к Оганисян, как к педагогу, нет и не было никаких претензий».

Осиновый кол в «русский мир»

Всё ещё считаете, что инцидент в селе Ояш – эксцесс, так сказать, частный случай? Возможно, это действительно первый такой случай (хотя, признаемся, мы многого не знаем, вот и эта история до Москвы долетела только через год после её начала). То и дело из российской глубинки долетают вести о том, как национальные диаспоры качают права в российских школах: мол, не желаем учить своих детей по-русски, ну-ка, создайте-ка нам в русских школах киргизские и узбекские классы! И воспринималось бы всё это как какое-то недоразумение, когда бы два года назад американский портал «Евразия», оплачиваемый «Открытым обществом» Джорджа Сороса, не открыл бы нам глаза на истинную подоплёку происходящего. Соросовский автор, Александр Моррисон, опубликовал на «Евразии» статью с умилительным (а скорее, издевательским) заголовком: «Будущее русского языка за пределами России представляется светлым». Минус 100 млн носителей за какие-то несколько лет, а будущее, оказывается, у русского светлое. Интересно! И вот что пишет этот Моррисон. Мол, к английскому языку в Индии и к французскому в Африке во времена колониализма местные относились негативно, как ко всему, привнесённому колониалистами. Но, когда оковы колониализма пали, негативное отношение сохранялось лишь первое время. «При этом следует отметить, – пишет автор, – что 70 лет назад в Индии шли дебаты по поводу роли английского языка, очень схожие с теми, что сейчас имеют место на постсоветском пространстве относительно русского». Зато сейчас с английским в Индии примирились, как и с французским в Африке, вот и на постсоветском пространстве со временем примирятся с русским – главное, чтобы Мос­ква не пыталась возрождать «империю» и воссоединяться с бывшими советскими рес­публиками. И не делала бы из русского языка политический символ. «Для снятия этой напряжённости, – пишет Моррисон, – необходимо признать, что за пределами России сформировался русскоязычный мир, который в культурном отношении является русскоговорящим, но в политической сфере не обязательно следует в фарватере Российской Федерации с её собственным литературным наследием и особенным мировоззрением».

Вы понимаете, о чём идёт речь?! Это же осиновый кол, забиваемый в «русский мир»! Мол, есть в ближнем от России зарубежье люди, говорящие по-русски, но вы там, в Москве, не обольщайтесь, что они – часть вашего «русского мира». Бандеровцы, сжигавшие Дом профсоюзов в Одессе и отдававшие приказы по-русски, – это оно, то, о чём пишет Моррисон. Но это – одна, только внешняя, часть плана. Внутренняя часть – принудить Россию принимать мигрантов с их языками и не пытаться учить их русскому языку, ибо это «нетолерантно». Как можно указать узбечке, приехавшей работать в Россию, что ей нужно учить русский язык, какое насилие над личностью! Понимаете, да? Снаружи – русскоговорящие, но не «русский мир». Внутри – плохо говорящие по-русски или совсем не говорящие (таких навалом, каждый третий мигрант). Ну что, государство Российское, не дашь дуба в такой кислотно-щелочной среде, не разложишься ли на молекулы?

Отказаться от русского – «сделать правильный цивилизационный выбор»

На латиницу языки народов СССР начал, как уже было сказано, переводить Троцкий в 20-е годы. Член-корреспондент РАН, глава Института языкознания РАН Владимир Алпатов писал, что делалось это «в противовес русификации, проводимой царским правительством». Дружественная СССР кемалистская Турция перешла на латиницу, заменив ею арабскую вязь? Вот пусть и наши среднеазиатские республики делают так же! «Русский алфавит представляет собой безусловный анахронизм!» – вещал в 20-е годы троцкистский филолог Николай Яковлев, возглавлявший в 1925–1937 годах Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (ВЦКНА). И это было не его частное мнение. Для Кремля это было руководством к действию. Горячим сторонником латинизации русского языка был нарком Луначарский, утверждавший в 1930 году, что и Ленин призывал перевести русский язык на латиницу, «когда окрепнем». Документов, подтверждающих слова наркома, не нашлось, придётся поверить ему на слово. Так или иначе, ленинские большевики русский язык не жаловали. Но они и Россию видели молекулой однородного советского социалистического мироустройства, не придавая совершенно никакого значения «народообразующим» атрибутам – тому же языку. Изменилось всё, когда Сталин решил строить социализм не во всём мире, а в отдельно взятой стране, разъясняет Алпатов. И это, похоже, спасло русский язык. А впоследствии и усилило его, сделав одним из ведущих мировых языков.

По теме

А в начале 90-х история повернулась вспять. Вновь – на официальном уровне – заговорили о переводе русского языка на латиницу. Застрельщики инициативы – член Политбюро Александр Яковлев и член-корреспондент РАН Сергей Арутюнов, обосновывавший отказ от кириллицы необходимостью «сделать правильный цивилизационный выбор». То, что происходит сегодня в посёлке Ояш, – очередная попытка прогнуть нас, всю нашу страну под этот самый «правильный цивилизационный выбор».

Теперь вся надежда на экспертизу, а её результаты неисповедимы. Несколько лет назад лингвисты признали фразу «Россия – для русских» экстремистской. А «бей чурбанов» – нет.

Надеемся, суд всё же скажет в этой истории своё веское слово и расставит все нужные точки над русской «ё».

Михаил Хазин, экономист:

– Я вижу так: нас пытаются попробовать на зуб. Если общество проглотит эту историю с учительницей, подобные инциденты станут общим местом. «Это не мы должны учить ваш русский, это вы должны говорить с нами по-узбекски или по-киргизски! Мы свои права знаем» и т.д. Кое-кто, как мне кажется, намеренно закрывает глаза на этот случай, делая так, чтобы он в дальнейшем послужил прецедентом. Сколько в России гастарбайтеров с детьми? Да навалом, миллионы. Понимаете, в чём задача? Лихорадить от мигрантов должно не одну Европу. Россию не лихорадит, у нас тут свои мигранты, и это, по мнению некоторых, беда! Сорос так точно считает – он и отрядил экспертов «Открытого общества», чтобы нам втолковали про то, что нет никакого русского мира, а русский язык – он есть «наш» и есть «их». Это часть одного целого, одной политики, цель которой – расколоть нашу страну, посеять в ней плевела национального раздора. Пока у Сороса всё получается, а наши правоохранители, похоже, даже не понимают, на чью мельницу льют свою воду.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.04.2019 18:10
Комментарии 6
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх