// // Проблемы с энергоресурсами подталкивают Украину и Белоруссию к тесному союзу с Россией

Проблемы с энергоресурсами подталкивают Украину и Белоруссию к тесному союзу с Россией

382

Едины нищие газом

3
В разделе

Как это ни парадоксально, но заявления о том, что разделённые в начале 90-х годов бывшие республики СССР объединятся, похоже, перестали быть уделом ура-патриотов и вторящих им политологов. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что элиты некоторых бывших союзных республик к такому повороту событий практически готовы. Впрочем, оговоримся сразу. Речь идёт не о возврате к cоюзному государству, а скорее о восстановлении единого экономического пространства, в перспективе связанного и политическими узами. Иными словами, близкого по форме и содержанию к ныне существующему Европейскому союзу. У этих объединительных процессов одна примечательная черта: если раньше России в отношениях с бывшими советскими республиками приходилось выступать чуть ли не в роли просителя, то сейчас ситуация кардинально изменилась.

Как это ни парадоксально, но заявления о том, что разделённые в начале 90-х годов бывшие республики СССР объединятся, похоже, перестали быть уделом ура-патриотов и вторящих им политологов. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что элиты некоторых бывших союзных республик к такому повороту событий практически готовы. Впрочем, оговоримся сразу. Речь идёт не о возврате к cоюзному государству, а скорее о восстановлении единого экономического пространства, в перспективе связанного и политическими узами. Иными словами, близкого по форме и содержанию к ныне существующему Европейскому союзу. У этих объединительных процессов одна примечательная черта: если раньше России в отношениях с бывшими советскими республиками приходилось выступать чуть ли не в роли просителя, то сейчас ситуация кардинально изменилась. У нас достаточно экономических рычагов, которые позволяют нам полностью контролировать этот процесс. Причём касается это не только традиционно тяготеющей к России Белоруссии, но и Украины, где до последнего времени ни о каком союзе с «москалями» не могло быть и речи. Объясняется это просто: экономическая целесообразность берёт верх над стихийным национализмом начала 90-х. Как и почему это происходит, попытался проанализировать корреспондент «Нашей Версии».

Отношение к восстановлению единого экономического пространства (ЕЭП), в которое помимо Белоруссии вошли бы и другие бывшие советские республики, у российской политической элиты неоднозначное. Здравомыслящее большинство, конечно, «за»: слишком очевидна геополитическая выгода для страны, и в перспективах нового союза нет никаких сомнений ни у «единороссов», ни у коммунистов, ни у либерал-демократов.

Против, пожалуй, выступают лишь несколько непарламентских политических объединений. Их доводы понятны: зачем нам делиться своими доходами от реализации энергоресурсов с другими, не лучше ли будет, если каждая из республик бывшего СССР позаботится о себе сама?

До недавнего времени сомнения на этот счёт были и в Кремле: восстановление единого экономического пространства – процесс затратный и трудоёмкий. Но слишком заманчивы перспективы нового союза. Это и соблазн сделать рубль международной расчётной валютой, этаким постсоветским евро. И налаживание единой транзитной системы не только в сторону Европы, но и в юго-восточном, гораздо более перспективном направлении, учитывая наше стратегическое партнёрство с Китаем. Кроме того, всё интенсивнее идёт процесс объединения ряда стран Азии, завершается объединительный процесс в Европе, некоторые политологи даже прочат образование Соединённых Штатов Южной Америки. Причём уже через пять-семь лет.

Есть и ещё один важный фактор. В современных условиях Россия вполне может стать центром притяжения для бывших советских республик и получить от этого определённые выгоды, считает экономист Сергей Глазьев: «Исторически Россия уже имела опыт объединения народов, притом опыт успешный. В реалиях сегодняшнего дня мы могли бы себе позволить воспользоваться этим опытом, объединив тех, кто разочаровался в так называемом собственном пути и заинтересован в долгосрочных перспективах партнёрства с нашей страной. Помимо Белоруссии это в первую очередь Казахстан и, возможно, Украина, хотя говорить о партнёрстве с Киевом становится всё сложнее. Зато это очень перспективно».

По теме

Кстати, именно Украина в последнее время всячески демонстрирует нам своё стремление к улучшению отношений. И это при том, что премьер-министр Украины Юлия Тимошенко никогда не считалась пророссийским политиком, скорее наоборот. Тем не менее на прошлой неделе, накануне своего визита в Москву, она наговорила такого, что в секретариате Виктора Ющенко долго гадали: а не была ли «оранжевая принцесса» всё это время «кротом», тайным агентом ФСБ?

А Тимошенко сказала примерно следующее: украинская независимость – это, конечно, хорошо, но, к сожалению, неосуществимо, особенно с учётом цен на энергоносители. А потому украинскому государству, чтобы окончательно не загнуться, необходимо срочно сменить приоритеты и повернуться «лицом к России» и «задуматься о перспективах союзного государства».

Юлия Тимошенко особо подчеркнула, что её недавний визит в Москву носит «геополитический характер», а вопросы, которые она обсудила с премьер-министром России Владимиром Путиным, касаются формирования политической оси «Москва – Киев – Минск». Ничего подобного украинские политики доселе не предлагали.

Говорят, впрочем, что у Тимошенко просто не было выбора: в Киеве зреет новая коалиция между недавними антагонистами – Партией регионов Виктора Януковича и пропрезидентской «Нашей Украиной». Если альянс состоится, для «оранжевой принцессы» это станет концом политической карьеры. Выход один: искать союзников в стане бывших врагов – среди российской элиты. В ближнем окружении Юлии Тимошенко уверяют, что она готова идти на любые уступки, вплоть до возвращения Севастополя и передачи «Газпрому» всех украинских транзитных мощностей.

Юлия Владимировна не скрывает, что в поисках московской поддержки она готова зайти весьма далеко. На вопрос корреспондента «Нашей Версии» о перспективах российско-украинского сотрудничества она ответила буквально следующее: «Я готова обсуждать в Москве любые вопросы. Это касается энергетики, транспорта, авиастроения, космоса, мирного использования атома. Разумеется, я готова идти на уступки, в том числе по таким ключевым вопросам, как сотрудничество с НАТО и пребывание Черноморского флота в Крыму. Хочу подчеркнуть, что уступки – это проявление не слабости, а дальновидности. Не уступая, Украина рискует очень многим, вплоть до утраты самостоятельности и распада страны. Но в гармоничном альянсе с Россией мы можем сохранить свою национальную идентичность и предотвратить назревающий политико-экономический коллапс».

«Юлия Тимошенко всегда была практичным политиком, – объясняет неожиданную смену приоритетов «оранжевой принцессы» известный политолог Глеб Павловский. – Украинских корней у неё нет, и голосом крови её пещерный национализм оправдать невозможно. Просто ей так было выгодно. А теперь, когда национализм перестаёт быть выгодным, она легко меняет приоритеты. Да, она готова договариваться с Россией и за ценой, как говорится, не постоит: отдаст и Севастополь, и вообще всё, что угодно, лишь бы обеспечить себе гарантии возвращения во власть».

Именно «возвращения»: кабинет Тимошенко со дня на день уйдёт в отставку. Говорят, что Ющенко и Янукович уже обо всём договорились, обоим Тимошенко, что называется, стоит поперёк горла. Но рейтинг «оранжевой принцессы» остаётся высоким, украинские социологи уверяют, что, если бы президентские выборы состоялись завтра, за Тимошенко проголосовало бы 45% населения. Для сравнения: рейтинг Януковича – 40%, а у Ющенко дела совсем плохи – за него готовы проголосовать лишь 7% избирателей.

Возможно, столь резкая смена ориентиров у Тимошенко произошла ещё и потому, что в последнее время перспективы евроатлантической интеграции Украины стали совсем туманны. На фоне очевидных неудач на внешнеполитической арене «новый курс» в отношении России для Тимошенко может стать панацеей.

А что ей остаётся: на прошлой неделе посол Германии на Украине Райнхард Шеферс выступил с резким заявлением относительно перспектив присоединения Украины к плану действий по членству в НАТО. Речь Шеферса была столь же откровенна, сколь и убийственна для украинских лоббистов евроинтеграции: мол, Киеву ничего не светит ни в НАТО, ни тем паче в ЕС, так как Германия будет против. В апреле на Бухарестском саммите НАТО, когда решался вопрос относительно присоединения Украины к пресловутому плану действий, в Киеве очень надеялись, что Вашингтон – основной лоббист расширения альянса на восток – добьётся от европейских столиц согласия начать процедуру принятия Украины в Североатлантический альянс. Но этого не произошло. А теперь Киеву дали понять, что всякие ожидания бесперспективны. Вот Юлия Тимошенко и сыграла на опережение, резко сменив ориентиры.

По теме

Правда, на переговорах в Москве ожидаемого прорыва в российско-украинских отношениях не произошло. Политологи объясняют это тем, что Тимошенко упустила время. Если ещё год назад Россия выдвигала одни требования, то теперь есть смысл выдвигать другие, заявил «Нашей Версии» украинский политолог Константин Бондаренко: «Сегодня российская сторона уже не проситель, уговаривающий нас пересмотреть внешнеполитический курс. Россия требует, и у неё имеются весомые аргументы. Произошёл качественный скачок геополитического влияния России, возможно, за счёт тех трудностей, с которыми сегодня столкнулись Соединённые Штаты».

Штатам действительно сегодня не до России: падение доллара, лихорадка на биржах, а тут ещё президентские выборы на носу и фрондирующая Европа. Да что там Европа, даже полностью управляемая из Вашингтона Варшава нынче научилась «качать права» не хуже Парижа и Берлина.

А для России наступает очень удобное время для исправления допущенных в начале 90-х геополитических ошибок. Исправить их можно если не полностью, то хотя бы частично – сформировать единое экономическое пространство, сопоставимое по ресурсам и экономическому потенциалу с США и Китаем.

Кстати, с Белоруссией объединительные процессы идут полным ходом. 22 июня Дмитрий Медведев встретился в Бресте со своим белорусским коллегой Александром Лукашенко и в ходе встречи дал понять, что затягивать с этим нельзя. «Пора от слов переходить к делу», – сказал Дмитрий Медведев, и президенты незамедлительно занялись делом. А именно подписали целый ряд документов, касающихся функционирования союзного государства. Эксперты уверяют, что все необходимые подписи теперь поставлены и дело лишь за политической волей.

Западные политологи уверяют, что Медведев продавил несговорчивого Лукашенко посредством «Газпрома», пообещав поднять цены на газ в случае, если белорусский президент вновь ограничится декларациями вместо реальных дел. Объединительный процесс и так буксует почти 10 лет, и затягивать его дальше просто нет смысла.

Буквально за день до российско-белорусской встречи на высшем уровне «Газпром» как бы невзначай объявил о том, что до конца года цена на газ, который поставляется в Европу, превысит 400 долларов за 1 тыс. кубометров, а Белоруссия по договору 2006 года должна будет платить 80% европейской цены. Белорусский бюджет, по оценкам аналитиков, к этому не готов. Так что Александру Лукашенко хочешь не хочешь пришлось переходить от слов к делу.

«Россия и Белоруссия всегда будут вместе, наши народы никогда не будут жить отдельно друг от друга, – заявил по окончании встречи белорусский президент. – Политически, юридически мы создали единое государство, и теперь важно наполнить его реальным содержанием».

Кстати, проходили российско-белорусские переговоры на высшем уровне в Музее обороны Брестской крепости. Президенты рассмотрели вопросы развития экономических связей, политических контактов, взаимодействия на международной арене. Общение Дмитрия Медведева и Александра Лукашенко длилось почти полтора часа. Затем переговоры продолжились в расширенном составе. По их итогам была принята совместная декларация.

В документе подчёркивается необходимость дальнейшей активизации усилий по развитию торгово-экономического сотрудничества на принципах рыночной экономики, равноправия, взаимной выгоды и учёта интересов друг друга. Отмечается, что Россия и Белоруссия в рамках решения задачи по переводу своих экономик на инновационный путь развития будут поощрять российских и белорусских инвесторов, способствовать созданию совместных производств, расширять промышленное сотрудничество, в том числе в рамках реализации союзных программ. Будет продолжена работа по унификации национальных законодательств, по формированию реального Таможенного союза, проведению единой тарифной и нетарифной политики.

Декларация охватывает все аспекты российско-белорусского взаимодействия: от сотрудничества в торговой сфере до обеспечения военной безопасности. Особо подчёркнута важность наращивания российско-белорусского взаимодействия в обеспечении коллективной безопасности, в том числе в рамках ОДКБ, развитии военного и военно-технического сотрудничества, а также содействия поиску солидарных ответов мирового сообщества на новые вызовы глобального характера.

По теме

В Кремле и не скрывают, что намерены использовать все открывающиеся для дальнейшей интеграции возможности. «Перспектива такая: договориться относительно объединения на уровне глав России, Белоруссии, Казахстана и, если повезёт, Украины, – говорит осведомлённый источник «Нашей Версии». – Соответствующие договорённости мы планируем подписать месяца через три-четыре. В дальнейшем к союзу будут подключаться и другие республики, такие как Киргизия, Армения и, возможно, Узбекистан. Как ни странно, высока вероятность участия Молдавии, об этом шла речь во время недавней встречи Владимира Путина и Владимира Воронина. В общем, если всё будет идти так, как сейчас, в 2009 году вокруг России сможет сформироваться новый союз».

Воронин, как, впрочем, и вся остальная молдавская элита, объединения с Россией попросту боится. Понять его можно: любая российская финансовая структура средней руки при желании могла бы выкупить на корню всю Молдавию с потрохами, если бы это сулило хоть минимум дивидендов. Спасает Кишинёв только сомнительная экономическая перспектива подобного шага. Правда, открывается перспектива иного рода – геополитическая, и вот тут-то мы за ценой не постоим. Один лишь экспорт молдавского вина, временно перекрытый, но недавно возобновлённый, в состоянии изменить сознание любого молдавского националиста.

Особенно в свете сомнительной перспективы слияния с Румынией: тамошние воротилы представляют гораздо большую угрозу для молдавского бизнеса, нежели российские, у которых попросту нет особой мотивации вкладывать в Молдавию. Воронину и объяснили: элиту вашу не тронем и даже Приднестровье с Гагаузией не станем отбирать, а попробуем уговорить их продолжать довольствоваться автономией. Да ещё инвестиций подкинем. Говорят, Воронин уезжал в Кишинёв очень довольный.

Забегать вперёд, впрочем, не стоит: четыре года назад молдавский лидер уже продемонстрировал нам, насколько легко он может менять ориентиры. Тогда он переориентировался на Запад, сейчас – на Москву. Тут успеть бы документально оформить улучшение наших отношений, до новой смены настроений. Хотя Воронин, судя по всему, уже понял, что на Запад ему рассчитывать глупо.

Политологи отмечают, что, в случае если с национальными элитами бывших союзных республик удалось бы договориться, а сегодня это уже не кажется невозможным, в единое экономическое пространство помимо Украины, Белоруссии и Молдавии могли бы войти Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан и Армения. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев уже давно предлагал расширить взаимную интеграцию бывших союзных республик в рамках СНГ, его поддерживали Ислам Каримов и Курманбек Бакиев. Армении подобная перспектива вообще крайне выгодна: во-первых, так или иначе будет решена проблема Нагорного Карабаха, причём вряд ли в пользу вечно лавирующего между Москвой и Вашингтоном официального Баку. А во-вторых, мягко говоря, небогатая Армения получит, возможно, единственный шанс укрепить свой экономический потенциал.

ЭКСКЛЮЗИВНО ДЛЯ «НАШЕЙ ВЕРСИИ»

– Юлия Владимировна, вы действительно готовы отдать Крым России в обмен на дешёвый газ?

– Так вопрос не стоит, мы не торгуем государственным суверенитетом. Но мы готовы вести реалистичную, гармоничную политику. И принимать во внимание не только свои интересы, но и интересы тех, с кем мы играем по одним правилам. Скажем, России интересно остаться в Крыму после 2017 года. А нам интересно сохранить экономический потенциал Украины, металлургию и химическую отрасль. Я предлагаю прагматичный подход к этим интересам.

– То есть?

– Взаимная поддержка и взаимопонимание. Можно назвать это корыстным интересом, я не против. Важно, чтобы мы правильно понимали эти интересы. И умели договариваться, а не разговаривали бы языком ультиматумов.

– А от вступления в НАТО вы готовы отказаться в случае правильного «понимания интересов» России?

– Вопрос вступления в НАТО будет решаться на всеукраинском референдуме. Спросим у народа, как он решит, так и будет.

– Но на Украине против вступления в альянс, по разным данным, выступают от 65 до 80% населения.

– Вот и посмотрим, во всяком случае, силком мы страну никуда не потащим. А с Россией, я думаю, мы достигнем взаимопонимания по вопросу НАТО, на сегодняшний день это не самый животрепещущий вопрос.

– А какой самый животрепещущий?

– Для нас – вопрос энергоресурсов, вопрос транзита российского газа через украинскую территорию. Это сегодня нужно решать в первую очередь.

– Юлия Владимировна, а как вы относитесь к идее возрождения союзного государства? Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан…

– Мы взаимодействуем с Россией в рамках нескольких межгосударственных объединений. Украина входит в СНГ и выходить оттуда не собирается. На самом деле я считаю, что можно расширять сферы сотрудничества чем дальше, тем лучше, ведь в Европе также идёт процесс интеграции, и, кстати, с не меньшим трудом, нежели у нас в СНГ. Но речь не идёт об утрате суверенитета и национальной идентичности. Мы готовы быть союзниками России, но от идеи возрождения Советского Союза мы отказываемся наотрез.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.07.2008 11:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх