// // Следственный комитет при Прокуратуре РФ против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Следственный комитет при Прокуратуре РФ против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

464
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Новый поворот в деле Михаила Ходорковского и Платона Лебедева: экс-главе НК «ЮКОС» и бывшему руководителю МФО «МЕНАТЕП» предъявлено новое обвинение, третье по счёту. Бывшим партнёрам инкриминируется хищение почти 350 млн. тонн нефти и 38% акций Восточной нефтяной компании (ВНК), принадлежащих государству, а также отмывание 487 млрд. рублей и 7,5 млрд. долларов в период с 1998 по 2004 год.

На этот раз речь идёт о втором уголовном деле Ходорковского и Лебедева (первое, как известно, для обоих закончилось восемью годами лишения свободы). Напомним, что в феврале 2007 года их обвинили в хищении вверенного им имущества и легализации незаконных доходов. Уже через две недели было объявлено о завершении следствия, с тех пор обвиняемые и их адвокаты знакомились с материалами дела, насчитывающего более 140 томов.

О новых претензиях в свой адрес Михаил Борисович узнал в день своего 45-летия – 26 июня. Вместе с поздравительными открытками юбиляр получил уведомление, подписанное руководителем следственной группы Валерием Алышевым. В нём говорилось, что со следующего дня его ознакомление с материалами дела прекращается «в связи с тем, что будет предъявлено новое обвинение, а также проведены иные следственные действия». Изучив новое обвинительное заключение, уместившееся на 145 страницах, защитники не обнаружили в нём принципиальных отличий от предыдущего. По их словам, текст подвергся лишь «несущественной переработке»: в документе исправили стилистические неточности, а некоторые фрагменты просто поменяли местами.

Сами осуждённые бизнесмены, которые с декабря 2006 года находятся в СИЗО города Читы, с предъявленными обвинениями категорически не согласились. По утверждению Ходорковского, отмыванием денег следствие называет «обычные сделки временного размещения средств ЮКОСа на финансовых рынках», а установление внутри вертикально интегрированной компании, которой являлся ЮКОС, цен на продукцию в несколько раз ниже мировых, мол, и поныне практикуется в большинстве крупных российских компаний. Что касается прибыли ЮКОСа, то она, по его словам, якобы не расхищалась, а расходовалась на капитальные вложения, покупку активов и выплату дивидендов. В свою очередь, Лебедев предъявил документ, якобы доказывающий, что он не имел доступа к акциям ВНК в тот момент, когда, по версии следствия, участвовал в их хищении.

В нынешнем повороте событий адвокаты обвиняемых усмотрели стремление следователей потянуть время в расчёте на политическое решение судьбы их клиентов. Они также не исключают, что, снова получив дело для ознакомления, их подзащитные увидят приобщённые к нему новые доказательства, в частности протоколы допросов свидетелей. По некоторым сведениям, показания по делу дали недавно вернувшиеся в Россию менеджеры ЮКОСа – бывший управделами компании, автор названия «МЕНАТЕП» и крёстный отец одного из детей Ходорковского Михаил Додонов, бывший вице-президент ЮКОСа Олег Шейко и бывший вице-президент ООО «ЮКОС-Москва» Сергей Горьков.

Тем временем Президент РФ Дмитрий Медведев в очередной раз дал понять, что политика к уголовному преследованию экс-совладельцев ЮКОСа не имеет никакого отношения. Выступая перед журналистами накануне саммита «большой восьмёрки», он предупредил о недопустимости вмешательства в действия судебных властей, в том числе и со стороны государства. Напомним также, что в начале июня Медведев заявил, что Ходорковский, «как и любой осуждённый гражданин», может попросить о помиловании. Кроме того, поскольку Ходорковский и Лебедев уже отбыли половину положенного срока, они теоретически могут подать прошение об условно-досрочном освобождении.

По теме

Дмитрий Медведев, Президент России:

– По теме уголовного преследования любого лица, в том числе и Ходорковского, позиция может быть только у правоохранительных органов. Если они считают её достаточной, они предъявляют обвинение. Позиция должна быть у защиты. Вполне понятно, защита всегда существует для того, чтобы искать изъяны в обвинении. Наконец, финальная позиция должна быть у суда. У государства, как такового, на эту тему позиции быть не должно. И до тех пор, пока я руковожу страной, являюсь Президентом Российской Федерации, я буду исходить из этого. Мы должны обособить судебную власть от всех способов влияния на неё как со стороны частных лиц, бизнес-корпораций, так и со стороны государственных органов.

Вадим Клювгант, адвокат Михаила Ходорковского:

– Никаких новых эпизодов в деле не появилось, квалификация действий не была изменена. Просто кое-где следствие переставило абзацы, переставило в другое место названия фирм, которые фигурировали в деле, и ссылки на различные договоры. То, что произошло, я бы с большой натяжкой назвал некой работой следователей над ошибками, хотя ничего такого на самом деле мы не увидели: все фактические противоречия и юридически ничтожные утверждения в нём сохранились.

Владимир Маркин, представитель Следственного комитета при Прокуратуре РФ:

– Следователями Главного следственного управления СКП предъявлено новое обвинение Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву по статьям «Хищение путём присвоения» и «Легализация денежных средств в особо крупном размере» в редакциях УК России от 13 июня 1996 года и 8 декабря 2003 года. Следствием вменяется Ходорковскому и Лебедеву хищение почти 350 млн. тонн нефти, а также отмывание 487 млрд. рублей и 7,5 млрд. долларов.

Опубликовано:
Отредактировано: 06.07.2008 21:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх