// // Присмотревшись в течение года к новому министру, военные, ожидавшие от Шойгу контрреформ, начинают испытывать разочарование

Присмотревшись в течение года к новому министру, военные, ожидавшие от Шойгу контрреформ, начинают испытывать разочарование

916

Первый, пошёл!

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В ноябре исполнился год с того момента, как Сергей Шойгу возглавил российское военное ведомство, сменив на этом посту, пожалуй, самого одиозного силовика последних лет – Анатолия Сердюкова. Оказавшись на этом, казалось бы, расстрельном посту, новый министр обороны не только не растратил свой политический капитал, но и стал самым популярным министром. Общественное мнение, СМИ присвоили ему статус спасателя Минобороны и буквально осыпают комплиментами. «Наша Версия» решила критически подойти к оценке первого года работы Шойгу в новой должности.

Эксперты отмечают, что главная особенность нынешнего министра в том, что в отличие от своего предшественника он действует намного деликатнее и на полную катушку использует свой богатый опыт публичного политика. При этом на руку сыграло и то, что в течение года в Минобороны не происходило никаких революционных изменений, все спорные параметры реформы были заложены и реализованы задолго до его вступления в должность.

В принципиальных вопросах, считают эксперты, Шойгу целенаправленно продолжает курс Сердюкова, который ранее неоднократно критиковался на различных уровнях. При этом, продвигая или сохраняя непопулярные направления военной реформы, министр старается переключать внимание общественности креативными заявлениями и действиями. Например, очевидно, что от дивизионной структуры решено окончательно отказаться, но в угоду общественному мнению несколько бригад, например Кантемировская, вновь стали дивизиями. Также в первые месяцы его руководства Минобороны был принят ряд достаточно тривиальных решений: переместили погоны на полевой форме с груди на плечи, суворовцев вернули на Парад Победы, но сообщалось об этом как о каком-то небывалом событии.

Некоторые на первый взгляд важные заявления Шойгу при ближайшем рассмотрении носят всего лишь декларативный характер. Например, .

В начале ноября Шойгу сообщил, что Минобороны планирует создать соединение патрульных кораблей ледового класса для работы в Арктике. Также в этом регионе, по его словам, могут восстановить аэродромы и причалы на архипелагах в акватории Северного Ледовитого океана – на Зем-ле Франца-Иосифа и Новосибирских островах. Идея, по мнению некоторых военных специалистов, действительно интересная, но дезавуируется она тем, что в обозримом будущем в России не смогут в нужном количестве построить корабли этого класса, да и содержать столько войск в арктических широтах удовольствие не самое дешёвое.

Внезапные проверки боеготовности стали визитной карточкой нового министра, но не нужно забывать, что неожиданные инспекции войск активно практиковались ещё при опальном министре Сердюкове. Но что самое важное: эксперты ставят под сомнение эффективность нынешних учений, обращая внимание на то, что внезапными их можно назвать с большой натяжкой, так как об их проведении становится известно за двое-трое суток, в результате манёвры превращаются, как говорят военные, в показуху.

Режет глаз и ещё одна особенность нового министра обороны. Шойгу старается максимально дистанцироваться от хозяйственной деятельности. По оценкам экспертов, после выявления многочисленных фактов махинаций при сделках с недвижимостью, землёй и акциями участие в подобных продажах со стороны Минобороны чревато значительными имиджевыми потерями, что явно не входит в планы нынешнего министра. Хотя такая позиция может негативно отразиться на пополняемости бюджета Минобороны.

Однако, несмотря на все предосторожности, риски вляпаться в скандальные истории у руководства Минобороны всё же остаются довольно высокими. В 2016 году начнётся новая госпрограмма вооружений, за которую будут отвечать военные, и здесь практически неизбежны конфликты интересов. Обращает на себя внимание то, что Сергей Шойгу старается не ссориться с оборонной промышленностью, занимая отстранённую позицию.

По теме

Но напомним, что все публичные конфликты Сердюкова с представи-телями ОПК возникали не на пустом месте. Предыдущий министр всеми доступными методами боролся за то, чтобы оборонщики не завышали цены, не предлагали устаревшее вооружение, и ему удалось расшевелить работников ОПК. С приходом Шойгу насторожило решение вернуться к закупкам боевых машин десанта БМД-4М, которые были категорически забракованы командой Сердюкова.

Присмотревшись в течение года к новому министру, военные, ожидавшие от него контрреформ, начинают испытывать некоторое разочарование. При этом эксперты заявляют, что кардинально изменить ситуацию в армии после преобразований Сердюкова нельзя, даже если бы Шойгу к этому стремился. Но некоторые первостепенные задачи нужно было решать в кратчайшие сроки. Военные специалисты ставят ему в упрёк то, что за год так и не был определён вероятный противник, не уточнены приоритетные возможные театры военных действий. Следовательно, к какой войне и с каким противником готовятся Вооружённые силы, до сих пор не ясно, и эта неопределённость может стать губительной для развития армии. Ещё одна немаловажная проблема в том, что последней реформой в России фактически разрушена система мобилизационной готовности, о восстановлении которой пока нет даже заявлений.

Также военные эксперты отмечают, что по-прежнему сохраняется ряд проблем в области военного образования и военной науки. Так, процесс возрождения последней только имитируется. Характерный пример – создание научных рот, предназначение которых до сих пор неизвестно. При этом уровень квалификации сотрудников НИИ Минобороны после реформ снизился настолько, что уже в ближайшее время будет некому формировать тактико-технические задания на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

Недовольство офицеров вызывает и кадровая политика министра. Подобно Сердюкову, который в своё время перетягивал в Минобороны свой «женский батальон» из налоговой инспекции, Шойгу упорно рассаживает на ключевые должности выходцев из МЧС, которые недостаточно знакомы с военной спецификой. Павел Попов, Руслан Цаликов и Юрий Садовенко стали его замами, а первый замглавы МЧС Александр Волосов занял пост главы Спецстроя России.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.11.2013 16:13
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх