// // Право на оружие: кому и когда разрешено стрелять в России?

Право на оружие: кому и когда разрешено стрелять в России?

1197
Право на оружие: кому и когда разрешено стрелять в России?
В разделе

В пятницу, 29 марта, в 11:00 в Media Центре «ВЕРСИЯ» состоялась пресс-конференция председателя Правления Межрегиональной общественной организации «Право на оружие» БУТИНОЙ Марии Валерьевны

В пятницу, 29 марта, в 11:00 в Media Центре «ВЕРСИЯ» состоялась пресс-конференция председателя Правления Межрегиональной общественной организации «Право на оружие» БУТИНОЙ Марии Валерьевны по теме: «Право на оружие: кому и когда разрешено стрелять в России?».

В ходе мероприятия будут освещены следующие вопросы:

1. Cитуация с А.Лотковой - совершенные и планируемые действия гражданского общества в этой ситуации, поддержка владельца гражданского оружия;

2. Ситуация с оружием и законом о самообороне в РФ. Последние изменения в законе, комментарии;

3. Поведение А.Лотковой - ошибки;

4. Примеры успешных дел по самообороне (на опыте МОО «Право на оружие»).

Фото: Сергей Тетерин / ВЕРСИЯ

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

- Звоните: (495) 276-03-48 (в будни, с 10:00 до 19:00)

- Пишите: mc@versia.ru

- Приезжайте: г. Москва, ул. 1905 года, дом 7, стр. 1 (станция метро «Улица 1905 года»)

В рамках соблюдения закона об авторских правах просим вас:

- при устном и письменном цитировании указывать место организации мероприятия - Media Центр «ВЕРСИЯ»;

- ТВ-съёмку осуществлять с присутствием лого Media Центра в кадре.

Заранее благодарим за понимание и уважение к нашему общему делу – созданию новостей.

СТЕНОГРАММА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ:

- Коллеги, добрый день. Сегодня у нас в гостях Мария Бутина – председатель Правления Межрегиональных организаций права на оружие. Ну, собственно, инфо-повод для нашей темы – это стрельбы в московском метро, очередная. В прочем, проблема травматического оружия, она, в общем-то, такая, достаточно постоянная, регулярно появляются какие-то сообщения об очередных случаях его применения. Когда-то оно выглядит более правомерным, когда-то менее правомерным. Опять же, результаты этой стрельбы разняться от каких-то летальных исходов до наоборот, тяжелых травм, которые получают в итоге, применявшие оружие. Собственно, наверное, слово Марии Валерьевны, и, наверное, начнем мы все-таки, с нашумевшего самого дела, с истории Лотковой – студентки, которая немножко постреляла на станции «Цветной бульвар», за что получила три года общего режима, причем, абсолютно реального срока, не смотря на то, что девушка до этого в криминале, мягко говоря, замечена не была. Мария, вот как вот можно расценивать это?

- Спасибо, Александр. У нее очень хорошие характеристики. Действительно, в ВУЗе, и как вы знаете, ректор в институте Плеханова, Университета, заступился за нее и полностью выразил готовность в поддержки ее тяжелой ситуации. Да, действительно, 20 марта прошел суд, по результатам которого, Александра Лоткова получила три года колонии общего режима, один год ей уже зачли в счет домашнего ареста, который она провела до этого судебного заседания. Суд счел действия Александры Лотковой, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Я обратила внимание, что, собственно, в вашей газете есть выдержка опроса, то есть…

По теме

- Да, да, да.

- …как считают граждане, что все-таки было, вот эти действия, непосредственно, Александры Лотковой. Очень занятно, что там указаны только варианты превышения необходимой обороны, или умышленное причинение вреда здоровью, поскольку на самом деле, по позиции нашей организации «Право на оружие», мы совершенно убеждены, что там не было превышения необходимой обороны, что все это было в раках закона. Не вдаваясь в детали этой ситуации, могу пояснить, что действительно существует мнение о том, что Александра, таким, не побоюсь этого слова, жестоким приговором, попала под компанию борьбы с травматическим оружием. То есть суд автоматически счел человека, который владел оружием самообороны, преступником, который мог бы приобрести это оружие для преступных деяний. В общем-то, говоря, через призму этого суд и рассматривал все остальные действия. А поскольку очень огромное количество фактов не были приняты во внимание судом вообще, как например, у одного из нападавших на Александру, на нее тоже совершалось нападение, хотя официально, она защищала третье лицо, владел на тот момент ножом, что подтверждают экспертные данные. То есть, угроза ее жизни была конкретная. Она действительно была. Плюс, все это действие происходило на платформе метрополитена, я думаю, что представляете. Что такое движущиеся поезда на платформе в две стороны. То есть, по видео отчетливо заметно, что люди в потасовке бросаются с одной платформы, на другую. То есть фактически, Александра предотвратила, возможно, чью-то гибель, именно от вагона метрополитена.

- Марина, простите, я вас перебью. На видео четко, собственно видно, что Александра ходит по платформе, и достаточно хладнокровно расстреливает неких людей, причем, даже непонятно, кто это. Так же на видео видно, что за всей этой вот потасовкой с большим интересом наблюдает сотрудник милиции, который, собственно и должен был вмешаться, и который, кстати говоря, наверное, должен был остановить Александру Лоткову и как-то пресечь ее действия, потому что где уверенность, что это не боевой пистолет, а именно, резинострел. Это вот то, что собственно видно на видео.

- Сотрудник полиции должен, прежде всего, предотвратить конфликт вообще. То есть, его действия.

- В идеале да.

- Ни в коем случае он не должен был скрутить Александру, и, между прочим, заметьте, что после его бездействия начались уже какие-то действия Александры. То есть, то, что его деятельность была не допустима в этой ситуации, это да, а то, что его уволили по итогам этого из органов охраны правопорядка, это тоже да, но тем не менее.

- Последствий больше никаких не было.

- Да, никаких последствий. Это было собственно все.

- А скажем так, никто из пострадавших сторон не пытался предъявлять иски к органам внутренних дел, поскольку, в общем-то, здесь существует прямая причинно-следственная связь между бездействием конкретного сотрудника и конкретных сотрудников в произошедшем?

- Насколько мне известно, не пытались подавать никаких исков, но тем не менее, что случилось то случилось уже, и поэтому судиться с государством дело не благородное. Поэтому, я думаю, что никаких исков не предъявляли. Интересно другое что, Александру с ее поступком здесь рассматривают совершенно вырвано из контекста, то есть, на самом деле были еще другие люди, которые были избиты и причиняли телесные повреждения.

- Но насколько я, понимаю, ведь никто из них не обращался в травмпункты и не снимали побои?

- Это не так. Один из друзей Лотковой, который собственно говоря, и вызвал полицию. Вообще-то говоря, откуда и появился полицейский. Он подошел к будке руководителя эскалатора, который руководит вот этими процессами, заведует и попросил вызвать полицию, поскольку… И предупредил, что возможно сейчас будет какая-то драка. Поэтому, на мой взгляд, это было сделано совершенно правильно. Но да, там были еще ножевые ранения, и был еще нож, который был зафиксирован экспертами, что собственно суд в качестве доказательства не принял вообще, что очень странно. Поскольку да, молодой человек, друг Лотковой. У него множественные ножевые порезы на шее. Он сразу после этого обратился на станцию скорой помощи, то есть добрался до нее. Ему там первичную помощь медицинскую оказали, после этого он подал заявление, на заявление никак не отреагировали. Потом он подал повторное заявление на кражу его личных вещей, на это заявление тоже не отреагировали. Что интересно, что в материалах судебного дела, эти оба заявления фигурируют, но на них, почему-то никак не отреагировал суд вообще. Очень интересно, что можно было бы понять вину Александры только в одном случае, если бы все остальные люди которые тоже участвовали в потасовке, тоже бы рассматривались. А так получается, что взят единственный человек, потому что у него был пистолет, и на этом все расследование закончилось.

По теме

- Но это разумно, если другие, скажем так пострадавшие или участники не заявили никаких…

- Заявили, в том то и дело что заявили. Я вам об этом уже сказала.

- Ну, скажем так, насколько я понимаю, не было ведь суда по факту самой драки. То есть никто…

- Так вот странно, что не было.

- Не был же никто привлечен за нанесение побоев, условно говоря.

- Следствие это не рассматривало, они рассматривали случай Александры Лотковой, но не рассматривали всех остальных участников конфликта.

- Насколько я понимаю, на самом деле, история такая, что ребята просто, будучи уже в более спокойном состоянии решили не заявлять все-таки в милицию. Потому что, если бы кто-то серьезно пострадал, видимо было бы, наверное, заявление о том, что были нанесены побои тяжкие.

- Но ведь заявили.

- Один человек.

- Да. Один человек, ну, который собственно и пострадал в этой драке, у которого были ножевые ранения.

- А все остальные итогами драки, как я понимаю, остались довольны, кроме того кто чуть не погиб.

- Нет, там их двое было. Чуть не погибших было двое. Одному, вот собственно человеку с ножом, пришлась пуля в живот, но ему никаких повреждений от травматического пистолета нанесено фактически не было. И его вред здоровью квалифицирован как легкий. И вторые повреждения, уже непосредственно, у Белоусова, это о котором идет речь постоянно, как в качестве пострадавшего.

- Вот говоря собственно о причинении не причинении вреда здоровью, надо ведь, наверное, учитывать тот факт, что травматический пистолет штука очень неприятная. Если ее применять по инструкции, то, в общем-то, лучше как в анекдоте сразу клеить мушку, потому что толку от него никакого нет. Если его применять так чтобы он был достаточно эффективен, возникает серьезный риск того, что человек будет или серьезно травмирован или убит. Вот как с этим быть?

- Да, это самая главная проблема травматического оружия. Дело в том, что оно опасно и неэффективно одновременно. То есть, в той ситуации, например, молодые люди, нападавшие на Александру и друзей, увидев и услышав предупредительный выстрел, который был из травматического пистолета, никаким образом не отреагировали на это вообще. То есть они поняли, что никакой угрозы их жизни это не представляет абсолютно. Соответственно, продолжили…

- Ну, они просто не обратили внимания, или выстрела не было.

- Выстрел был предупредительный - это зафиксировано показаниями свидетелей, которые на тот момент находились на платформе метро, и никаким образом не были связаны с компанией.

- Но в материалах суда фигурирует 3 выстрела, то есть, собственно, 3 выстрела на поражение.

- Это то, что в конечном итоге принял суд.

-Да.

- То, что в конечном итоге принял во внимание суд. Проблема травматического оружия, продолжу, заключается в том, что с одной стороны - это оружие опасное. Никаких иллюзий по его нелетальности возникать не должно. Этой резиновой пули с достаточной скоростью, хватит, чтобы человека убить при попадании в открытые участки шеи и головы. То есть, скорее всего - это летальный исход. Но при выстреле просто в корпус, при плотной одежде, травматическое оружие влияния не окажет.

- Может разозлить, скажем так.

- Тем хуже это для человека, который обороняется с травматическим оружием. То есть, фактически государство его принуждает стрелять на поражение. Чтобы защитить себя. Но видите проблема-то в том, что в ситуации самообороны попасть в голову, даже при желании это сделать из травматического пистолета, у которого очень большие проблемы с прицеливанием…

- С точностью, да.

- Практически нельзя.

- Ну, только, если стрелять в упор, а это уже.

- Да, это не запрещено законом, по идее, вы можете обороняться, так как вы можете, это подтвердил еще раз Верховный Суд в сентябре прошлого года. Но по факту, ситуация оказывается совершенно иной.

- Сколько сейчас на руках у нас травматов, резинострелов?

- Полтора миллиона единиц, из общего массива оружия 6 миллионов 250 единиц оружия, это официальная статистика министерства внутренних дел.

По теме

- Это гражданское оружие любое?

- Это гражданское оружие, включающее в себя ружья, нарезные винтовки и травматическое оружие.

- То есть, получается 25 % это вот как раз таки, всевозможные травматы.

- Ориентировочно так, да это травматическое оружие.

- Скажите, пожалуйста, вот эти вот бесствольные, осы и прочее…

- Это травматическое оружие да. Но оно теперь уже фиксируется в законе не как травматическое оружие, а как оружие ограниченного поражения.

- Тоже, достаточно смешная формулировка.

- Но в целом, да - это травматика. Формулировка абсурдная, и абсурдность ситуации еще в том, что травматическое оружие в гражданском обороте существует только в одной стране в мире - это наша страна. Во всех остальных государствах, травматическое оружие используется только как спецсредство для полиции, где полицейских специально учат обращаться именно с конкретно этим видом оружия, вот именно из-за тех качеств, которые мы сейчас с вами обсудили.

- Понятно. Существует ли, опять же, какая-то статистика, по, скажем так, успешным случаям применения травматики, когда собственно оно было применено, человек был признан потерпевшим, условно говоря, и было признано, что он не превысил самооборону.

- Да. Разумеется.

- И сколько таких случаев?

- Да, разумеется. Ежегодно фиксируется около 500 таких случаев только по Москве и Московской области. Министерство внутренних дел, к сожалению, не публикует комплексные данные о том, все-таки, сколько конкретно происходит случаев. Ближайшие данные, которые нам удалось найти, датируются 2008 годом, где было 530 случаев зарегистрированной самообороны, то есть, там, где не было превышения пределов, по Москве и Подмосковью, именно с травматическим оружием. Что в очередной раз показывает, что травматическое оружие действительно людей спасает. И если сравнить это со статистикой, которая очень часто приводит, называю ее ужасающей по части неправомерного применения травматического оружия. Да, фиксируется. За 5 лет было зафиксировано около 2000 случаев неправомерного применения оружия. Вот за последние 5 лет. И 100 летальных исходов.

- За весь период?

- За весь период, за 5 лет. То есть, даже путем простого сравнения цифр, можно понять, что даже травматическое оружие участвует в ситуации самообороны значительно чаще. Другой разговор, что в средствах массовой информации - это появляется значительно меньше. Но это, наверное, естественно как бы.

- Ну, если условно говоря, стороны разошлись относительным миром, то, наверное, это действительно в сводках не проходит.

- Ну, да. Еще стоит учесть, что, допустим, по статистике, тех же Соединенных Штатов там до двух с половиной миллионов граждан ежегодно спасаются с использованием оружия вообще. В большинстве случаев это просто демонстрация оружия, которая никаким образом, в том числе и нашим законом не фиксируется. То есть, если вы продемонстрировали наличие пистолета и преступник прекратил свое посягательство на вас, вы об этом заявлять не обязаны.

- Вот сейчас вот, как раз сейчас подъезжал к редакции владелец «Ленд крузера», с номерами 3 Ольги, продемонстрировал пистолет владельцу «Газели». В общем-то, любопытный был момент, я все ждал, чем закончится, в тему бы пришлось. Скажите, пожалуйста, вообще, зачем нужно травматическое оружие? Оно нужно нам или нет? Ситуация на самом деле, действительно такая, что если спасаешь себя, ты рискуешь загреметь в тюрьму в серьез и надолго. Причем, в общем-то, Александре Лотковой еще крупно повезло на самом деле, потому что, если бы она случайно там кого-то там убила, я боюсь, приговор был бы еще жёстче. Хотя 3 года уже не мало. Так может быть просто отказаться от него.

- Этот вопрос, в общем, вчера задавала, на одном из эфиров телевидения, одному эксперту, который тоже утверждал тоже, что травматическое оружие необходимо запретить, и вообще в идеале запретить все остальные виды оружия тоже. Здесь вот исходя из того случая, который мы обсуждаем, вопрос простой, что было бы с Александрой если бы она не стреляла, вот и все. То есть то, что дальше на нее была непосредственно угроза. Как бы дальше развивалась эта драка, кто погиб бы в этой драке, мы знать не можем. Но в любом случае, вот конкретная статистика фиксирует, что люди действительно пользуются оружием, и травматическим тоже. Кстати, это единственное оружие оперативной защиты, поскольку ружья носить с собой при себе вы не можете, это запрещено законом. Ну, естественно штурмовые винтовки, нарезное длинноствольное оружие так же запрещено к ношению, разрешено только в охотугодьях. То есть, соответственно, единственное оперативное оружие для самообороны, когда вы находитесь где-то на улице, а преступники почему-то нападают обычно на улице, и не рядом с сотрудниками полиции.

По теме

- В случае с Лотковой напали рядом с сотрудником полиции.

- Это вот травматическое оружие. Поэтому, на мой взгляд, я считаю, что это оружие крайне несовершенно, и выступаю как вы, наверное, знаете с политикой моей организации за разрешение короткоствольного нарезного огнестрельного оружия. Но пока есть хотя бы травматическое оружие, я думаю, что владельцы оружия в любом случае будут отстаивать это право.

- А каков рынок? Цена вопроса? Если у нас полтора миллиона на руках. Средняя стоимость одного ствола?

- В районе 12 тысяч рублей, но это грубо если считать. Бывают и дорогие, свыше 30 тысяч рублей и до 70 тысяч.

- То есть, перемножая полтора миллиона на полторы тысячи, получаем собственно то, что получает, так скажем, завод ИЖ и все остальные производители.

- Да, кстати могу заметить, что это именно получают государственные производители, поскольку частного производства оружия в России практически нет. То есть, это единицы, как правило, это кустарные производства. Ближайшее к нам находится, например, в Зеленограде, где человек производит определенные марки травматического, вернее нарезное оружие. Он его фактически, вот ну просто под индивидуальный заказ сам собирает и все. Вот, собственно, все частное производство.

- Ну, это что касается травматики, потому что боевое-то производит завод Рогозина в Москве, Глоки, по лицензии. В общем-то, я думаю.

- Это единственное предприятие. Практически единственное предприятие.

- Да, я думаю, что они очень обрадуются, если нарезное короткоствольное разрешат.

- Ну, вероятно, но прежде всего с этого выиграет, конечно, обороноспособность страны и государственный бюджет. Потому что все тоже предприятие, которое, производит самый распространенные единицы нарезного оружия короткоствольного - это все-таки, тот же завод ИЖМАШ производящий сейчас ИЖ-71. То есть, это совершенно очевидно, что все поступления, которые с этого будут, естественно попадут в государственный бюджет. Ровно, как и с предприятий «Ворсис», поскольку сегодня вести оружейный бизнес в России, мягко говоря, дорого и очень рискованно.

- Ну да.

- За счет всех лицензионных барьеров. Поэтому здесь может выиграть только один субъект - это государство.

- Но, получается так, что разрешая оружие в том или ином виде, мы просто делегируем любому гражданину право следователя, судьи, прокурора и палача одновременно. То есть, мы собственно говоря, освобождаем полностью от ответственности наши правоохранительные органы, что блестяще было продемонстрировано на Цветном бульваре. Они стоят просто в стороне, и потом заполняют какие-то формуляры, оформляют протоколы, а все отдаем на откуп гражданам. Вообще, насколько обоснована такая позиция? Потому что, в общем-то, в конце концов, мы платим налоги на миллион дармоедов, буквально миллион причем, по всей стране содержим, которые, в общем-то, должны нас защищать, а тут, в общем-то, мы получается, платим дважды, трижды. Потому что мы сначала, собственно говоря, содержим органы правопорядка, потом мы, собственно говоря, покупаем пистолет, а потом мы опять же еще тратимся, как выясняется, на адвокатов и, в общем-то, в конечном итоге садимся еще на шею, опять же, налогоплательщикам, в качестве заключенного. Вам не кажется вот эта ситуация несколько абсурдной от начала и до конца? Потому что, по-моему, нигде в мире, ни в одной стране, оружие именно в качестве средства превентивной борьбы с преступностью не разрешено, не распространено.

- Напротив. В большей части стран мира, оружие используется для превентивной защиты.

- Ну, это, какие страны?

- Все очень просто, практически вся западная Европа.

- Там запрещено ношение, то есть, им можно владеть, но…

- Вы немного ошибаетесь.

- Ну, приведите, пожалуйста, пример.

- Пожалуйста, Чехия, Австрия.

- Там разрешено ношение?

- Конечно, Германия, Латвия.

- В Германии ношение запрещено.

- Посмотрите, по особому разрешению вы можете носить оружие

По теме

- По особому разрешению, то есть, это не для граждан?

- Это для граждан.

- Но это имеется в виду не для простых граждан.

-Это для простых граждан. Это будет в том случае, если органам полиции вы докажете, что вам угрожает опасность.

- Но это в том случае если вам угрожает опасность. Если учесть, что опасность угрожает всем у нас в стране, то получается, что вся вот эта вот полуторамиллионная армия поменяет резинострел на нарезное короткоствольное и будет ходить с ним по улице.

- И замечательно. И будет иметь возможность защищать себя. Да.

- Или нападать.

- Что касается, ни в коем случае не нападать. На сегодняшний день по разным оценкам, официальной статистики нет. Фиксируется до 10 миллионов, 10 миллионов единиц нелегального оружия. У нас, в нашей стране зафиксирована пропажа 71-й ракетной установки, она находится на черном рынке, и нас это не пугает. То есть, что …

- Нет, это как раз очень пугает.

- В этом и дело, более того, фактом является то, что преступник не приобретает оружие в лицензионно разрешительном отделе, не регистрирует документы, это бессмысленно. А если у него есть желание приобрести оружие, можно это сделать с помощью, это не реклама ни в коем случае, с помощью некоторых поисковых систем. Или, например, проведя от получаса до полутора часов на одном из московских рынков. Где вполне за шесть с половиной тысяч рублей можно приобрести пистолет Макарова. Который ранее нигде не был зарегистрирован. Основной особенностью короткоствольного нарезного огнестрельного оружия является…

- 200 долларов за Макарова?

- Да, да. И при этом, он не будет нигде засвечен. Это средняя такая цена рынка.

- Вы мне скажите адрес.

- Ни в коем случае. Я не могу, к сожалению, говорить подобную информацию, поскольку она не является проверенной, но я думаю, что услугами интернета все пользуются. Я естественно настаиваю, что бы вы никогда не приобретали оружие, поскольку за это вам светит статья уголовного кодекса Российской Федерации.

- До 5-и лет, да.

- До 5-и лет лишения свободы, поэтому никогда не делайте этого. Но в поисковых системах существует, такая, там вполне простая схема, то есть, вы оставляете заявку, оплачиваете деньги, вам сообщают место, присылают фотографии, где находится собственно ваш пистолет. Вы можете забрать сегодня, завтра, через год, когда хотите, тогда и забираете.

- Надо будет попробовать, просто большая вероятность, что деньги уйдут в пустоту. Ну ладно, шестью тысячами можно рискнуть.

- Делайте это, совершайте преступление, выбрасывайте пистолет, все. В случае с лицензированием оружия, здесь немножко другая история. Если вы становитесь легальным владельцем короткоствольного нарезного огнестрельного оружия, проще говоря, нарезного пистолета.

- (21:16)

- Да, вы обязаны. У вас будет произведен отстрел. Ваша пуля и гильза будет находиться в специальной базе, а выглядит она сегодня в российском варианте, как небольшие мешочки, в которых есть несколько контрольных гильз и патронов. Сегодняшняя, и пуль, извините. Сегодняшняя система в принципе позволяет восстановить рисунок конкретной пули по одной из пяти отметин, их всего будет пять по выходу пули из канала ствола, то есть, на пуле и гильзе, и позволит, в принципе, вполне безошибочно определить владельца этого оружия. Однако действительно - это не секрет, что в некоторых странах, например, в частности Соединенных Штатах, в некоторых штатах, вообще отменяют, криминалистическую, эту баллистическую экспертизу, поскольку легальное оружие в преступлениях не участвует. То есть, человек, решивший произвести преступление - не идет, не регистрирует, не собирает медицинские справки. В любом случае, можно сколько угодно обвинять наши органы лицензионно-разрешительной работы в коррупции и т.д. Но, тем не менее, они проводят проверку и поэтому человеку преступнику, который пожелал пойти на преступление, ему вовсе не нужно себя светить лишний раз, покупая там, или приобретая медицинскую справку, регистрируясь, сдавая документы, паспорт и так далее. То есть, это все, как бы, не нужно. Поэтому, единственное, кому помогут, те как вы говорите, полтора миллиона владельцев легального оружия - это собственно говоря, им сами и окружающим гражданами. Поскольку дело Лотковой характерно еще и тем, что девушка защищала третье лицо, что очень важно. Она не осталась безучастной к этой ситуации. И на мой взгляд очень сильно поплатилась за то, что потом в СМИ заявила о том, что она защищала своего друга и сделала бы так еще раз. То есть, вот это громкое заявление, очень сильно резануло, и впоследствии стало использоваться в качестве аргумента к ее вине. Хотя на самом деле здесь совершенно, на мой взгляд, другая ситуация. Что касается полиции, вы задали мне вопрос. Что касается полиции. Да действительно, в России очень тяжелая ситуация, мы имеем одно из самых больших количество полицейских на душу населения, мы занимаем третье место в мире.

По теме

- По некоторым данным даже второе. Ну, это как считать.

- То есть, увеличивать количество органов, госслужащих в органах правопорядка, наверное, уже некуда. Но, тем не менее. Существуют страны, где значительно меньше полиции. Это, например, сегодня я вам приводила пример, это Чехия, при этом граждане имеют возможность приобретать и носить короткоствольное нарезное огнестрельное оружие, защищая себя таким образом. И одно другому не противоречит. Я хочу, что бы вы поняли это на банальном примере. Вот, допустим, существует у вас дома медицинская аптечка. Медицинская аптечка – это на случай скорой помощи. Если вдруг что-то случилось или вы храните… Вы, например, сердечник. Вы храните дома нитроглицерин. Можно ли отравиться нитроглицерином? Но, вероятно, да. Можно отравиться и клофелином. Вы храните дома, это лекарство, притом, что вы можете применить его неправильно. То же самое с оружием, но при этом заметьте, у нас есть скорая помощь. Это все равно, что запретить людям иметь дома аптечку. То есть, как бы прекрасно не работала скорая помощь, рядом с вами она в каждый момент оказаться не сможет. Это просто невозможно. Тогда население надо было бы разделить, на полицейских и граждан, и каждому гражданину поставить полицейского.

- У нас примерно так получается, просто есть еще некоторая группа бандитов, она как-то выбивается из общей благостной картины. В принципе-то, по статистике, у нас где-то так, то есть, если силовики, есть бандиты.

- И это большая проблема, что полицейский не оказывается рядом с человеком постоянно. Поэтому, это то же самое, что например, иметь дома огнетушитель и иметь при этом пожарную службу, То есть, между этими вот, вещами, мы не видим противоречия. То есть, профессиональные пожарные, да, выполнят эту работу лучше. Но, если у вас, как обнаружилось возгорание, естественно, вы должны первым принять какие-то меры. В ситуации самообороны, любой вам эксперт по самообороне скажет, что, можете представить себе эту ситуацию. Это доли секунды, когда на вас совершается нападение. У вас нет 15 минут ждать, пока приедет полиция.

- Просто,15 минут, это опять же, очень оптимистично.

- Очень оптимистично. У нас в организации был случай. У одного из членов нашей организации, случай применения травматического оружия, признали полностью законным. Что это была его самооборона, в автомобиле это случились. Он ждал полицию, 40 минут он ждал пока возьмут трубку, и еще час он ждал, пока приедут.

- Это, в каком году?

- Это произошло в декабре прошлого года, насколько я помню, на севере Москвы, Но, к сожалению, не могу назвать имя этого человека.

- То есть, почти в черте города.

- Да, да-да, конечно. Это произошло в пробке, то есть.

- (25:57) мгновенно.

- Нет, ну, не всегда на самом деле, могу поспорить, но минут за 10 дозвониться можно, хотя 10-и минут на самом деле тоже нет.

- То есть, он защитился, уехал, постоял там, ну, боялся продолжения посягательств на себя. Стоял на другой дороге, звонил. Его девушка в этот момент звонила в полицию. Вот, через там, буквально полтора часа, всего ничего, он увидел наконец-то полицейских, которые уже зафиксировали все что произошло. То есть, естественно, помочь они в этой ситуации не могли никаким образом.

- Не белый «Ленд крузер» мой сегодняшний?

- Нет, ни в коем случае, у него обычная «Волга».

- «Волга» тоже хорошо.

- Вот, собственно поэтому, полиция, на мой взгляд, не противоречит, на мой взгляд, совершенно гражданской самообороне. Почему стоит или не стоит улучшать работу? Естественно, стоит улучшать работу полиции, но пока мы не живем в святом обществе, когда все благодетели вокруг, гражданам я буду всегда рекомендовать иметь средства самообороны. Будь-то газовый баллончик, пистолет ли, будет ли это ружье или какое-то там, бейсбольная бита, что угодно, поскольку…

- Прошу прощения, вот сразу перебью. Вот смотрите, пример Дагестана. Там оружие самообороны в виде автомата Калашникова разных модификаций по разным подсчетам есть от половины до где-то 30% семей. При этом, в криминальной хронике я ни разу не встречал, кроме одного случая, когда там двенадцатилетний мальчик отомстил за то, что родителей у него на глазах убили, и сразу схватил автомат, и собственно, всех положил. Ни разу не встречал, ни одного случая применения оружия в Дагестане, за исключением, конечно, нападений, когда это совершают бандиты. Травматического там тоже нет.

По теме

- Нет, есть травматическое оружие, Дагестан, Чечня, например, коллеги, Чечня является по статистике самым безопасным регионом России. Вот, например, в среднем по России совершается до 14 убийств на 100 тысяч населения. Вот, где-то в среднем, такая статистика. В Чечне этот показатель достигает 1,4 на 100 тысяч населения. МВД, то есть, я пользуюсь МВД. Я пользуюсь только официальной статистикой.

- Практически с мемориалом можно сравнить.

- Нет, это возможно с применением огнестрельного оружия.

- Это вопрос места нахождения трупа, на самом деле.

- Я позволю себе с вами не согласиться, есть разные немножко (28:16).

- Для чеченцев, Чечня, достаточно безопасное место, давайте сойдемся на этом. Для дагестанцев, как ни странно тоже, если вы не сотрудник правоохранительных органов, то шансы выжить у вас достаточно серьезные. Это, кстати говоря, несмотря на то, что, действительно, в руках у населения просто фантастическая…

- Распространение оружия позволяет здесь вмешиваться фактору взаимного сдерживания. То есть, понимаете, на выстрел может последовать ответный выстрел. Плюс еще, конечно, ну, естественно, то, что я не предлагаю распространять на территории всей России, тем не менее, традиции кровной мести. То есть, как убийство какого-то человека, естественно, будет за собой вести уже дальнейшие действия.

- Но, понимаете в чем дело, собственно, возвращаясь к Лотковой, и возвращаясь к закону об оружии. По нашему нынешнему закону, неважно, будет ли разрешено короткоствольное нарезное или останется все вот так, как есть, с травматическим пистолетом. Существуют шансы какие-то проскочить все-таки и действительно остаться потерпевшим самооборонявшимся, потому что Лотковой-то в общем-то статью вменили совершенно не по самообороне. Собственно с этого уже все пошло. Прежде всего, я надеюсь, что мы еще сможем как-то помочь.

- Наверное, да.

- Компания общественного резонанса достаточно большая, и на практике нашей организации и вообще, общественный резонанс, бывали случаи, когда помогал делу, и они не редки. Но, как в этой ситуации будет разворачиваться событие – это покажет время. Есть ли шансы? Я вам приводила статистику зарегистрированных случаев самообороны с оружием. То есть, людей оправдывают.

- Ну, да.

- В год. Людей оправдывают.

- А что там было со второй стороной? В каком состоянии она пребывала после вот этих случаев? То есть, там имело место нанесение повреждений?

Да, это, кстати, коллеги, одна из очень больших проблем, поскольку комплексную статистику Министерства внутренних дел, собрать очень тяжело. Поскольку, мы, как правило, ее получаем из, либо, официальных источников. То есть, там, на сайте где-то публикации. Либо, эта публикация в российской газете, где приходится вот эти цифры буквально по одной собирать. То есть, к сожалению, мы не можем сделать комплексный запрос на статистику, нам ее не выдадут. Это проблема, поскольку, мы бы имели, возможно, более полные данные, в том числе и по, что произошло дальше в этих случаях. Был ли, погиб ли в этом случае нападавший, но, к сожалению этих данных нет.

- Но, погиб-то вряд ли, что как раз-то летальные исходы они в сводки хорошо попадают. Ладно, возвращаюсь к Лотковой и, к возможно, вот подобным ситуациям. А как

нужно действовать, чтоб говоря, не доводить все до какой-то крайней черты. Что, когда уже действительно за тобой приходят, тебе собственно говоря, пришивают ту статью, которую считают нужной, а не ту которую, условно говоря, ты можешь выбрать. Существует какой-то механизм, который может минимизировать ущерб.

- Да. В ситуации с Александрой, ею были допущены несколько ключевых ошибок. Первое - по закону об оружии, действующему на территории Российской Федерации, я должна была сообщить о применении оружия, в течении одних суток, в органы полиции. Она этого не сделала. Более того, она должна была сообщить об этом. Первый момент. Второй момент, она скрылась с места преступления, то есть, вот то, что произошло. Не важно, была ли она обвиняемой, или самообороняющейся, она, оттуда ушла. То есть, непосредственной угрозы не было, но она, тем не менее, покинула это место. Поэтому, суд естественно принял во внимание необходимость ее искать после этого. То есть, ее нашли, по вот социальной карте, вот этой вот, москвича, в метро по камерам слежения. Ее позже обнаружили, и вот. Это была ее ключевая ошибка, на которую, видимо ссылался суд, когда говорил об умышленном действии. На мой взгляд, это в корне не верно, поскольку, к сожалению, сегодня в России существует практика, что в ситуации с применением оружия, человек, который первый доходит до полицейского участка и пишет заявление, получает приоритет.

- Почему, есть еще деньги.

- Это большая проблема, поскольку пострадавшая сторона, вот которая признана официально пострадавшей, написала заявление первыми. И в связи с этим, это тоже суд учел в этом вопросе.

- Я прошу прощения, как я понимаю, там заявление было написано автоматом, поскольку человек с ранением, когда доставляется в Склиф, он автоматически…

- Нет, нет. Это было заявление не автоматом. Более того, изначально предполагалось, что Александра же была в палате у Белоусова. Изначально, по их договоренности предполагалось, что это будет просто мирное разрешение процесса, но на следующий день, вопреки этим договоренностям, Белоусов написал заявление. Вот, собственно, как обстояло дело. Плюс, конечно, очень странно, что суд не учел фактор тяжелого алкогольного опьянения ребят, которые… В общем, Белоусова и его друга, который был с ножом. Это очень странно.

- Лоткова тоже была не очень трезвая.

- Это не установлено.

- Но, допустим, но дело в том, что пока, к счастью, у нас алкогольное опьянение не является отягчающим, так что навряд ли этот факт может как-то влиять.

- Это факт, но суд, тем не менее, должен был учитывать эти процессы поскольку.

- Процессуально, в каком виде, если это не является ни отягчающим, ни смягчающим обстоятельством?

- Как факт того, что лица пребывали в состоянии алкогольного опьянения. Здесь что являет важный момент? К этой работе привлекались так

Опубликовано:
Отредактировано: 28.03.2013 15:38
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх