// // Почему союзники отказались выдать СССР верхушку власовской армии?

Почему союзники отказались выдать СССР верхушку власовской армии?

1110

Генеральный план развала

Генерал Власов ответил по всей строгости законов военного времени, а вот многие из его подчинённых избежали ответственности
Фото: ИТАР-ТАСС
Генерал Власов ответил по всей строгости законов военного времени, а вот многие из его подчинённых избежали ответственности Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Считается, что по окончании Великой Отечественной войны всю верхушку Русской освободительной армии (РОА) во главе с генералом Андреем Власовым английские и американские союзники выдали представителям СССР. А впоследствии предатели были осуждены и повешены, во всяком случае, их верхушка. На самом же деле большая часть руководства РОА смогла дожить до преклонных лет, избежав и выдачи, и справедливого возмездия.

Выдачи избежали именно те, кто в силу служебного положения имел доступ или к особым военным секретам, или к финансовым тайнам, или к ещё более занятным вещам, к примеру к информации о контактах между советской разведкой и руководством коллаборационистских сил. Почему же советское руководство не настаивало на выдаче изменников Родины даже после того, как их преступления были доказаны в суде? Почему советские разведчики за рубежом вполне смогли организовать «акты возмездия» в отношении ряда коллаборационистов, таких как Иван Кононов или Степан Бандера, но по каким-то причинам не стали сводить счёты с самыми опасными предателями? Корреспондент «Нашей Версии» перелистал неизвестные страницы отечественной истории середины прошлого века.

В ноябре 1945 года маршал Советского Союза Георгий Жуков в письменной форме обратился к военному руководству англичан и американцев с ходатайствами о выдаче «советских граждан, военных и гражданских, боровшихся против сил союзников». В списке значилось 153 фамилии. Подразумевалось, что союзники должны были выдать именно граждан СССР, а не белоэмигрантов, присоединившихся к гитлеровцам во время Второй мировой войны. Во всяком случае, в так называемом списке маршала Жукова, прилагавшемся к ходатайствам, фамилии одиозных белоэмигрантов, таких как генерал Краснов или Султан-Гирей Клыч, не значились вовсе. А уж тем паче не значились в списке немецкие генералы и старшие офицеры, служившие в соединениях коллаборационистов, такие как фон Паннвиц.

Между тем Жукову выдали совсем не тех, кого он просил выдать. Вместо видных власовцев, таких как Сысой Бородин, Митрофан Моисеев или Алексей Григорович-Барский, союзники наскребли по сусекам других военных преступников, не представлявших для британской и американской разведок практически никакого интереса. В итоге из высшего руководства РОА судить и казнить удалось лишь несколько человек – самого Власова, его начальника штаба Василия Малышкина, главного пропагандиста Михаила Меандрова и идеолога Георгия Жиленкова. Зато Сталину, видимо, чтобы хоть как-то соблюсти количественные пропорции, «до кучи» выдали бывших белогвардейцев – атамана Григория Семёнова, генералов Петра и Семёна Красновых, а также генералов вермахта Тимофея Доманова и Гельмута фон Паннвица. Кого же и почему наши союзники так и не выдали?

Генерал-майор РОА Сысой Бородин в «списке Жукова» фигурировал под цифрой 5. Он – один из немногих неграждан СССР, фигурировавших в том памятном списке. К финалу Гражданской войны Бородин подошёл в чине начальника штаба Войска Донского. Потом были эмиграция, работа шахтёром и таксистом во Франции. А затем Бородин оказывается в гитлеровской Германии, куда его формально пригласил генерал Пётр Краснов, а неформально – руководство германской военной разведки, Абвера. Изначально ни Жуков, ни Сталин не собирались требовать выдачи белоэмигрантской верхушки, вставшей на путь коллаборационизма, – многие военные историки отмечали, что их судьбу изначально должны были решить союзники. Но союзники рассудили по-другому, и не представлявших никакого интереса белоэмигрантов решено было сдать практически всех. Кроме считанных единиц, в том числе и Сысоя Бородина. Почему же Бородина всё-таки приберегли, не сдали? И почему именно его, одного из немногих, рассчитывал заполучить Жуков? Отгадка кроется в деятельности белого генерала, датируемой концом 30-х – началом 40-х годов. Бородин знал лично практически всех русских, кого по линии Абвера готовили для работы на территории СССР. Генерал обладал феноменальной памятью и был своеобразной ходячей картотекой. Именно по этой причине его берегли и немцы, и Власов, и даже руководство Казачьего Стана, не подконтрольного РОА и Комитету освобождения народов России (КОНР).

По теме

В биографии Бородина есть один поворот, позволивший историкам утверждать, что генерал работал на американцев. В марте 1945 года он организовал заговор с целью переподчинения Казачьего Стана штабу вооружённых сил КОНР генерал-лейтенанта Власова. Походный атаман Тимофей Доманов вначале собирался казнить мятежников, но неожиданно с ним в контакт вошли представители американского командования. О чём они договаривались, сказать сложно, но в результате Бородина вместе с полковниками Вертеповым и Кравченко попросту выслали из расположения Казачьего Стана. Бородин дожил до 1961 года и скончался в Париже, избежав скамьи подсудимых или петли.

В «списке Жукова» Владимир (Вадим) Денисов числился 22-м номером. В списке, адресованном Эйзенхауэру лично, маршал Жуков дважды подчеркнул фамилию Денисова красным карандашом. Казалось бы, за что такое внимание какому-то капитану РОА? И почему в списке его фамилия находится аккурат между Иваном Шелаевым и Николаем Лапиным, ближайшими дружками-собутыльниками повешенных соратников Власова – Малышкина и Жиленкова?

Вадим Денисов был кадровым советским разведчиком. О его довоенной деятельности практически ничего не известно, кроме того, что он работал на «северном» направлении – в Финляндии и странах Балтии. В начале войны, как и многих кадровых разведчиков, Денисова заподозрили в нелояльности и назначили начальником призывного пункта для мобилизации моряков-резервистов. Денисов отказался от новой должности и предложил представителям Особого отдела… расстрелять его за неповиновение. Обалдевшие от такого предложения особисты не стали пороть горячку и доложили начальству. В итоге Денисова пожалели, приписав к разведке Северного флота. В его обязанности входила подготовка диверсионных групп для заброски на оккупированные территории. Потом были плен и личное знакомство с главой Абвера адмиралом Канарисом. Оказывается, Канарис хорошо знал Денисова ещё по его довоенной деятельности. Так Денисов стал неким связующим звеном между верхушкой Абвера и руководством РОА. Денисов получал данные обо всех слушателях разведшкол, лично отбирал контингент и лучших рекомендовал лично Канарису. Так же, как и Бородин, он хранил в памяти практически всю разведкартотеку.

Попав в плен к американцам, Денисов рассчитывал остаться неузнанным, но у тех были хорошие информаторы. «Меня спас тот факт, что американская флотская разведка всё ещё нуждалась во мне», – честно признался сам Денисов в одном из послевоенных интервью. Разведчика должны были выдать вместе с Жиленковым, за ними даже прислали советский конвой. Но американцы помогли Денисову бежать: оставили на территории фильтрационного лагеря автомобиль с заведённым мотором и открытой дверцей.

Девятый номер «списка Жукова» – генерал-майор РОА Митрофан Моисеев. Человек с богатейшей биографией: бывший офицер Добровольческой армии, перешедший на сторону красных. В 30-е – советский разведчик-нелегал, действовавший на территории Польши и Литвы. Явился с повинной к адмиралу Канарису и предложил свои услуги. 31-й номер списка – подполковник Красной армии Владимир Поздняков, впоследствии полковник РОА. Отвечал за контакты между КОНР и советской разведкой – о таких контактах известно ничтожно мало, данные о них до сих пор не рассекречены ни в России, ни в США. Зато американцам были хорошо известны персоналии, осуществлявшие эти контакты, а именно Поздняков, Быкадоров и Юнг. Этих людей не просто не выдали Жукову – их холили и лелеяли десятилетиями, а ЦРУ выплачивало им персональные пенсии. Не выдали Жукову и Николая Тензерова-Ветлугина (в списке – Тайзеров), начальника управления безопасности КОНР, человека, замыкавшего на себя все финансовые потоки Власова.

Избежали выдачи такие одиозные персонажи, как друг Власова Вильфред (у Жукова в списке – Альфред) Штрикфельд – он стал прототипом главного героя фильма Владимира Хотиненко «Поп», бывшие советские разведчики-невозвращенцы Игорь Юнг и Владимир Быкадоров, «секретный» инженер-оружейник из Ленинграда Александр Парфёнов, ставший главным редактором эмигрантского издательства «Посев», бывшие сотрудники иностранного отдела НКВД Наталья Арсеньева и Франц Кушель, начальник управления безопасности КОНР, бывший советский разведчик-нелегал Евгений Арбенин (настоящая фамилия Синицын, позже служил в ЦРУ США под фамилией Гаранин) и многие, многие другие соратники генерала-предателя Власова.

Опубликовано:
Отредактировано: 27.02.2012 16:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх