Версия // Общество // Почему мы помним Советскую армию

Почему мы помним Советскую армию

2842

Армейская скрепа

Почему мы помним Советскую армию
(Фото: Альберт Пушкарёв/фотохроника ТАСС; Михаил Воскресенский/РИА Новости)
В разделе

Чем дальше уходит от нас советское время, тем ожесточённее споры о нём. Одни мажут прошлое сплошь чёрной краской, другие – наоборот. Такие же мнения звучат и о Советской армии, которую вспоминают все, кто старше 50. Причём, как правило, с теплом, чего не скажешь про воспоминания о государстве. Почему это происходит? Может быть, потому что армия во многом и заменяла государство?

Сюжет: Армия

Судить без всяких споров надо по результату. С конца Великой Отечественной и до развала страны в 1991-м военные действия на территории СССР не велись. Горячей войны армия не допустила, а холодную проиграли политики. Песня о том, что от тайги до британских морей Красная армия всех сильней, была правдой. Да и за британскими морями её тоже побаивались. Недаром в Пентагоне родился прогноз, что в случае начала войны русские танки за две недели дойдут до Ла-Манша. А десантные и диверсионные подразделения наверняка появились бы там значительно раньше.

Непобедимая и легендарная

Армия сама по себе была тем, для чего сегодня придумали слово «скрепа». Ведь она была отдельным государством в государстве. Войска гражданской обороны боролись со стихийными бедствиями и техногенными катастрофами. Армия сама строила себе инфраструктуру и жильё, а ещё дороги и мосты для гражданских нужд. Помогала убирать урожай. Были у неё и свои совхозы. И своё издательство, и тысячи печатных изданий. Театры, в главный из которых мог заехать танк, клубы, дома офицеров в неисчислимом количестве. Своя торговая сеть, гостиницы, вузы. Здравоохранение, до которого гражданскому было как до Луны. Да и львиная доля побед советского спорта была на счету армейских спортсменов.

Сам я в армии не служил по здоровью. Но утратил его во имя обороноспособности страны. Отец мог выбрать, как отличник, место службы, но отправился с друзьями-комсомольцами на Дальний Восток. Морозы за 50, сельская изба, питание никакое. Из роддома забирал меня на бульдозере, иначе через метровые сугробы было не пробиться. В общем, послужить не удалось. Однако армию знаю изнутри, потому что, как и миллионы мальчишек, в ней вырос и сформировался, пропадая любую свободную минуту в части.

Стадион, клуб, чайная – нигде ни соринки, розы. Эстрадный ансамбль, футбольная команда, хор. Здесь меня научили играть на гитаре, гонять в биллиард, ухаживать за девчатами. А ведь это был стройбат, как сейчас говорят, самый отстой. Сюда отправляли тех, кто в другие рода войск не подходил. Либо имевших проблемы с законом, либо из глухих кишлаков Кавказа и Средней Азии. Последние почти не говорили на русском, сваливали в борщ второе блюдо, чтобы он скорее остыл. Однажды отец застал их, когда они приварили к аэродромным плитам подковы лошади и сбрасывали с её помощью сексуальную энергию. Но рядом ещё были москвичи, ленинградцы, прибалты, слушавшие битлов и ролингов. В армии желающие добиться большего сельские ребята учили язык, получали профессию. Советский плавильный котёл работал, поправляя огрехи школьно-семейного воспитания.

По теме

Армию безоговорочно любили практически все. И статус военного был соответствующий. Перед проходными военных училищ на зависть штатским толпились потенциальные невесты. Лучше мужа, чем офицер, не было. Статен, воспитан, перспективен. Жильём обеспечат, в санаторий за госсчёт отправят. Зарплата тоже не то что на гражданке. Отец-подполковник получал на уровне профессора МГУ и первого секретаря горкома партии. У высшего командного состава оклады были выше, чем у руководителей государства. Если гражданская пенсия не могла превышать 132 рубля, то на военную ограничений не было – строго половина от оклада. И уходить на неё офицеры могли в 45 лет. Их с руками отрывали на гражданскую работу. В итоге вместе с пенсией они зарабатывали больше, чем на хлопотной и опасной службе. Плюс в течение полугода отставнику полагалась квартира в столичном городе. Правда, этот срок редко соблюдался. Но, побившись за льготу, её получали.

С больной головы

Но, как говорится, за что боролись, на то и напоролись. СССР рухнул под тяжестью собственной мощи. Не холодный расчёт, а лозунги определили избыточную оборонную политику. Военные ни в чём не знали отказа, тогда как на нужды населения экономика и наука работали по остаточному принципу.

Шантажом и запугиванием занимаются все военные. Довелось встречаться с экс-госсекретарём США Колином Пауэллом. Он рассказал, что когда командовал войсками в Европе, то держал на рабочем столе фотографию командующего 8-й общевойсковой армией (ГСВГ) генерала Ачалова. Показывал его приезжающим политикам и говорил: мол, этот парень не остановится ни перед чем. Когда же я встретился с Ачаловым, тот рассказал, что делал то же самое. Только влияние наших военных было несопоставимо сильнее. Не с расчётом ли на это Рейган запустил блеф про звёздные войны?

Добро бы всё делалось для собственной безопасности. Зачем было выбрасывать сотни миллиардов долларов на вооружение арабских и африканских вождей? Потрать их на своих граждан – страна бы сохранилась. А примени достижения ВПК для гражданских целей –жизнь была бы совершенно иной. Система сотовой связи на Львовском заводе телеграфной аппаратуры была изготовлена в конце 60-х годов. Предназначалась она для объектов ракетных войск стратегического назначения. Но то ли из-за угара секретности, то ли по недомыслию перспективу разработки для общества не увидели. Зачем советскому человеку мобильная связь?

Ненавистники Советской армии представляют её колоссом на глиняных ногах. Мол, в Чечне за короткий срок потеряли столько же людей, сколько в Афгане, и победы не добились. А дедовщина, расцветшая буйным цветом?

Хотелось бы напомнить, что к войне в Чечне Советской армии уже не существовало. В перестройку её зашельмовали до того, что офицерам даже рекомендовали не появляться в форме за пределами воинской части. Исчезла Родина, которой присягали, а там и на куски развалилась армия, потеряв боеспособность и годами наработанное взаимодействие. Начали уходить оскорблённые, оказавшиеся вдруг ненужными лучшие офицеры.

В итоге в Чечне воевали необученные, плохо и наспех снаряжённые формирования. И с кем? С теми же советскими офицерами и бывшими солдатами, прошедшими подготовку не в бардачно-перестроечные и не в постсоветские годы, а в советские. Мотивированные, хорошо знающие родные края, поддерживаемые местным населением.

Да, в Советской армии были случаи ухода с оружием и использованием его против сослуживцев и мирных граждан. Но это были именно ЧП, за которые летели генеральские погоны. Были самоволки, возлияния в казармах. Были землячества. А с ними и дедовщина. Но отнюдь не в той систематической и жестокой форме, которую она потом обрела. Все части жёстко контролировались офицерами. «Дедовскими» они стали, когда офицерам по полгода не платили зарплату и они в ущерб службе вынуждены были шабашить на стороне. Правда, не очень понятно, почему проблема остаётся сейчас, когда зарплаты в армии стали такими, что в военкоматы выстроилась очередь из желающих служить?

Наследница Советской армии пережила жуткие времена. Несмотря ни на что в наследство ей осталось самое высокое доверие общества среди всех государственных институтов. Отрадно, что армия обновляется, реформируется. Да, о реформах можно и нужно спорить. По мне, так не стоило передавать хозяйственные заботы гражданским. В израильской армии, создававшейся по образцу советской, они по-прежнему на плечах солдат. Не надо забывать и о допущенных ошибках и недостатках. Но и перечёркивать прошлое, мазать его с позиций времени сегодняшнего исключительно чёрной краской, крушить преемственность, право, не стоит.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.10.2021 18:13
Комментарии 0
Наверх