// // Патриоты из КПРФ победили сторонников «социал-демократизации» партии

Патриоты из КПРФ победили сторонников «социал-демократизации» партии

349

Троцкистский уклон-2

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

XIII съезд КПРФ расставил точки над i в конкуренции двух партийных крыльев – левого и консервативного. Сторонников лидера первого из них – Ивана Мельникова обвинили в неотроцкизме и лишили постов секретарей ЦК. В сути кадровых интриг в КПРФ и возможных перспективах крупнейшей оппозиционной партии страны разбирался корреспондент «Нашей Версии».

На первый взгляд мероприятие в гостиничном комплексе «Измайлово» было вполне рутинным и прошло без каких-то значимых последствий. Свои посты сохранили как бессменный лидер КПРФ Геннадий Зюганов, так и оба его заместителя – Иван Мельников и Владимир Кашин. Руководство произносило привычные речи о приверженности социализму, обещало его возрождение в XXI веке и критиковало власть по всем фронтам.

Однако искушённый наблюдатель мог заметить, что съезд проходил в условиях напряжённой аппаратно-идеологической конкуренции. Дело в том, что в последние годы КПРФ фактически раскололась на два крыла. «Консерваторы» почитают Ленина и Сталина и не приемлют ни «социал-демократизации» партии, ни её возможного сотрудничества с радикальной внесистемной оппозицией, а также подчёркивают приоритетность «русского вопроса», что сближает их с националистами.

Левое крыло, напротив, выступает за модернизацию партии, её верность интернационалистическим принципам и адаптацию к современным ценностям. Неформальным лидером этого «уклона» является профессор МГУ, первый зампред ЦК Иван Мельников. Он считался и одним из главных претендентов на роль будущего лидера КПРФ, который, возможно, сделает её более современной и действенной в борьбе за власть. Неофициальным лидером «консерваторов» является другой зампред ЦК, академик РАСХН Владимир Кашин.

Сам Зюганов долгое время пытался соблюдать паритет между внутрипартийными крыльями, используя выгоды положения над схваткой. Однако в последнее время чаша его симпатий явно склонилась в сторону «правых уклонистов». И в лексике Зюганова слово «коммунисты» всё чаще стало замещаться эвфемизмом «патриоты».

Открытая внутрипартийная схватка началась ещё в преддверии съезда. Центральная контрольно-ревизионная комиссия (ЦКРК), которую возглавляет яркий представитель «консерваторов», депутат Госдумы Владимир Никитин, приняла постановление «Об опасности неотроцкистских проявлений в КПРФ». В духе сталинских времён в нём говорилось о «группе, упорно сталкивающей КПРФ с победного ленинского на ложный троцкистский путь быстрой революции».

Рассадником неотроцкизма объявлены две столичные организации, ориентировавшиеся на Мельникова: московская организация КПРФ во главе с 48-летним полковником запаса депутатом Госдумы Владимиром Уласом и санкт-петербургская во главе с бывшим начальником бюро Ленинградского оптико-механического объединения Владимиром Фёдоровым.

Показательный удар перед съездом было решено нанести по одной из них – питерской организации. Всё руководство санкт-петербургского горкома было смещено. Вместо него назначена временная администрация во главе с ещё одним лидером «консервативного» крыла, секретарём ЦК по оргвопросам Валерием Рашкиным, который недавно заявил: «Активных членов партии объединяет ясное понимание, что надо бороться, иначе будет революция». Назначению Рашкина руководителем санкт-петербургской организации не помешал и тот факт, что этот депутат Госдумы от Саратовской области доселе не имел никакого отношения к городу на Неве.

По теме

Съезду оставалось лишь завершить разгром «уклонистов». Никитин с трибуны заклеймил «неотроцкизм, состоящий на службе у НАТО», и записал в его идеологи создателя ЦРУ Аллена Даллеса. В завершение он призвал создать специальную «службу безопасности партии», которая занималась бы выявлением внутренних агентов.

Известный кинорежиссёр, член Санкт-Петербургского горкома Владимир Бортко, по слухам, собирался выступить на съезде от лица «опальной» парторганизации, но ему не предоставили слова. В итоге ему оставалось только бессильно негодовать в кулуарах съезда.

Напрасны были и увещевания двух других делегатов съезда – нобелевского лауреата Жореса Алфёрова и депутата Госдумы Олега Смолина, призывавших «не искать чужих среди своих, а своих среди чужих». Улас пытался приводить исторические аргументы: «Если следовать решениям ЦКРК, то Мао Цзэдун, Че Гевара, да и Ленин до 1917 года – типичные неотроцкисты». Однако свою солидарность с опальными парторганизациями продемонстрировало лишь Карельское республиканское отделение КПРФ. Сам Мельников отказался от борьбы, и кадровые решения съезда оказались для «лево-интернационалистского» крыла предсказуемо жёсткими.

В общей сложности состав руководящих органов партии обновился на 30%. При этом профессор МГУ был оставлен на своём месте первого зампреда ЦК, сохранив все свои уже ничего не значащие регалии. Однако почти все другие представители этого крыла скатились вниз по аппаратной лестнице.

Глава Московского горкома Улас и секретарь ЦК по информационно-аналитической работе и проведению выборных кампаний Олег Куликов покинули посты секретарей и членов президиума ЦК. Лишились мест в президиуме ЦК ещё два «левака» – член-корреспондент РАН Борис Кашин и известный публицист Александр Фролов. Как выразился бывший офицер Службы внешней разведки Павел Басанец в адрес тех, кто «считает своей главной победой в последние годы борьбу с неотроцкизмом», «это не партия, а хоспис».

Новым секретарём ЦК по информационно-аналитической работе, а также членом президиума стал заместитель директора Центра исследований политической культуры России Сергей Обухов, который считается протеже Зюганова. Из значимых кадровых изменений стоит отметить ещё вступление в КПРФ бывшего «агрария» Николая Харитонова, который сразу же был избран членом президиума ЦК.

Зачистка партии от неотроцкистов сказалась и на докладе лидера КПРФ Геннадия Зюганова. В своей двухчасовой речи он раскритиковал попытки «социал-демократизации» партии, так как «в России это политическое течение изрядно дискредитировано теми, кто пытался выступать от его имени». Зато в отношении КПРФ Зюганов выразил оптимизм. По его словам, «ветер истории вновь дует в наши паруса, в волнах кризиса гибнет спрут мирового империализма».

В качестве союзников партии председатель КПРФ видит независимые профсоюзы, не входящие в ФНПР, так как, дескать, в условиях развивающегося кризиса их роль будет существенно повышена. Остальные делегаты съезда тоже говорили о неизбежной «конечной победе коммунистических сил». По словам депутата Госдумы Виктора Илюхина, «мы просто обязаны взять власть ради спасения России».

Прежнюю программу партии дополнили тезисами об отчуждённости граждан от управления государством, о том, что «реставрация капитализма есть временное отступление социализма», и «проиграл не социализм, а ранняя его форма». Впрочем, для делегатов съезда этот дежурный оптимизм уже стал некоей частью ритуала. После съезда они разъезжаются по домам, и ничего не меняется. По словам одного из участников съезда, пожелавшего остаться неизвестным, такие речи напоминают умелую женщину, что заводит партнёра до состояния, близкого к оргазму, но достигнуть его так и не даёт. К тому же с таким демографическим составом, как у участников съезда, им явно уже трудно мечтать о решении проблем, стоящих перед страной. Лишь около 16% делегатов были моложе 40 лет. Большинство – 73% – отпраздновали 50-летие, а 43% уже перешагнули 60-летний барьер. Причём это число возрастает с каждым съездом.

Столь же показателен и национальный состав делегатов съезда. Съезд был практически моноэтничным, другие национальности помимо русской составляли, вместе взятые, не более 15%. В этой обстановке было органичным акцентирование на «русском вопросе». Глава ЦКРК Никитин с трибуны даже заявил о необходимости «соединения социально-классовой борьбы с борьбой национально-освободительной».

Представители левого крыла пытались спорить с этой своеобразной интерпретацией коммунистической идеи. Так, нобелевский лауреат Алфёров заявил, что «русского социализма» не существует, социализм по сути своей интернационален. По словам Уласа, в партии «существует грозная угроза правого оппортунизма».

Однако их заявления остались неуслышанными, и в программе КПРФ впервые появилось положение: «Задачи решения русского вопроса и борьбы за социализм совпадают».

Эксперты скептически оценивают победу «консерваторов» над «прогрессистами» с точки зрения партийных перспектив. Так считает, например, вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин.

Партия замыкается в себе, её и без того ограниченные возможности по взаимодействию с другими оппозиционными силами становятся ещё меньше. В этом случае даже резкая оппозиционная риторика КПРФ значительно менее опасна для власти – она будет доходить преимущественно до электоральных групп, и без того голосующих за коммунистов», – говорит политолог.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.12.2008 17:32
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх