// // Как и почему духовная и светская власти в России «недопоняли» друг друга

Как и почему духовная и светская власти в России «недопоняли» друг друга

373

Бес попутал

Патриарх Алексий II и его возможный премник митрополит Кирилл
Фото: Сергей Тетерин
Патриарх Алексий II и его возможный премник митрополит Кирилл Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Русскую православную церковь Московского патриархата (РПЦ МП) принято считать структурой конформистской, целиком и полностью лояльной к действующим светским властям. Так сразу и не припомнишь, чтобы патриарх публично не одобрил бы какой-нибудь президентской инициативы, от кого бы она ни исходила – от Ельцина или от Путина. Как бы в обмен на поддержку, власть щедро делилась с РПЦ МП различными материальными благами и не цеплялась по мелочам, предоставляя ей, к примеру, налоговые льготы на поставки табака и водки. Симбиоз был взаимовыгодный, но, как свидетельствуют последние события, не вечный. На сегодняшний день наблюдается явное недопонимание деятелей церкви и государства по целому ряду животрепещущих вопросов. Чем это может обернуться для отечественного православия и что в случае разлада потеряет власть, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Отношения власти и церкви проверил на прочность грузино-югоосетинский конфликт. Понятно, чем пятидневная война была для России: оказание братской помощи народу, пострадавшему от деспотии нынешних грузинских лидеров. Высшее руководство России не скрывало, что ожидает осуждения Грузии и со стороны иерархов РПЦ МП. Ведь, несмотря на то, что церковь у нас официально отделена от государства, на самом деле подразумевается, что это не совсем так. Подкармливая церковь, руководство страны ожидало особого понимания, особенно если речь идёт об отношении к военным действиям, ведомым нашей армией. Но понимания не вышло.

Речь Патриарха Алексия II сводилась к тому, что, мол, обе стороны виноваты в равной степени и давайте не будем вмешивать в конфликт православие. Тем паче что все три стороны конфликта – российская, югоосетинская и грузинская – представляют именно эту ветвь христианства. Заупокойные службы в московских храмах демонстративно отслужили за упокой всех убиенных, в том числе и грузинских агрессоров.

В Кремле подобному разгулу толерантности были весьма удивлены. До такой степени, что спустя несколько дней телезрителям федеральных каналов выкатили ещё одно тяжёлое орудие – митрополита Кирилла (которого значительная часть духовенства почитает за преемника Алексия II). Владыке Кириллу пришлось дезавуировать слишком округлые заявления своего формального начальника, сделанные им в самый разгар конфликта. Суть сказанного сводилась уже не к тому, что всех-де бес попутал, но конкретно указывалось на главных виновников – Саакашвили и его прихвостней. Попало и грузинскому духовенству, мол, всё случилось с его молчаливого одобрения. В общем, картинку как-то исправили, но осадочек у власти остался будь здоров.

Но на этом история не закончилась. Ожидалось, что РПЦ МП примет под своё крыло Сухумо-Абхазскую и Югоосетинскую епархии, формально входящие в состав Грузинской православной церкви. Но и этого не произошло. «Принятие Абхазской и Югоосетинской епархий в состав Русской православной церкви невозможно, – заявил профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев. – Границы церкви не обязаны меняться с границами государства». В общем, позиция РПЦ МП сводилась к тому, что церковь не возражает против суверенитета Абхазии и Южной Осетии, но при этом категорически противится переподчинению епархий. В Кремле эту позицию оценили как двурушническую.

«Моё личное мнение таково, что Саакашвили, конечно, мерзавец и негодяй, на руках которого кровь убиенных, – заявил корреспонденту «Нашей Версии» Андрей Кураев. – И, безусловно, у абхазского и осетинского народов есть право на независимость от Грузии. Но ». Кураев пояснил, что речь здесь идёт в первую очередь об Украине: «Если мы сейчас изменим церковные границы, тем самым мы сделаем грузинского патриарха нашим врагом по вопросам Украины. А он был нашим единственным союзником в этом вопросе».

При чём же здесь Украина? А вот при чём: на сегодняшний день на территории бывшей братской республики действуют две православные церкви – Московского и Киевского патриархатов. Последние считаются раскольниками, православный мир их не признаёт, зато признаёт украинский президент Виктор Ющенко, демонстративно появляющийся на всех официальных мероприятиях под руку с самозваным патриархом Филаретом (Денисенко).

По теме

На Украине идёт настоящая рейдерская война за храмы и прочие церковные постройки, и ясно, что закон в данном случае пребывает на стороне Денисенко. Собственно, страна, разделённая политиками, примерно по той же границе делится и согласно церковным симпатиям: правый берег Днепра поддерживает раскольников, а левый – целиком на стороне УПЦ МП. В Московской патриархии надеются на чудо и собираются склеить церковь воедино, хотя подавляющее большинство аналитиков убеждены, что это в принципе невозможно. Склеить церковь будет едва ли проще, чем склеить треснувшую надвое Украину. А тем временем деятели УПЦ МП наводят мосты с руководством Украины и готовы идти на немалые жертвы, чтобы заручиться властной поддержкой и «наскирдовать» немного денег.

Неделю назад Священный синод Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) распространил обращение, в котором назвал голодомор 1932–1933 годов на Украине «актом геноцида». «На щедром украинском чернозёме в страшных муках умирали миллионы людей, – говорится в документе. – Этот геноцид был попыткой уничтожить саму душу народа, привести её к полному духовному рабству». На том, что голод на Украине спровоцировали в Кремле «кляти москали», обычно настаивает Виктор Ющенко, но подпевал ему в этом до последнего времени один лишь раскольник Денисенко. Теперь, выходит, «концепция изменилась» и руководство УПЦ МП тоже считает, что во всём виноваты москали?

До последнего времени Москва тратила немалые деньги, щедро финансируя УПЦ МП на средства различных «фондов православных граждан», которых на Украине зарегистрировано примерно 250. Оценить годовой бюджет этих фондов можно лишь навскидку, он равен примерно 50 млн. долларов. Говорят, что эти средства расходуются исключительно на поддержание в должном виде различных храмовых построек, но это, разумеется, никто не проверял. По слухам, в Кремле неоднократно намекали иерархам РПЦ МП, что надобно бы проверить, куда расходуются средства.

Теперь вот вроде бы засобирались устроить ревизию, но УПЦ МП не на шутку воспротивилась. Руководитель Союза православных граждан Украины Валерий Кауров считает, что «в денежном вопросе нужно было изначально добиваться большей ясности. РПЦ МП надеялась сохранить влияние за счёт средств, вливаемых в УПЦ МП, и мы сегодня видим, что этого не произошло».

Не секрет, что за счёт определённого воздействия на УПЦ МП посредством РПЦ МП Кремль долгое время сохранял влияние на Украину. После того как у церквей произошли разборки на финансовой почве, это влияние едва ли усилится. Что же выходит: государство тратило деньги, но посредник недоглядел? Да не просто недоглядел, а почти полностью потерял контроль. Что и продемонстрировало бодрое заявление УПЦ МП относительно голодомора, в котором, безусловно, пострадали одни лишь украинцы. Теперь в Киеве оправдываются: «Никакой политический контекст при употреблении слова «геноцид» не подразумевался, – уверяет руководитель пресс-службы УПЦ МП Василий Анисимов. – Просто спичрайтер, который готовил текст, привык, что все вокруг говорят о геноциде, а церкви всё равно, представители каких национальностей были замучены». Зато теперь две украинские православные церкви заговорили практически в унисон, а РПЦ МП почти лишилась своего влияния на Киев.

Помимо разлада на почве югоосетинского конфликта и самостийных действий РПЦ МП отношения власти и церковных иерархов перестали совпадать и по ряду других вопросов. Церковь ожидала от государства большей поддержки по введению ОПК (Основ православной культуры) в школьные учебные планы, по созданию воскресных школ, а также института капелланов в армии, но, увы, не дождалась. В свою очередь, и власть имеет основания для недовольства.

Церковь практически не участвует в патриотической пропаганде, ведомой государственным телевидением, не поддерживает «зачистки» неугодных представителей бизнеса и всячески дистанцируется от соучастия во внешнеполитической экспансии в странах ближнего зарубежья. То есть фактически игнорирует, как нынче модно говорить, «современные вызовы времени».

Вероятнее всего, всё дело в том, что церковь – это не светская структура прямого подчинения власти, не Министерство иностранных дел. Последним легче перестраиваться и менять тональность в соответствии с изменениями генеральной линии, у церкви же такой возможности нет, да и цели у неё иные. Но вот в том, что церковь должна стройнее шагать в ногу с государством, если хочет сохранить своё влияние, – в этом не сомневаются ни аналитики, ни большинство иерархов.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.11.2008 20:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх