// // От российского оружия отказываются даже страны третьего мира

От российского оружия отказываются даже страны третьего мира

611

Доспехи лоха

2
В разделе

В Нью-Дели был подписан контракт на модернизацию 64 истребителей Миг-29 для ВВС Индии, стоимость работ по которому оценивается более чем в 1 млрд. долларов. Сумма впечатляет, но поводов для ликования не так уж и много. Подписанию этого контракта предшествовала целая серия крупных провалов на ниве торговли вооружениями. Ведущие военные эксперты расходятся во мнениях.

Одни считают, что причиной последних неудач стала технологическая отсталость российского ОПК. Другие – что всему виной козни конкурентов, которые всеми возможными способами пытаются выдавить Россию со сложившихся рынков вооружений.

Хроника последних событий вокруг экспорта российских вооружений действительно наталкивает на невесёлые мысли. Вот что произошло только за февраль – март 2008 года. Из Алжира отозваны 14 истребителей Миг-29 СМТ, на которых оказалось слишком много бракованных узлов и агрегатов. Одновременно появились сообщения о задержках в графике работ по модернизации бывшего авианесущего крейсера «Адмирал Горшков» для ВМС Индии и необходимости пересмотра финансовых параметров этого контракта. С тем же предприятием «Севмаш» в марте расторгают контракт на 544 млн. долларов норвежцы, которые отказались от постройки в Северодвинске 8–12 танкеров-химовозов. Аннулируется контракт на поставку ВВС Китая 38 военно-транспортных самолётов и самолётов-заправщиков Ил-76/78. Индийские ВМС отказываются принять модернизированную подводную лодку пр. 877ЭКМ Sindhuvidjai до проведения успешных пусков ракетного комплекса Club-S. Кроме того, появляются сообщения о трудностях при строительстве для Индии очередной партии фрегатов пр. 11356. И наконец, 11 марта от использования российских комплексов ПВО «Бук-М1» отказываются власти Финляндии. Не слишком ли много негатива для первых месяцев 2008 года?

Одним из самых амбициозных проектов российского ОПК за последнее время стала модернизация тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Горшков». Если кратко, то смысл модернизации сводился к переоборудованию крейсера, предназначенного для самолётов с вертикальным взлётом и посадкой, под «обычные» самолёты Миг-29К. Автору этой заметки довелось неоднократно побывать на корабле, когда о продаже авианосца ходили только слухи. Надо сказать, уже тогда моряки не испытывали особых иллюзий по поводу целесообразности этого проекта. Как рассказал мне тогда командир электромеханической боевой части корабля (БЧ-5), дешевле построить новый авианосец.

– Вот, например, посмотри на подволок (потолок на морском сленге), – попробовал наглядно доказать мне ущербность затеи с модернизацией крейсера корабельный механик. – Там проходят паропроводы, кабель-трассы, а как и куда они идут, не знает никто.

– Но должны же быть какие-то чертежи и схемы?

– Их нет. Как рабочим было удобно прокладывать трубы, так они их и прокладывали. А, например, для того, чтобы заменить опреснительную установку, которая уже не работает, надо резать сквозную дыру через четыре палубы. Корабль строился в авральном режиме и изначально не был рассчитан на серьёзный ремонт, а уж тем более модернизацию.

Слова командира БЧ5 оказались пророческими. Если первоначально срок сдачи Индии модернизированного «Горшкова» был назначен на 2008 год, то теперь он перенесён уже на 2010-й. Наши же источники на «Севмаше» дают ещё более пессимистичную оценку: «Горшков» при лучшем стечении обстоятельств уйдёт в Индийский океан в 2012 году. Помимо описанных выше чисто технических трудностей у «Севмаша» просто не хватает производственных мощностей и рабочих рук. Кстати, за эпопеей с «Горшковым» внимательно следят американцы. Не случайно, как только зашла речь о пересмотре сроков сдачи крейсера и увеличении стоимости модернизации до 2 млрд. долларов, США предложили Индии абсолютно бесплатно «подержанный» авианосец Kitty Hawk, правда, в придачу к нему индийцы должны прикупить 65 новейших истребителей F/A-18E/F Super Hornet. Так в чём же причины последних неудач ОПК?

По теме

– Одна из самых опасных составляющих системного кризиса ОПК лежит в сфере менеджмента оборонно-промышленного комплекса, – рассказывает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макеенко. – В сущности, кадровый состав руководителей предприятий ОПК не сильно изменился по сравнению с советским временем. Будучи сильными организаторами производственного процесса, они гораздо менее эффективны в области финансового менеджмента, что и показала история с «Горшковым» и норвежскими танкерами на «Севмашпредприятии». По всей видимости, эта проблема будет решаться как путём постепенного обновления менеджерского корпуса ОПК, так и посредством приобретения имеющимися руководителями новых навыков и знаний.

Кроме того, как рассказали нам в центре, на нынешнюю незавидную ситуацию вокруг экспорта российских вооружений повлиял и целый ряд других факторов.

Во-первых, российская оборонка подошла к тому рубежу, когда практически исчерпаны старые советские заделы и фактически многие предприятия уже вынуждены собирать технику, как говорится, с нуля. Во-вторых, резко изменились масштабы производства по сравнению с 90-ми годами минувшего столетия. Попросту оборонка выдыхается. Так, если 10-15 лет назад портфель контрактных обязательств экспортёров держался на уровне 6–7 млрд. долларов, то на конец 2007 года он составлял 32 млрд. долларов. Причём производственные возможности ОПК с тех пор не только не выросли, а скорее сжались: изнашивается устаревшее технологическое оборудование, резко возрос дефицит квалифицированной рабочей силы.

– Произошла любопытная инверсия по отношению к 90-м годам, – продолжает Константин Макеенко. – Если тогда главной проблемой было получить контракт, то теперь основные риски переместились в сферу исполнения многочисленных зарубежных и растущих российских заказов. Часть компаний, в первую очередь предприятия-финалисты в авиационной и вертолётной промышленности, в принципе уже перешла к крупносерийному производству, в ряде случаев сопоставимому по своим масштабам с советским временем. Однако, например, дальнейшее расширение производства Су-30МК или вертолётов Ми-17 сдерживается ограниченными возможностями комплектаторов второго уровня. Так, одноступенчатый цилиндрический редуктор и производство редукторов вертолётных двигателей стало главным ограничителем для наращивания производства вертолётных заводов в Казани и Улан-Удэ.

Впрочем, не все специалисты склонны сгущать краски. Так, например, по мнению вице-президента Коллегии военных экспертов генерал-майора Александра Владимирова, ситуация, когда российское оружие бракуют по всему миру, России на самом деле… выгодна. «Чем эта ситуация полезна для России?.. – размышляет Александр Владимиров. – Дело в том, что сегодня мы фактически позволяем не замечать недостатки технологического плана собственной армии, которая должна постоянно требовать доработок вооружений, но она этого не делает. Когда же речь идёт о миллиардных контрактах, а тем более об их срывах, то к этим недостаткам уже нельзя не прислушиваться, и мы просто вынуждены совершенствовать наши вооружения. И в итоге эти технологические доработки дойдут и до нас».

Что ж, вполне логично. Действительно, Российская армия за последние годы была загнана в такое положение, что любые маломальские поставки нового оружия попадают под поговорку «дарёному коню в зубы не смотрят». Кроме того, по мнению Александра Владимирова, чем больше Россию будут выдавливать с мирового рынка вооружений, тем больше шансов на то, что эти самые вооружения в итоге поступят в Российскую армию.

– Некое воспрещение или затруднение экспортных поставок, безусловно, поставит вопрос о том, что надо насыщать собственную армию этими вооружениями с уже исправленными лицензионными недостатками, – говорит Александр Владимиров. – Нам всегда будет нужна современная и мощная армия. Те 5-10 млрд. долларов, которые мы ежегодно получаем от поставок вооружения за рубеж, не идут ни в какое сравнение с тем выигрышем, который мы получим, если современное вооружение начнёт поступать в наши войска.

По теме

Между тем Россия продолжает оставаться одним из крупнейших мировых экспортёров вооружений. Во многом продвижению на мировые рынки вооружений со штампом Made in Russia способствует сложившийся ещё в советские времена имидж нашего оружия как надёжного и неприхотливого. Кроме того, наша военная техника стоит гораздо дешевле, чем у основных конкурентов. Цена того же танка Т-90 на несколько сотен тысяч долларов ниже, чем на американский Abrams M1. Кроме того, серьёзную роль играют старые связи, налаженные ещё во времена СССР. Ведь Это и боеприпасы, и комплектующие, и военные специалисты. Нельзя не сказать и о политическом аспекте большого оружейного бизнеса. Ни для кого не секрет, что основными покупателями нашего оружия являются страны, у которых сегодня весьма натянутые отношения с США – тот же Китай или Венесуэла.

Но если посмотреть на основные российские оружейные бренды, то становится ясно, что они явно устарели. Тот же истребитель Миг-29 был разработан ещё в 70-х годах минувшего столетия, и, несмотря на все последующие модернизации, самолёт уже морально устарел. Как бы наши партнёры люто ни ненавидели США, выбрасывать миллиарды долларов за устаревшее российское вооружение как минимум неразумно. Прогнозы специалистов не утешают: в нынешнем своём состоянии российский ОПК сможет хоть что-то экспортировать за рубеж максимум 7-10 лет. Причём происки конкурентов, на которые многие сегодня списывают все неудачи ОПК, к такому положению дел не имеют почти никакого отношения. Так, например, сообщалось, что Алжир вернул России бракованные Миги под давлением президента Франции Николя Саркози. Мол, французы давно присматривались к алжирскому рынку и таким агрессивным образом решили устранить российских конкурентов…

– Конечно, внешние угрозы существует, и их нельзя сбрасывать со счетов, – говорит авторитетный эксперт в области торговли вооружениями, член Общественного комитета при Министерстве обороны РФ Сергей Пухов. – Но это лишь одна из причин нынешних проблем ОПК, и она далеко не главная. Все основные вызовы концентрируются внутри людей, внутри системы, внешние вызовы являются вторичными. СССР развалился не потому, что его ЦРУ развалило, а потому, что граждане не хотели, чтобы эта страна продолжала существовать. То же самое сегодня происходит и с ОПК.

Впрочем, по словам Сергея Пухова, в деле экспорта нашего оружия за рубеж ещё не всё потеряно. Россия по-прежнему удерживает хорошие позиции по торговле системами противовоздушной обороны, неатомными подводными лодками, противокорабельными ракетами, боевыми самолётами. Правда, с каждым годом удерживать эти позиции всё труднее.

– Я думаю, что мы можем себя чувствовать более-менее комфортно в этом сегменте ещё лет 7-10, – говорит наш собеседник. – Потом, если мы не предпримем какие-то серьёзные меры, начнутся большие проблемы.

Другой наш собеседник, генерал-майор Александр Владимиров, считает, что у России есть все возможности для производства современных вооружений уже сегодня.

– Мы обладаем невероятным количеством технологий, которые на протяжении многих лет просто клали в стол и которые не были реализованы,– говорит Александр Владимиров. – Возьмите, к примеру, тот же новейший американский истребитель F-22 Raptor. Этот самолёт был, по сути, содран американцами с нашего Як-141, работы по которому были почему-то остановлены. Заделов, которые хранятся в столах наших конструкторов, хватит ещё на многие десятилетия.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.05.2015 16:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх