// // В отношениях России с восточноевропейскими партнёрами тон теперь задаёт не идеология, а экономическая выгода

В отношениях России с восточноевропейскими партнёрами тон теперь задаёт не идеология, а экономическая выгода

363

«Газпром» стоит мессы

У Тадича и Путина теперь есть общий интерес – труба с газом.
Фото: ИТАР-ТАСС.
У Тадича и Путина теперь есть общий интерес – труба с газом. Фото: ИТАР-ТАСС.
В разделе

Бизнес-интересы российских структур, судя по последним тенденциям, играют во внешнеполитическом векторе России всё большую роль. Идеология, может, и важный фактор, но куда важнее прямая выгода, как это ни цинично звучит. Более того, договориться с нашими на первый взгляд идеологическими противниками бывает проще, нежели с потенциальными союзниками. За примерами далеко ходить не нужно.

Перед вторым туром выборов президента в Сербии, одержавший на них победу Борис Тадич в пожарном порядке подписал соглашение с «Газпромом» о строительстве на территории Сербии российского газопровода и протокол об условиях приобретения «Газпромом» контрольного пакета акций Сербской нефтяной компании. Этим решением Тадич пытался доказать своим избирателям, что, несмотря на его проевропейскую и пронатовскую ориентацию, дружить с Москвой он умеет. И это ему удалось. Раньше подобную «промосковскую» позицию демонстрировал лишь его главный конкурент – Томислав Николич, призывающий строить российские военные базы близ горнолыжного курорта Копаоник. Но его в Москве не принял ни президент, ни министр иностранных дел России.

При этом напомним, что Тадич пришёл к власти в результате «бархатной революции» в Сербии, то есть причин любить его у нашего руководства ничтожно мало. Однако вопрос о контрольном пакете в государственной нефтяной компании Naftna Industrija Srbije (NIS), чьи газотранспортные системы войдут в «Южный поток», а также о приватизации национальной авиакомпании JAT, на которую претендует «Аэрофлот», отставил идеологические раздоры на второй план.

Вроде бы странный расклад – прозападному кандидату дают зелёный свет, а пророссийскому – от ворот поворот. Ответ, казалось бы, очевиден: кто больше предлагает, того и поддержим. Но здесь есть ещё один важный момент. В случае прихода к власти Николича Сербия с большой вероятностью превратилась бы в изгоя в центре Европы. Никто из Евросоюза не стал бы сотрудничать с таким президентом. А у Тадича, несмотря на его прозападную ориентацию, руки связаны имеющимся соглашением с Россией. И при этом не портятся отношения с ЕС.

По мнению одних наблюдателей, сделка с Тадичем обусловлена лишь политическими мотивами и вполне может сорваться, как было с прежними договорённостями российских предпринимателей, например, с Украиной. Однако есть и другая арифметика: «Газпром» фактически купил NIS за 1/5 реальной цены

Впрочем, , вступившей на путь интеграции с Европой. Так, за неделю до подписания договорённостей с Сербией Владимир Путин посетил Болгарию – страну, недавно вошедшую в Евросоюз и НАТО. Там была достигнута договорённость о строительстве газопровода «Южный поток» через Болгарию, далее через Балканы в Италию. На вопрос о том, что думает президент о вхождении Софии в НАТО, Путин ответил прямо: «Болгария сама вправе выбирать себе союзников. Она нашла их в НАТО и ЕС, мы уважаем её выбор».

Ещё несколько лет назад такие заявления казались немыслимыми – вектор российской политики был чётко обозначен: нет расширению НАТО на восток. Сейчас фактор прозападной ориентации отошёл на второй план. Мол, с НАТО или без, главное, чтобы интересы нашего главного геополитического орудия – сырьевых монополий – учитывался. И, что удивительно, цена пророссийских политиков резко упала в цене. Возросли в цене те, кто готов и может договариваться с российским бизнесом вне зависимости от своей идеологической ориентации.

По теме

Первым звоночком о смене внешнеполитических ориентиров стало открытое противостояние с Белоруссией и её бессменным лидером Александром Лукашенко. Ещё недавно нашему последовательному союзнику на постсоветском пространстве удавалось выторговывать себе преференции за счёт демонстративно-показательной верности России. Однако любовная лодка разбилась о быт в конце 2006 года, когда Лукашенко предъявили счета за природный газ по новым расценкам.

Поворот во внешней политике России произошёл после «оранжевой революции» на Украине. В 2001 году казалось, что приход к власти пророссийского Виктора Януковича обеспечит решение интересов российских сырьевых поставщиков. Однако эти надежды оказались преждевременными. Ни решения вопроса о реприватизации «Криворожстали», ни реверса нефтепровода Одесса – Броды, ни создания газотранспорного консорциума – словом, почти ничего из того, на что рассчитывала Москва, добиться не удалось. Даже тогда, когда Янукович стал премьером и получил мощные рычаги влияния. Обо всех этих вопросах, казалось бы, была достигнута предварительная договорённость. Но, придя к власти, Янукович попросту похоронил надежды российского бизнеса в бесчисленных согласованиях. Более того, у российского бизнеса возникли новые проблемы на Украине.

В неофициальном интервью один из представителей российского крупного бизнеса отметил, что решение вопросов гораздо плавнее идёт… с Юлией Тимошенко. Несмотря на всю её антироссийскую риторику.

А вопрос – «с НАТО или без» – отошёл на второй план. Главный вопрос – деньги. Может, и сбудется прогноз, высказанный одним из наших известных предпринимателей, что на Украине базы НАТО будут соседствовать с Черноморским флотом. Потому как это – вторичное.

Опубликовано:
Отредактировано: 04.02.2008 11:59
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх