// // Офицерам предложат достойную зарплату впервые за 300 лет

Офицерам предложат достойную зарплату впервые за 300 лет

687

Денежное недовольствие

Офицерам предложат достойную зарплату впервые за 300 лет
В разделе

В минувшую среду на совещании в Горках президент России Дмитрий Медведев объявил, что с 1 января 2012 года значительно возрастёт денежное довольствие российских военнослужащих. Минимальное довольствие лейтенанта — командира взвода должно составить 50 тыс. рублей, а полковника – командира бригады – более 93,8 тыс. рублей. Похоже, что государство решило наконец отказаться от модели, заложенной ещё при создании русской регулярной армии Петром I, когда служба в армии считалась прежде всего делом чести и престижа, а материальное вознаграждение оставалось на втором плане.

В императорской России долгое время дворяне были освобождены от уплаты податей именно потому, что в отличие от представителей «третьего сословия» они своё время, таланты, а при необходимости и жизнь должны были отдавать служению государству. Именно поэтому дворянство считалось высшим сословием – вносить свою лепту в общее дело не деньгами, а «жизнью» было почётно. Ну а на самой верхней ступени иерархии стояли военные: они платили государству кровью в буквальном смысле слова. О том, что служба в армии – привилегия лучших, напоминала и Конституции СССР, 63-я статья которой гласила: «Воинская служба в рядах Вооружённых сил СССР – почётная обязанность советских граждан». Вот только соответствовать высокому статусу чаще всего предлагалось за счёт мобилизации собственных усилий – на достойное содержание офицеров у государства денег постоянно не хватало.

Создавая в начале XVIII века регулярную армию, которая должна была заменить дворянское ополчение, Пётр I первостепенное внимание уделял именно, как мы сейчас сказали бы, статусу военнослужащих. «Офицерам всем дворянство и первое место» – эта фраза из его записной книжки лучше всего отражает суть политики преобразований. Любой независимо от происхождения мог теперь дослужиться до офицерского чина и получить дворянство. При этом военной службе отдавалось явное преимущество по сравнению с гражданской: согласно указу от 16 января 1721 года и Табели о рангах 1722 года право на потомственное дворянство давал уже первый офицерский чин (XIV класса) – прапорщика. На гражданке служащий того же ранга получал лишь личное дворянство, а потомственное приносил лишь VIII класс. В дальнейшем офицеры получали и новые привилегии, подчёркивающие их особый статус. Так, Екатерина II в 1775 году запретила дворянам, не имеющим обер-офицерского чина, ездить по городу в каретах, запряжённых парою: только верхом или в одноколке.

При этом продвижение по службе по мысли Петра I должно было основываться исключительно на воинских заслугах. По указу от 14 апреля 1714 года основой для производства в первые обер-офицерские и штаб-офицерские чины было тайное голосование офицеров. И, разумеется, количество офицеров соответствовало количеству командных должностей: полковники командовали полками, а не руководили, как сейчас, военкоматами. Решительно выступал император и против повышения за выслугу лет: в 1720 году он выпустил даже особый указ – «О вредности для государственного интереса порядка повышения по старшинству в службе и о неприменении его в России».

Пётр I понимал, что привилегированное положение не достигается лишь за счёт указов. В регулярной армии, когда в мирное время офицеры не могли возвращаться в свои имения, требовалось постоянное, определённое от правительства жалованье. Система окладов была введена в 1711 году: их величина зависела от рода войск, места службы (фронт или тыл) и чина. Кроме того, на первых порах иностранцы получали значительно больше русских – от дискриминации своих отказались только к 1720 году. Причём именно военным деньги должны были выплачивать в первую очередь. Указ от 9 мая 1719 года гласил: «Жалованье во всём государстве прежде служивым людям сухопутным и морским по пропорции давать надлежит, а именно: первым рядовым и унтер-офицерам, потом обер- и штаб-офицерам, потом генералитету, а когда сим заплатят, тогда гражданским управлениям и прочим».

По теме

При Петре I денежное довольствие у военных было больше, чем у гражданских. В год генерал-адмирал получал 7000 рублей, адмирал – 3600, вице-адмирал – 2160, контр-адмирал – 1800, капитан-командор – 600, капитан 1 ранга – 480, капитан 2 ранга – 360, капитан 3 ранга – 300, капитан-лейтенант – 240, лейтенант – 180, унтер-лейтенант – 120, мичман – 60 рублей. Впрочем, оклады младшего командного состава уже тогда были не слишком значительными, достаточно сказать, что в 1716 году фунт говядины (409, 5 грамма) стоил 10 копеек, а фунт сливочного масла – 11 копеек, а кружка вина – 20 копеек.

Правда, постепенно разницу между доходами низших и высших чинов старались сокращать, а жалованье увеличивать – только за время царствования Петра I его прибавляли пять раз.

Расходы офицеров были очень велики и связаны не только со служебными обязанностями, но и с необходимостью соответствовать своему высокому статусу. Мы о подобных проблемах хорошо знаем ещё с детства – вспомните роман Александра Дюма «Три мушкетёра» и, скажем, Портоса, который экономил на отделке с изнанки своей роскошной перевязи. Кстати говоря, предпринятая Павлом I в конце XVIII века армейская реформа была призвана в том числе и удешевить несение службы: новый обязательный офицерский мундир стоил всего 22 рубля – почти в семь раз дешевле, чем при Екатерине II. Впрочем, Павел I погиб в 1801 году и реформа была остановлена.

Жозеф де Местр, который в 1802–1817 годах был посланником Сардинского короля в России, отмечал: «Я знаю офицеров, живущих только на жалованье, которые просто не выходят, стараясь беречь мундиры. Вне служебного времени они сидят дома».

То, что денег на достойную жизнь офицерам не хватает, признавали на самом высшем уровне, но возможности платить больше у государства не было. «Армейские офицеры, заслужившие в поле кровию право на прибавку им жалованья, доныне остаются при тех недостаточных окладах, кои определены Штатами 1802 года», – писал в 1816 году Александр I князю

М.Б. Барклаю де Толли. А ведь по восшествии на трон в 1801 году Александра I жалованье офицеров увеличили на четверть, и в 1805 году подняли ещё раз: подпоручикам, корнетам и прапорщикам выплачивали от 236 до 325 руб., поручикам – 285–395 руб., капитанам, штабс-капитанам, ротмистрам и штабс-ротмистрам – 400–495 руб., майорам – 530–630 руб., подполковникам – 690–970 руб., а полковникам от 1040–1250 руб. в год.

С момента создания в России регулярной армии установилась практика, при которой оклад был не единственной статьёй дохода. Сумма, получаемая офицерами, складывалась из оклада и различных дополнительных выплат: на питание, содержание денщиков, корм для лошадей и так далее. Выплаты эти были довольно значительны и часто позволяли не только компенсировать расходы, но ещё и получить фактическую прибавку к жалованью.

Петром I была, к примеру, введена система продовольственного обеспечения в виде порционов, так что на еду офицерам тратиться не приходилось. В один дневной порцион входило: фунт мяса, два фунта хлеба, кружка вина и более трёх литров пива. При этом порцион был условной единицей, а реальные нормы рассчитывались в зависимости от чина: капитану выделяли 15 порционов в день, полковнику – 50, генерал-фельдмаршалу – 200. Выдача проводилась обычно не продуктами, а деньгами, так что только за счёт «мяса» капитан получал дополнительно полтора рубля в день.

Путевые расходы компенсировались специальными прогонными выплатами, а в кавалерии бюджет можно было пополнить и за счёт оплаты фуража для лошади. Были ещё и денщицкие деньги: они выделялись из расчёта на очень большое количество денщиков. Наконец, в полтора раза увеличивалось денежное довольствие в случае пребывания за границей.

В начале XIX века к выплатам добавились столовые и квартирные: натуральная постойная повинность с 1816 года начала уходить в прошлое.

И всё же уровень жизни офицеров постепенно снижался. К концу царствования Александра I, в 1825 году, в армейской пехоте офицеры получали от 450 до 1200 рублей в год в зависимости от чина. В XIX веке ещё несколько раз увеличивали жалованье – дважды в 30-х годах (указы от 1 января 1835 года и от 6 декабря 1838 года), затем в 1858-м повышались и дополнительные выплаты, к примеру в марте 1858 года вдвое увеличили суммы квартирных, а с января 1872 года стали выдавать больше столовых, а не получавшим столовых младшим офицерам выделили порционные – по 96 рублей в год. Но с введением всеобщей воинской повинности возможности существенного повышения окладов были практически исчерпаны.

О престиже службы в армии к концу XIX века уже говорить не приходилось: никаких привилегий у дворянства, по сути, не осталось, а оклады уступали уже доходам простых рабочих. Неудивительно, что в 1917 году большинство офицеров, несмотря на присягу, ничего не делали для защиты самодержавия, а после Октябрьской революции многие перешли на службу в Красную армию. В гражданской войне участвовали как те, у кого «не осталось ничего, кроме чести», так и те, кому, как пролетариату, «нечего было терять, кроме своих цепей».

Опубликовано:
Отредактировано: 09.02.2011 15:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх