// // Нужно ли России новое Пикалёво?

Нужно ли России новое Пикалёво?

322

Что происходит в Воскресенске?

Воскресенский завод минеральных удобрений остановлен 1 июня 2009 года во второй
раз начиная с ноября 2008-го
Воскресенский завод минеральных удобрений остановлен 1 июня 2009 года во второй раз начиная с ноября 2008-го
В разделе

То, что ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» («ВМУ») с 1 июня остановило производство и находится в предбанкротном состоянии, давно уже не секрет. Только в первом квартале 2009 года убытки предприятия составили почти 800 млн. рублей. А за пять месяцев – 1,32 миллиарда.

А ведь ещё Конечно, можно всё, происходящее сегодня, попытаться списать на кризис. Но в одном ли кризисе дело? Или причин предбанкротного состояния всё-таки больше?

Купив «ВМУ» у группы «Агропродмир», Дмитрий Мазепин достаточно долгое время, практически полгода, сохранял старую схему экспорта продукции. Главным покупателем продукции «ВМУ» оставалась австрийская компания Uritrans GmbH, через которую вели свои операции прежние владельцы. Какой смысл держать свой «центр прибыли» в чужом кармане? Это нужно лишь в том случае, если объявленная сумма сделки в 380 млн. долларов в действительности была существенно ниже, а предприятие куплено в рассрочку. Вот по этой рассрочке и шли платежи через австрийскую компанию. Здесь стоит напомнить, что на покупку «ВМУ» взяли кредит 700 млн. долларов у Сбербанка. Из этих денег 380 млн. потратили на приобретение «ВМУ». Но вот где остальные средства – тайна, покрытая мраком. Ни на счетах холдинга, ни на счетах предприятий этих средств не видно.

Вот так год назад начинался сюжет, который в ближайшие месяцы может превратиться в новое Пикалёво или же и вовсе закончится банкротством «ВМУ».

Сегодня руководство «ВМУ» трубит о том, что делает всё возможное, «чтобы в Воскресенске не повторился сценарий Пикалёва». На самом деле всё уже сделано, и этот сценарий вполне может быть искусственно воспроизведён в Подмосковье.

Завод полностью остановлен во второй раз начиная с ноября 2008 года. Первый простой длился полных четыре месяца. Сколько продлится этот – неизвестно. У предприятия нет денег на закупку сырья даже по ценам, рекомендованным органами госрегулирования. Персонал работает неполную рабочую неделю, и очень многие были вынуждены уйти в неоплаченные отпуска.

Раскрутка пикалёвского сценария идёт в Воскресенске полным ходом. Главный лозунг – «Во всех наших бедах виноват «Апатит». По словам Мурада Чапарова, гендиректора «ВМУ», именно отсутствие поставок апатитового концентрата привело предприятие к остановке в ноябре 2008 года, которая продлилась до 1 марта этого года. Принимать на веру эти утверждения не стоит. Это всего лишь попытка свалить с больной головы на здоровую. Между «Апатитом» и «ВМУ» по решению суда (истцом к «Апатиту» были именно «ВМУ») заключён контракт на 2009 год, в соответствии с которым «Апатит» должен поставить на предприятие 920 тыс. тонн апатитового концентрата по цене 3050 рублей за тонну. Но Воскресенск не выбирает эти объёмы.

Ситуация предельно проста. Не только «ВМУ», но и другие предприятия холдинга «Уралхим», в первую очередь Кирово-Чепецкий химкомбинат, потеряли рынки сбыта ещё в октябре-ноябре 2008 года. Оборотные средства проедены, за сырьё платить нечем.

И сейчас, по нашему мнению, руководство холдинга во главе с Дмитрием Мазепиным находится в позиции известного буриданова осла. Сценариев два: либо запуск в Воскресенске пикалёвского сюжета, либо банкротство предприятия. Подготовка идёт по обоим направлениям. Причём время на принятие решения у Мазепина крайне ограниченно – максимум два месяца. Если за этот период не будет решён вопрос со сбытом продукции, то предприятие будет обанкрочено.

По теме

Привет из Пикалёва Воскресенску

Задача: используя протестные акции трудящихся в самых разных их формах, вплоть до перекрытия на пару часов Тверской улицы в Москве, добиться задействования административного ресурса. И с его помощью резко снизить цены на сырьё и получить льготный железнодорожный тариф, как в Пикалёве. И с новым уровнем издержек попытаться выйти на рынок.

У этого сценария два основных риска.

Административный. Письма и обращения трудящихся после Пикалёва не сработают. Без эскалации напряжённости здесь не обойтись, а значит, перекрытие Тверской – весьма вероятный метод действия. Но за это власть точно по голове не погладит, а скорее всего эту самую голову и открутит. Вопрос только чью? Пока на роль ритуальной жертвы претендует гендиректор «ВМУ» Мурад Чапаров. Логика этого сценария понятна: пожертвовать кем-то из значимых фигур, но добиться от властей необходимых решений.

Но есть и второй риск – рыночный. Даже создав конкурентный продукт, «ВМУ» могут не выйти на необходимый уровень рентабельности для устойчивого производства и погашения долгов. Если ближе к концу этого года всё же выяснится, что ВМУ необходимо таки банкротить, то голову на плаху придётся класть уже лично Дмитрию Мазепину. Ведь «архитектуру власти» в «Уралхиме» административные структуры прекрасно понимают и знают, с кого надо будет спрашивать.

Этот сценарий достаточно рискованный, но подготовка к нему идёт. Главный признак этого – прекращение конфликта администрации предприятия с трудовым коллективом, который в острой фазе протекал в начале этого года. В первую очередь это проявилось в том, что сразу после Дня химика (последнее воскресенье мая) «ВМУ» заключили трёхмесячное перемирие с главой заводской фронды, директором некоммерческой организации «Дворец культуры «Химик» Аллой Орловой. Вообще-то она боролась за свой ДК, за продолжение его финансирования со стороны «ВМУ».

Но стихия протеста превратила Аллу Орлову в «Свободу на баррикадах» Эжена Делакруа. Письма президенту, премьеру, в Общественную палату и т.д. – это в первую очередь именно её организаторские способности. Правда, дальше обещаний дело пока не пошло. Средств на содержание ДК катастрофически не хватает. Но Алла Орлова своё обещание о «перемирии» исправно исполняет и пока ждёт того же от администрации и владельца предприятия.

Лишив трудовой коллектив центра управления протестными настроениями, руководство тут же применило тактику «кнута и пряника». Кнут – это увольнение за малейшее нарушение, это подготовленный, но не подписанный приказ об увольнении более 1000 человек, о чём прекрасно известно на предприятии. Пряник – это перезаключение трудовых контрактов, обещания «спасти предприятие», бесперебойная выплата зарплаты, в основном из заёмных средств. Собственных денег у предприятия просто нет.

Такая тактика даёт свои результаты, порождая в трудовом коллективе настроения в духе «авось пронесёт». И в этой ситуации подвигнуть рабочих на пикалёвский сценарий не составит особого труда. Вероятность этого сценария не столь велика, намного ниже, чем вероятность банкротства. Но есть один нюанс – это личные отношения Дмитрия Мазепина с чиновниками областного правительства.

«ЭКСМО» – это не издательство

С конца 2005 года на ОАО «Воскресенские минеральные удобрения» хозяйничала группа «Агропродмир». И достаточно неплохо отработала весь 2006 год. При этом от областных властей регулярно поступали сигналы о необходимости «сотрудничества». Но тогдашние собственники «ВМУ» пытались сделать вид, что не понимают, о чём речь. Такое непонимание обернулось для них масштабными проверками различных областных проверяющих структур, которые регулярно заканчивались предписаниями закрыть предприятие.

Но все претензии этих структур моментально исчезли, как только «ВМУ» перезаключили договор на поставку электроэнергии. Вместо «Мосэнергосбыта» с весны 2007 года поставщиком электроэнергии стала фирма «ЭКСМО», учреждённая энергетиками и областным правительством в марте 2007 года. На наш взгляд, функции этой фирмы сводились лишь к тому, чтобы вклиниться между поставщиком и потребителем и получать с потребителя хорошую маржу. В частности, «ВМУ» переплачивали за электроэнергию этой фирме в среднем по 20 млн. рублей в месяц, а разница в тарифах у энергетиков и «ЭКСМО» достигла 50%.

По теме

Но больше никаких проблем с проверяющими у «ВМУ» не возникало. Как сообщало ранее электронное издание «Пресс-Атташе.Ру», «весьма характерно, что «ЭКСМО», не неся фактически никаких издержек, была убыточной компанией: к примеру, убытки 2007 года составили 4,4 млн. рублей».

Итого 20 млн. рублей ежемесячно исчезают из прибыли «ВМУ» и превращаются в издержки. А затем эти деньги испаряются со счетов. Смысл схемы абсолютно ясен.

Когда год назад, в июне 2008 года, «ВМУ» перешли под контроль холдинга «Уралхим», его главный акционер Дмитрий Мазепин не стал ничего менять в схеме с «ЭКСМО», его абсолютно всё устраивало. Ведь фактически ему была дарована индульгенция от всех возможных грехов – экологических, технологических и т.д. К тому же нечто подобное действовало и на Кирово-Чепецком химкомбинате (КЧХК), входящем в холдинг «Уралхим».

Вот такой бизнес

И действительно, если бы не авария на КЧХК в феврале этого года, повлёкшая гибель человека, общественность так ничего и не узнала бы о схемах взаимодействия холдинга «Уралхим» и представителей власти. Так что логика действий Мазепина, до самого последнего момента сохранявшего схему взаимодействия с «ЭКСМО», абсолютно понятна. Это привычный стиль ведения бизнеса. Тем более учитывая его личные отношения с Петром Кацывом. Не случайно же, Мазепин даже называет его «папой».

Эффективность Петра Кацыва как очень влиятельного лоббиста многие годы не подвергалась сомнению. «Благоприобретения» подмосковных предприятий, подозрительные операции с элитной землёй – всё сходило ему с рук. И даже если пострадавшим удавалось добиться открытия уголовного дела, то оно вскоре закрывалось. И такие факты не единичны. Такой союзник был Мазепину очень нужен, ведь можно эксплуатировать оборудование, не заботясь о технике безопасности, о соблюдении регламентов, заваливать выше проектных отметок полигон фосфогипса (главный отход предприятия) и т.д.

Первый звонок – бегство в США Алексея Кузнецова, экс-министра финансов Московской области – прозвенел для Мазепина летом 2008 года. Но Кацыв пока продолжал работать и работает и по сей день. И лишь полная остановка «ВМУ» с 1 июня этого года, когда платить становится просто не из чего, вдруг «открывает глаза» Мазепину на грабительскую схему взаимодействия «ВМУ» и «ЭКСМО». Предприятие разрывает договор с «ЭКСМО» и возвращается к прежнему поставщику, «Мосэнергосбыту». Платить больше нечем.

Это вовсе не разрыв отношений между Мазепиным и Кацывом. Это объективная реальность, через которую нельзя перешагнуть. Ну что тут поделаешь, если денег нет?

Но теперь и у Петра Кацыва появился свой «козырь в рукаве». В нужный ему момент он может попросить Мазепина резко обострить социальную обстановку в Московской области. Затем немного выждать, пока напряжётся федеральный центр. А после этого «разрулить» конфликт сторон и наверху, и с Мазепиным (понятно, что на приемлемых для Мазепина условиях). При этом сам Кацыв получит лавры «спасителя Отечества», индульгенцию от федералов за прошлые грехи и гарантию на сохранение своей должности в правительстве области. Так что шанс, что «рукотворное Пикалёво» в Московской области появится, причём именно в Воскресенске, всё же имеется.

Но тут есть одно «но». На наш взгляд, деятельностью «ЭКСМО» вполне могут заинтересоваться правоохранительные органы, объектом расследования могут стать и взаимоотношения этой организации с Воскресенским химкомбинатом. А гендиректор этого предприятия Мурад Чапаров может стать весьма ценным свидетелем, пояснив следствию, за что всё-таки платило его предприятие по 20 млн. рублей в месяц компании «ЭКСМО». И отговорок никаких нет, ибо всё это прекрасно видно. Ведь два подразделения «ВМУ», находящиеся на Егорьевском и Лопатинском рудниках, покупали энергию у «Мосэнергосбыта» по нормальным ценам.

И вероятность воскресенского Пикалёва в действительности зависит от того, что случится раньше: УБЭП придёт за Чапаровым или же Кацыв придёт к Мазепину и запустит процесс.

По теме

Тем временем на днях стало известно, что «ЭСКМО» подала в суд иск к «ВМУ» «о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам энергоснабжения» с требованием взыскать с предприятия 107 453 597 рублей 98 копеек. Отраслевые и финансовые аналитики полагают, что у «ВМУ» не было никаких видимых причин не исполнять договор, а значит, позиция у «ЭКСМО» весьма убедительная. Учитывая, что у «Уралхима» уже под 1,5 млрд. долларов долгов, очередные 107 млн. рублей вполне могут стать тем камушком, который запустит лавину банкротства предприятия и всего холдинга. Возможно, что это очередная услуга Мазепину со стороны Кацыва. Всё-таки контролируемое банкротство, со своим конкурсным управляющим и «своими» кредиторами «первой очереди» лучше, чем банкротство неконтролируемое. Либо администрация области, которая владеет 49,95% акций «ЭКСМО», действует уже без учёта интересов Петра Кацыва и Дмитрия Мазепина. Подмосковные власти на самом деле могут рассчитывать оказывать непосредственное влияние на процесс санации важного для экономики региона предприятия.

Плановое банкротство

Отраслевые аналитики полагают, что официального объявления «ВМУ» о банкротстве вероятнее всего можно ожидать в первой половине августа сего года. В самый разгар отпускного сезона. Это позволит владельцу холдинга «Уралхим» Дмитрию Мазепину минимизировать свои административные риски. Если все в отпусках, то «присылать доктора» федералам будет просто некогда, а от областных «докторов» может спасти Кацыв.

Хронология подготовки «ВМУ» к предстоящему банкротству такова.

В начале марта 2009 года кипрский офшор ICF, владеющий 99% акций «Уралхима», подал в суд несколько исков: к самому «Уралхиму» и трём офшорным компаниям, которые в сумме владеют 71,8% акций «ВМУ». Исковые требования – признание судом недействительными сделок по покупке «Уралхимом» этих офшоров с их пакетами акций «ВМУ».

Цель этих исков очевидна: создать правовой тупик с определением собственника «ВМУ». Эти иски сейчас в судах, но если ICF их выиграет, то правительственные органы вряд ли смогут понять, кто же собственник «ВМУ». Прежнего владельца, группы «Агропродмир», де-факто больше не существует. А значит, вернуть акции «ВМУ» прежнему владельцу и получить с него уплаченные за акции деньги «Уралхиму» будет невозможно. Как нам кажется, вся затея с этими судами делается для того, чтобы минимизировать административные риски лично для Мазепина. Если «ВМУ» де-юре уже не принадлежат «Уралхиму», то какой смысл «присылать доктора» к Мазепину? По крайней мере так он, похоже, думает. Но у власти может быть совсем иное мнение.

Следующий этап подготовки к банкротству проходил в марте-апреле. «Уралхим», уже имевший в этот момент общую задолженность перед банками, превышающую 1,2 млрд. долларов, очень удачно реструктурировал практически все платежи по своим долгам, приходящиеся на 2009 год. При этом даже сверхвысокие цены заимствований, достигшие для компании 21–22% годовых, «Уралхим» не смущали. Не говорит ли это о том, что платить по этим обязательствам в компании не собираются?

Живые деньги

В мае этого года «ВМУ» проводит две любопытные операции. На открытом рынке продаётся весь подвижный состав, минераловозы и цистерны для аммиака и кислоты, принадлежащие предприятию. Смысл операции понятен: если уж предприятие почти стоит и возить нечего, то зачем все эти вагоны нужны? А на то, что сейчас всем железнодорожным перевозчикам возить нечего, на то, что цены на подвижной состав сейчас, в 2009 году, ниже, чем в конце 1998 года, менеджеры «ВМУ» просто не обращают внимания. Живые деньги срочно нужны для поддержания хоть какой-то ликвидности на предприятии.

Вторая майская операция – продажа заводских подъездных железнодорожных путей предприятия. Это уже откровенное хамство, ибо денег эта операция никаких не принесла. Поясним, ОАО «РЖД» взаимодействует с предприятиями, получающими/отправляющими грузы по железной дороге, по следующей схеме. Ветка от магистрали «РЖД» до ворот завода – это подъездные пути, ветка на территории предприятия – это внутризаводские пути. И те и другие находятся на балансе предприятия. «РЖД» за них не отвечает. Прецедентов по продаже внутризаводских железнодорожных путей в России пока не было. А вот с подъездными путями ситуации случались. Ведь подъездные пути – это даже лучше, чем понижающая подстанция от высоковольтной ЛЭП, это лучше, чем приватизация «рубильника». Если подстанция находится за пределами заводской территории и ею владеет недружественная компания, то завод может построить свою подстанцию, сделав новое ответвление от ЛЭП.

По теме

А вот подъездные пути переложить невозможно. Тот, кто ими владеет, всегда будет получать свой оброк с предприятия. Продажа подъездных путей «ВМУ» оформлена формально «на сторону», а на самом деле – в свой «потайной карман». И это прекрасный способ вывести их из конкурсной массы при предстоящем банкротстве и сохранить в своей собственности надолго. А к тому же это простая возможность гарантированно получать доход с будущего владельца предприятия, который с большой вероятностью появится в результате банкротства «ВМУ».

Очередной эпизод: российский банк ВТБ 9 июня с.г. выдал кредит холдингу «Уралхим» в размере 65 млн. долларов. Как ВТБ решился на столь отчаянный шаг – тайна за семью печатями. Не иначе как ради увеличения объёма своих «токсичных активов». Ведь банкирам должно было быть прекрасно известно финансовое положение холдинга и входящих в него предприятий.

Сейчас крупные банки завели новую моду. Они отпочковывают вновь созданные «токсичные банки», куда сбрасывают безнадёжные кредиты. Чтобы они в случае чего не портили баланс головного банка. Этот механизм отлажен с 1998 года. Тогда создавались «бридж-банки», куда из головных банков-банкротов перебрасывались реальные активы. Теперь вот наоборот. И если ВТБ уже пошёл по этому пути, то место кредита для «Уралхима» именно в таком «токсичном банке».

Но этот кредит теперь позволит Мазепину продержаться ещё два месяца, как раз до середины августа. Ведь все предприятия холдинга, кроме Березниковского «Азота», которому этот кредит и предоставлен, генерируют убытки, а не прибыль. Повторимся, только за пять месяцев этого года всё те же «ВМУ» уже создали отрицательный поток в 1,32 млрд. рублей, из которых 800 млн. рублей убытков пришлось на первый квартал.

Тем временем на недавнем годовом собрании акционеры «Уралхима» одобрили две сделки – займы «Уралхима» у Кирово-Чепецкого химкомбината (5 млрд. рублей под 15,5% годовых) и у Березниковского «Азота» (5 млрд. под 18,5% годовых). Так что практически с полной уверенностью можно говорить о том, что кредит 65 млн. долларов, который ВТБ выдал Березниковскому «Азоту», полностью уйдёт на нужды холдинга, то есть на временное поддержание платёжеспособности «ВМУ» до момента их банкротства. Если не будет запущен пикалёвский сценарий.

Теперь несколько выводов. «ВМУ» теперь уже полностью остановили производство с 1 июня текущего года. Надежды на его возобновление крайне мало. «ВМУ» продержатся ещё максимум два месяца. Ведь их содержание (зарплата, электроэнергия и условно-постоянные расходы) приближаются к 12–14 млн. долларов в месяц. Так что займа ВТБ надолго не хватит, и банкротство «ВМУ» неминуемо.

За предумышленное банкротство предприятия по российскому УК предусмотрена уголовная ответственность. Если наши правоохранительные органы найдут достаточно доказательств того, что банкротство «ВМУ» готовилось заранее, а, на наш взгляд, их уже более чем достаточно, то дело может быть возбуждено против генерального директора «ВМУ» Мурада Чапарова и гендиректора холдинга «Уралхим» Дмитрия Осипова. На него будет распространяться субсидиарная ответственность за банкротство дочерней компании. А что Дмитрий Мазепин? А он легко может выйти сухим из воды.

Наши правоохранители и судебные приставы отлавливают на границе злостных алиментщиков и должников по коммунальным услугам. Но компании Дмитрия Мазепина, задолжавшие российским банкам 1,2 млрд. долларов, пользуются полной свободой. Что будет, если он в августе «уедет в отпуск» и не вернётся? С кого взыскивать долги?

С предприятий, у которых нет выручки и пусто на расчётных счетах? Паспорт Белиза или Боснии и Герцеговины можно легко купить на любое имя-фамилию за 3 тыс. долларов.

Для такого случая в законодательстве Израиля есть простое правило. Любой израильский бизнесмен, который взял кредит на свою фирму в одном из израильских банков, автоматически становится невыездным. Чтоб соблазна не было. В нашем законодательстве такой нормы нет.

Эпилог – вакцина от пикалёвщины

Банкротство «Воскресенских минеральных удобрений» с большой вероятностью потянет за собой банкротство всего холдинга «Уралхим». Ведь банки, ссужавшие Дмитрия Мазепина и его предприятия, бросятся отзывать кредиты, которые «Уралхим» с полной гарантией не сможет вернуть.

Такой поворот событий наверняка станет резонансным. К нему будет приковано не только внимание общественности, но и всего бизнес-сообщества. Особенно той его части, которая в какой-то степени уже подумывает о том же самом.

И тут очень многое будет зависеть от степени жёсткости действий властей, чтобы не допустить тиражирования теперь уже воскресенского сценария. Ведь столь масштабное банкротство при полной безнаказанности его организаторов вполне может спровоцировать многих бизнесменов решить таким же путём свои собственные проблемы с задолженностью. И только власть, вовремя приняв все необходимые в таком случае меры, способна предотвратить расползание руко-

творного кризиса с отдельно взятого предприятия или холдинга на другие отрасли и регионы.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.06.2009 12:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх