// // Что объединяет объявленных в розыск Чичваркина и Фирташа?

Что объединяет объявленных в розыск Чичваркина и Фирташа?

295

Порочные связи

Бывший владелец «Арбат Престижа» Семён Могилевич имел
тесный контакт с Евгением Чичваркиным
Фото: Сергей Тетерин
Бывший владелец «Арбат Престижа» Семён Могилевич имел тесный контакт с Евгением Чичваркиным Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Их объявили в розыск почти одновременно – основателя крупнейшего ретейлера сотовых телефонов «Евросеть» Евгения Чичваркина и совладельцев компании «Росукрэнерго» Дмитрия Фирташа и Ивана Фурсина. Казалось бы, что может связывать двух граждан Украины, сколотивших миллиардные состояния на перепродаже российского газа в Европу, и бежавшего в Лондон руководителя московского отделения партии «Правое дело», в недавнем прошлом также преуспевающего бизнесмена, кроме того, что оба уголовных дела Следственный комитет при Прокуратуре РФ (СКП) завёл практически одно за другим? Простое совпадение по времени? Нет, не простое и не совпадение: бизнесмены Чичваркин, Фирташ и Фурсин не только знали друг друга, но и имели общих знакомых и партнёров по бизнесу, среди которых был и некто Семён Могилевич, он же Сергей Шнайдер, один из обвиняемых по делу «Арбат Престижа», весьма авторитетный в определённых кругах человек. Каким образом все эти люди были связаны между собой, имелся ли в этих связях какой-то криминал и как эти связи отразились на их судьбах, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

В прессе уже высказывалось мнение, что все четверо, мол, пострадали за то, что чем-то торговали, организовывая сетевую продажу мобильных телефонов или парфюмерии, как в случаях с «Евросетью» и «Арбат Престижем», или перепродавая углеводородное сырьё, как «Росукрэнерго». И поплатились, мол, ребята за то, что были успешными и процветающими, а кто-то из сильных мира сего вначале положил глаз на их нажитые непосильным трудом богатства, а затем решил наложить на них руку. Но справедливо такое утверждение лишь отчасти: тот же Чичваркин накануне своего скоропостижного отъезда в Лондон продал свою часть бизнеса миллиардеру Александру Мамуту, а вовсе не был раскулачен более могущественными конкурентами. Фирташ и Фурсин утратили право перепродавать российский газ, но отнюдь не лишились иных своих активов ни на Украине, ни в России.

В Следственном комитете не скрывают, что изначально интерес к фигурам Фирташа и Фурсина появился в связи с делом «Арбат Престижа» или, если точнее, с фигурой Семёна Могилевича. Обоих бизнесменов неоднократно просили дать свидетельские показания по делу, которое СКП расследует в отношении Могилевича, но и Фирташ, и Фурсин отказывались наотрез, уверяя, что никакого Могилевича они и знать не знают. Документы тем не менее говорили об обратном: международный комбинатор Могилевич самым тесным образом взаимодействовал с украинскими предпринимателями, как минимум в рамках компании Highrock Holdings Limited.

Собственно, именно это взаимодействие и предоставило следствию возможность вынести постановление о привлечении владельцев компании «Росукрэнерго» Дмитрия Фирташа и Ивана Фурсина в качестве обвиняемых по делу Highrock. Следствие располагает документами, подтверждающими, что Фирташ был директором фирмы Highrock Holdings, зарегистрированной в Никосии, а учредителем этой компании, занимавшейся контролем над транзитом газа из Туркменистана и бартерными расчётами с Туркменбаши, была структура Arigon Limited, к которой непосредственное отношение имел Могилевич.

К Фирташу у следствия имеются и другие вопросы, не касающиеся общих дел с Могилевичем, к примеру сделка трёхлетней давности, в рамках которой «Рос-укрэнерго» выкупила у Внешторгбанка 74,87% акций Астраханской нефтегазовой компании(АНГК). Якобы был организован фиктивный приватизационный конкурс, на котором структуры Дмитрия Фирташа приобрели у администрации Астраханской области акции АНГК.

Но при чём здесь Чичваркин? Официальное постановление о привлечении Евгения Чичваркина в качестве обвиняемого было вынесено следствием 14 января этого года, как раз в тот день, когда было закончено следствие по делу Могилевича. Чичваркину, обвинённому в том, что он «кинул на подвал» задолжавшего ему экспедитора Власкина, инкриминировали ч. 3 ст. 126 УК РФ (похищение человека) и пункты A и B ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство). То есть формально Чичваркин проходит совсем по другим статьям, нежели украинские предприниматели. Так где же связь?

По теме

Вскоре после возбуждения уголовного дела о похищении и вымогательстве, в сентябре прошлого года, Евгений Чичваркин и его компаньон Тимур Артемьев продали свои доли «Евросети» предпринимателю Александру Мамуту за 1,25 млрд. долларов с учётом долга, который оценивался в 850 млн. долларов. Без учёта долга сделка составила около 400 млн. долларов. До закрытия сделки на «Евросеть» также претендовал сотовый оператор МТС с неким «пулом инвесторов», среди которых якобы находилось несколько структур, связанных с господами Фирташем, Фурсиным и Могилевичем, в частности одесский Мисто-банк, где находящийся в розыске Фурсин числится председателем правления. Сделка с украинскими бизнесменами не состоялась, зато состоялось важное деловое знакомство.

Осенью прошлого года Чичваркин неожиданно занялся партийной работой, а именно брендингом недавно учреждённой партии «Правое дело», параллельно возглавив московское отделение новых правых. Это самое отделение было скорее виртуальным, нежели реальным, однопартийцы Чичваркина высказывались в том смысле, что «это не партия не способна сделать отделение, а Чичваркин», но «нам его назначили – вопросы не к нам».

Зато у Чичваркина появилась возможность привлекать так называемые дополнительные средства, помимо утверждённого партией довольно-таки скромного бюджета. Это нормальная практика, во всём мире партии принимают пожертвования от сочувствующих и на эти средства печатают газеты, организуют выезды в регионы и прочие мероприятия. Бывает, что пожертвования в десятки, а то и в сотни раз превышают официальный бюджет. И Чичваркин начал сканировать пространство вокруг на предмет поиска средств. Из своего кармана экс-совладелец «Евросети» открывать партийное финансирование почему-то не спешил, зато обратился к Фирташу с Фурсиным. Как бы по старой памяти.

Детали переговоров автору достоверно неизвестны, мало того, всех подробностей не знают и правоохранительные органы, но, если верить утечкам, опубликованным в ряде украинских СМИ, Предложение, как говорили в 90-е, было «мутным»: во-первых, ещё бабушка надвое сказала, пройдут ли правые в Думу. Во-вторых, протащить в Думу своих лоббистов для газовых трейдеров с иностранным подданством дело заманчивое, но ведь ждать-то ещё сколько, до выборов уйма времени и мало ли что может случиться. И, в-третьих, официально «Правое дело» не уполномочивало Чичваркина вести переговоры. Он и сам не скрывал, что это его личная инициатива.

Тем не менее денег Чичваркину, как выясняется, всё-таки дали! То ли подействовал дар убеждения, то ли бизнесмены прикинули, что выгоды, пусть и долгосрочные, стоят того, чтобы их оплатили по предоплате, но первый взнос в размере 25 млн. долларов Чичваркину якобы перечислили. Тут следствие опускает подробности: был ли получателем лично Чичваркин, или это была некая структура, станет достоверно известно несколько позже, зато уже установлено, что деньги перечислили из Мисто-банка города Одессы. Из банка Ивана Фурсина.

Дальнейшее хорошо известно: Чичваркин регулярно получал повестки на допрос и так же регулярно не являлся, а когда ему попытались вручить повестку «под роспись», он на машине своего знакомого отправился в аэропорт и купил билет в Лондон. Наутро, когда за Чичваркиным пришли, его уже и след простыл.

Как будут взыскивать должок с Чичваркина украинские бизнесмены, покажет время. Возможно, они встретятся в Лондоне, куда часто летает Фирташ и где, по сведениям СКП, скрывается Чичваркин. Но вот будут ли осуждены эти люди, находящиеся в российском розыске, ещё вопрос. Правоведы считают, что, поскольку в постановлениях СКП нет слов о том, что дело Семёна Могилевича возбуждено ещё и в отношении «иных лиц», к которым можно было бы отнести Фирташа и Фурсина, привлечь украинских бизнесменов к ответственности нельзя. «Им предъявили обвинения по чужому уголовному делу, а потом и объявили их в розыск, – поясняет известный адвокат Анатолий Кучерена. – Формально это неправомерно, это нарушение Уголовно-процессуального кодекса и предписаний Верховного и Конституционного судов. Впрочем, в России подобная практика существует».

Собственно, Чичваркина объявили в розыск по той же схеме. В России, конечно, всех троих могут запросто арестовать, но рассчитывать на то, что кого-то из них выдаст та же Великобритания, довольно наивно. Впрочем, возможно, что у следствия имеются ещё некоторые козыри, которые крыть будет нечем. Увидим.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.02.2009 13:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх