Версия // Общество // «Наша Версия» завершает свои исследования Албании

«Наша Версия» завершает свои исследования Албании

3188

Албанские зарисовки: «мир упавшим». Часть 3

«Наша Версия» завершает свои исследования Албании
(Фото: Роман Егоров)
В разделе

«Mir Upavshim» – или «Мир Упавшим» в переводе с албанского языка обозначает «До свидания» или «До встречи». Мы, вместе с читателями, завершаем (надеясь, конечно, на продолжение) наши путевые заметки о пока еще остающейся малоизвестной широкой публике, но весьма самобытной балканской стране.

В первой части нашего исследования мы подробно остановились и постарались рассказать о самых распространенных мифах об Албании, о ее экономике и людях. В продолжение, поговорили об албанской еде, обычаях и ряде других особенностях страны, продолжив наши страноведческие изыскания, вызывающие немалый интерес у читателей издания.

Подытоживая пережитое во время путешествия по Албании, я не могу не поделиться с читателями своими наблюдениями, не вошедшими в первые две части. Мне показалось уместным сравнить выявленные «плюсы» и «минусы», для начала отметив, что, конечно, никто не спорит о том, что для того, чтобы делать какие-то серьезные выводы о стране и характере населяющего ее народа, желательно пожить в ней хотя бы год или несколько лет. Подразобраться, присмотреться, «себя показать, да и других посмотреть», как говорится в поговорках и сказках. Такая возможность есть не у многих. Разве что у специалистов-страноведов, вышедших замуж (женившихся) на местных жителях людях или у бизнесменов, специализирующихся на конкретной стране.

Паром в Италию
(Фото: Роман Егоров)
Паром в Италию (Фото: Роман Егоров)

Поэтому сразу скажу, что мои путешественнические заметки не претендуют на всеобъемлющее знание вопроса. Они являются не более чем «зарисовками», которые (тем не менее) рисуются «кистью» доброжелательной, незашоренной и без комплексов. Ибо, если кто-то хочет найти какой-либо негатив, так это – всегда, пожалуйста. Ищите, как говорится и обрящете…

Мы же говорим о другом. Ибо на бумаге легко представить, что перечисленные во второй части статьи мировые кулинарные традиции тесно связаны между собой. И это действительно так, особенно если рассматривать их в привязке к Албании, как региону, через который с давних пор проходили торговые морские и сухопутные пути.

По теме

Еще нетрудно заметить, что помимо кулинарии, страны их представляющие, соединены границами. Что это – область контактов, взаимосвязей, исторических маршрутов. Но, также как общие границы приносят объединение, сотрудничество, схожие традиции и даже темпераменты, они, подчас ведут к конфликтам, настороженности и, зачастую, к недопониманию. Поэтому, чтобы лучше понимать другие народы (да и самих себя в том числе) мы и предпринимаем наши страноведческие исследования.

Что ж, как наметили, рассмотрим «плюсы» и «минусы» отдыха в Албании. Поэтому для начала поделюсь несколькими дополнительными фактами об албанской экономике. Лек (так называется денежная единица страны) был в 2021 году в меру устойчив. Его курс почти равнялся рублю (если соотносить с долларом и евро). То есть, 1 евро обменивался в Албании на 120 лек (1 евро в РФ стоил 88 рублей). Поэтому отдыхать в Албании нам было удобно (то есть «плюс»). Обменников было мало, но такое положение вещей компенсировалось тем, что в любом магазине, кафе, отеле или на заправке можно было без проблем расплатиться долларами или евро (при отсутствии лек) по соответствующему курсу.

Средняя албанская зарплата составляла в 2021 году порядка 30 тысяч лек (то есть 300 долларов). На нее, при стоимости некоторых цен на продукты, как, к примеру, 1 литра бутылки воды – 100 лек, хлеба – 30 лек, пива (0,33 л.) – 100 лек, молока (0,5 л.) – 70 лек, прожить можно, но сложно. Банковскими картами, кроме больших городов и крупных торговых центров, расплатиться было трудно. В провинции предпочитали принимать наличные.

Албания входит в НАТО, но не является на данный момент членом ЕЭС. Очень хочет им стать, но пока не получается. Также как у Сербии и Северной Македонии. Поэтому эти страны запускают свои интеграционные процессы, формируя общее экономическое пространство, к примеру, помимо обширных торговых связей, убрав сетевой роуминг между национальными операторами связи. Также многие сербы и македонцы (так как у них нет своего морского побережья) регулярно ездят отдыхать на море в Албанию.

Из явных «плюсов» отмечу природные красоты, обилие национальных парков, притягательность двух морей, климат и расположение страны на Адриатическом побережье. Неплохую развитость сельского хозяйства, самобытность кухни, стремление к познанию нового у албанцев и готовности помочь, попавшим в сложные жизненные ситуации людям. Реформы в экономике пусть медленно, но все же идут. В туризме и обслуживающей сфере (в колл-центрах) работает много молодежи. Единственный «минус» здесь, что мало кто из них сегодня говорит по-английски или по-русски, но они быстро учатся и схватывают слова буквально «на лету». Во время летнего отдыха на курортах было замечено много молодых семей с детьми.

Из явных «минусов» до сих пор ощущается то, что годы 40-летней диктатуры Энвера Ходжи (сельского учителя из городка Гирокастры) не прошли бесследно. Отношение к этому непростому периоду албанской истории разное. Люди старшего возраста вспоминают в основном хорошее – бесплатную медицину и всеобщее образование. Другие с ужасом говорят о беспрецендентных в своей дикости запретах во всех сферах жизни, которые держали страну в состоянии страха и паранойи. Стремление к независимой от других стран индустриализации (не без периодической советской и китайской помощи) вместо развития туризма, торговли и сельского хозяйства, а также иностранные займы привели страну к резкому упадку (почти как Румынию при Чаушеску). Еды и лекарств было мало, также как и электричества (добываемого в основном благодаря гидроэнергетике). Тысячи сотрудников секретной полиции Сигурими и информаторов наводили ужас на жителей Албании, запрещая им не только выезжать из страны, но общаться с иностранцами и даже принимать гостей в своих домах. Сегодня все обстоит по-другому, но такие жестокие репрессии невольно отразились на менталитете многих албанцев.

По теме

Отдельной «вишенкой на торте» было повсеместное (от морского побережья – до личных огородов) строительство военных дотов, начавшееся после Второй Мировой Войны и продолжавшееся вплоть до смерти Ходжи в 1985 году. Их точное количество до сих пор неизвестно. Одни говорят от 700 тысячах построенных дотов. Другие приводят цифру за миллион, что, наверное, сегодня не так важно, так как целью тогдашнего режима было «дать каждому албанцу по доту». Заказ на их разработку и проектирование был, судя по всему, размещен у итальянцев, справившихся с задачей с присущим им артистизмом. Производили доты сами албанцы на специальных заводах, где их «ковали» без остановок. Время, как всегда, расставило все по местам. Основная масса дотов сегодня заброшена, используется под склады или как выставочное пространство с кафе (в Тиране). Существует специальная государственная программа по «выкорчевыванию» дотов с помощью экскаваторов, ибо они оказались на редкость крепкими (их бетонные стены с трудом берет даже отбойный молоток). Но она идет ни шатко, ни валко, и доты (особенно расположенные вблизи оживленных шоссе, где нет заправок) нередко используются для отправления естественных надобностей находчивым населением.

Незнакомого с албанскими реалиями человека может поразить запутанность в функционировании албанского городского общественного муниципального транспорта в провинции, работающего, как придется, без четкого времени (какие-то объявления и маршруты вывешены на некоторых остановках, но они не соответствуют действительности). Отсутствие автовокзалов (кроме Тираны). Перевозки между городами есть, и какой-то транспорт ходит, но по какому расписанию и где он останавливается, ведомо одним лишь его водителям и поднаторевшим в таких албанских транспортных особенностях местным жителям.

Железнодорожного транспорта и вокзалов прктически нет! Они в свое время были. (Не знаю, ходит ли еще от Дурреса до Тираны электричка один раз в сутки?). Остатки железных дорог и туннелей сегодня видны вдоль шоссе, например, ведущего к Северной Македонии, но они заброшены и восстанавливать их, видимо, сегодня себе дороже. Поэтому, как я писал ранее, албанцы массово передвигаются на машинах, из-за чего в стране не редкость жуткие пробки. Дороги строятся, но их явно не хватает. Некоторые из них (как вдоль албанской ривьеры, начинающейся от Влеры – вплоть до Саранды) были построены еще в середине ХХ века итальянцами. Интересно, что они имеют крутые изгибы не только из-за особенностей рельефа, но и чтобы на них нельзя было приземлиться аэропланам. Существуют планы строительства новых аэропортов, как в той же Влере.

Из морского транспорта развито паромное сообщение с той же Италией (Бари) и Грецией (Корфу), полно экскурсионных корабликов, шныряющих вдоль побережья и совершающих дневные круизы. К примеру, на ранее закрытый остров Сазан и полуостров Карабурун, но нет недорогих морских такси, как в Хорватской Истрии (курсирующих между Поречем и Ровинем). Что при албанской прибрежной гористо-скалистой местности и масштабных пробках на дорогах было бы весьма удобно.

В албанской провинции, к сожалению, пока еще мало парковок и почти нет пешеходных тротуаров вдоль дорог. Полно бродячих собак и жилищного недостроя. Такси очень дорогое, как и бензин. Интернет есть, но работает не везде и с перебоями. Летом часто горят леса, тушение которых затруднено гористыми особенностями местности. В общем, проблемы (как и везде) есть, а уж как они решаются – вопросы стоит адресовать к местным руководителям, которых только ленивый не упрекнет в коррупции (как, впрочем, и во многих других странах).

По теме

Чтобы не заостряться на политике и экономике, под конец хотелось бы поговорить об албанской литературе. Она есть. Одним из первых образцов «албанской художественной прозы является произведение «Охота горцев», авторства известного языковеда Кристофорди, который перевден на русский. В рассказе нашёл отражения культ священной горы Томори. В начале прошлого века с новеллами и мемуарами об антиосманской борьбе (есть перевод на русский фрагментов) выступал Михаль Грамено. Современниками Грамено были поэт Андон Чаюпи – автор первых пьес на албанском и Ндре Мьеды, которому принадлежат лучшие сонеты в албанской поэзии». Наиболее талантливым албанским поэтом и писателем межвоенной поры считается Николош Мигени, испытавший влияние таких знаменитых писателей, как Горький и Ницше, а также так называемых «проклятых поэтов».

«При коммунистическом режиме была строгая цензура, что сильно препятствовало литературной жизни страны. Были репрессированы первые албанские писательницы Мусина Кокалари и Сельфидже Чиу. Подвергался «идеологическому перевоспитанию» автор исторических романов Сабри Годо (будущий основатель Республиканской партии и соавтор Конституции Албании)».

В начале 1990-х коммунистическая система рухнула. Албанская литература освободилась от цензурных оков и продолжила свое развитие. Сегодня одним из самых известных албанских писателей признается неоднократный кандидат на Нобелевскую премию по литературе Исмаил Кадаре (который, кстати, также родом из Гирокастры и вроде был даже соседом Ходжи, возможно, благодаря этому совпадению избежав репрессий в свое время). «Его оппонентом считается Касем Требешина, диссидент, критик соцреализма, предвосхитивший А. Д. Синявского, основоположник албанского постмодернизма. Можно отметить также Дритеро Аголы и Ведата Кокону – видного лингвиста, переводчика «Гамлета» У. Шекспира, «Анны Карениной» Л. Толстого. На русский язык переведён его роман «По волнам жизни».

Подводя итоги моим «зарисовкам» отмечу, что в Албании как-то очевидны стали разные подходы к туризму, связанные с обилием машин. К примеру, вы берете автомобиль в аренду, везде катаетесь и ночуете 1-2 дня на одном месте или живете 2 недели в отеле постоянно и из него исследуете окрестности и берете экскурсии. В обоих случаях также есть свои преимущества и минусы. Так как кому-то нравится, постоянно перемещаться, и он не любит сидеть на одном месте. Другой человек, наоборот, предпочитает некое постоянство и привыкание к определенному распорядку.

Понятно одно – отдых в Азии (Тайланд, Индия, Шри-Ланка, Вьетнам, Индонезия, Малайзия) – это «релакс». Албания – разновидность пляжа «по-европейски», представляющего собой нечто среднее, если сравнивать отдых в ней с отдыхом в Турции, Болгарии, Черногории, Хорватии, Греции и Италии. Отдых в Азии и Европе – совершенно разный! Сравнивать их подчас не стоит. Тут кому – что нравится. По ходу дела, немудрено, задаться вопросом – мы живем, чтобы работать или работаем, чтобы жить? Каждый для себя решает, конечно, сам, ибо разница в этих подходах велика есть. Опять же, слишком много в 21 веке стало разговоров об этике различного потребления (по сути, основе рыночной экономики) что выводит нас за рамки путешественнических зарисовок, но не отметить это я не мог...

В общем, скажу так, что если бы не мировая эпидемия ковида, с ее повсеместными ограничениями и локдаунами, то мы бы вряд ли специально поехали в Албанию. Как всегда, многое решил случай и стечение обстоятельств, о чем мы сегодня ничуть не жалеем. Посему, выражаю скромную надежду на то, что, возможно, у нас и всех интересующихся Албанией получится посетить эту красивую, развивающуюся, самобытную страну и ее соседей в будущем еще не раз. Мир Упавшим!

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.10.2021 12:35
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх