// // Министерство финансов не может согласовать бюджет с Минэкономразвития

Министерство финансов не может согласовать бюджет с Минэкономразвития

392

Ссорные деньги

Формально утверждённые расходы постфактум вызывают массу споров
Фото: ИТАР-ТАСС
Формально утверждённые расходы постфактум вызывают массу споров Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Расходы бюджета РФ в 2010 году могут оказаться ниже запланированных на 400–500 млрд рублей; неизрасходованные средства вернутся в Резервный фонд, заявил замминистра экономического развития РФ Андрей Клепач, выступая 30 ноября в Лондоне на российском банковском форуме, организованном Институтом Адама Смита. По его словам, это влечёт за собой сокращение реальных инвестиций, что сегодня является одной из ключевых проблем экономики. Слова Клепача – это продолжение спора с главой Минфина Алексеем Кудриным, начатого накануне.

Заседание комиссии в подмосковной резиденции Горки было посвящено вопросам регулирования инновационной деятельности. Говорили о том, что само законодательство довольно часто мешает осваивать новейшие технологии.

Министр экономического развития Эльвира Набиуллина заявила, что ситуацию можно легко исправить. Достаточно изменить норму закона, которая обязывает чиновников возвращать в казну средства, выделенные на научно-исследовательские и конструкторские разработки, но не использованные до конца года. По словам главы Минэкономразвития, в нынешних условиях привязки расходов к календарю ведомства зачастую вынуждены заказывать заведомо некачественные работы, лишь бы на излёте года не остаться в финансовом плюсе.

«На наш взгляд, нынешняя система создаёт стимулы для приёмки некачественных работ, фиктивной приёмки под обещания доработать в следующем году», – заявила глава Минэкономразвития.

«По принципам бюджетной политики, я считаю, это неправильно, это невозможно, – тут же возразил Алексей Кудрин. – На сегодняшний день примерно на 140 млрд рублей министерства и ведомства не потратят свои средства. Если бы было разрешение переносить остатки, это было бы от 300 млрд до 500 млрд рублей, и Счётная палата не в середине года писала бы, что не исполняются средства на модернизацию и на проекты, а даже в декабре писала бы, что исполнена только половина средств на модернизацию!»

«Считаю такие аргументы необоснованными», – заявил Алексей Кудрин, мягко говоря, усомнившись в мысли Эльвиры Набиуллиной о том, что правильно планировать и своевременно проводить тендеры и закупки в рамках госзаказа очень часто не удаётся.

«Правильно – как раз качественно планировать и своевременно проводить тендеры. Конечно, можно принимать решения, когда у нас только в голове идея. У нас уже бюджет скоро превратится не в финансовый документ, а в утверждение списка идей, а под них зарезервированы средства!» – язвительно заметил министр финансов.

По словам очевидцев перепалки, жёсткость главы Минфина задела большинство собравшихся. Ещё бы, ведь сохранившийся с советских времён принцип «рубки хвостов» в конце года, по мнению ряда экспертов, – это практически готовая мина, в том числе и под реализацию идей модернизации.

Между тем все, кто хоть раз сталкивался с системой государственного финансирования, знают: если хочешь выбить средства, получить заказ, лучше нет времени, как прийти в соответствующее ведомство в ноябре-декабре. По коридорам носятся чиновники, в кабинетах от глав департамента и выше идут заседания, и все с одной повесткой: как потратить? Ведь процесс бюджетного финансирования долог: в среднем от принятия решения до выделения средств проходит два месяца. Вот и получается, что первые деньги из бюджета поступают не раньше марта. А в декабре соответственно выделенные на год средства оказываются «недоосвоенными» (слово сохранилось ещё со времён Госплана).

По теме

О порочности такой системы, в том числе о её негибкости, говорилось давно и много. Тот же Минфин сделал многое для того, чтобы подотчётные ему казначейства не тормозили выделение средств. И, надо признать, изменения к лучшему есть. Так, в 2006–2009 годах к ноябрю оставались непотраченными 26–30% запланированных на год расходов, а по итогам года оставались неизрасходованными 2,2–3,7% средств (в 2007 году – 8,4%). За январь–октябрь 2010 года, по оценке Минфина, годовой план по расходам выполнен на 74,6%, то есть более четверти расходов (2,7 трлн рублей) было отложено на ноябрь-декабрь. Оценка Кудрина в 140 млрд рублей – это менее 1,5% плана на этот год. Однако неравномерность расходования средств остаётся. А она действительно чревата и неэффективным расходованием, и банальной коррупцией.

В чём же дело? В недостатках программирования. Дело в том, что рецепт от «недоосвоения» был прописан при переходе на трёхлетнее бюджетирование – это программный принцип выделения бюджетных средств. Программа – это цельный продукт, где можно проконтролировать и результаты, в том числе промежуточные, и привлечь к ответу конкретных исполнителей. Однако, сказав «А», замолчали. Между тем программный принцип изначально предполагает возможность сдвигать сроки финансирования этапов в зависимости от текущей ситуации в пределах бюджетной «трёхлетки».

В рамках одной программы средства действительно можно двигать, но ведь сейчас предлагается двигать деньги «под идеи», и в этом никакой логики, считает директор Экономической экспертной группы Александр Андряков. По мнению Андрея Чернявского из Центра развития ВШЭ, необходимость потратить выделенные средства до конца года часто приводит к неэффективности трат, но, с другой стороны, есть программы, которые просто плохо продуманы. В целом аналитики согласны с тем, что норма Бюджетного кодекса о том, что неизрасходованные до 31 декабря средства остаются на счетах казначейства, нуждается в корректировке. Но в случае разрешения переноса лимитов возникает масса технических и процессуальных сложностей, связанных с необходимостью менять бюджет, замечает Чернявский. Однако сложности преодолимы: система переноса финансирования на следующий год существует, например, во Франции.

Между тем помимо фундаментальной проблемы принципов формирования и исполнения бюджета в споре Минфина и Минэкономразвития есть и сиюминутная, горячая компонента. Стоит обратить внимание на то, что цифра, озвученная Андреем Клепачом в Лондоне, удивительно совпадает с цифрой, озвученной Алексеем Кудриным в Горках. Помните – о том, что разрешение переносить остатки финансирования на следующий год приведут к тому, что ведомства будут оставлять на счетах по 300–500 млрд рублей? Это, между прочим, порядка 4% запланированных на 2010 год расходов в 10,256 трлн рублей.

Дело в том, что доходов в этом году запланировано лишь 7,875 трлн рублей, в результате чего бюджет свёрстан с дефицитом в 5,3% ВВП. Правда, цены на нефть традиционно оказались выше прогнозных, и уже сейчас ясно, что реальный дефицит будет меньше. По словам Алексея Кудрина на том же форуме в Лондоне, дефицит составит 4,6%. Он вряд ли превысит 4%, возражает Андрей Клепач.

Тут-то и заключена разгадка: для Минфина важно сейчас как можно больше сократить расходы бюджета. Не только потому, что дефицит в 4% гораздо приятнее дефицита в 4,6%, а тем более в 5,3%. Но и потому, что в условиях выходящей из-под контроля инфляции, которая, по некоторым прогнозам, по итогам года составит 8,5%, каждый потраченный бюджетный рубль – это топливо для разжигания инфляционного пожара. А инфляция – это то, за что ответственен Минфин. Так что не исключено, что на данный момент не израсходовано как раз около 500 млрд бюджетных рублей, и Минфин вовсе не прочь помешать им уйти из казны до конца года.

Но .

Итак, налицо дилемма: необходимое для запуска модернизации топливо одновременно действует как бензин в костёр инфляции. И ещё вопрос, какое из зол будет признано наименьшим.

Опубликовано:
Отредактировано: 06.12.2010 12:42
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх