// // Бороться со взятками будут провокациями

Бороться со взятками будут провокациями

358

Дать мзды

lori.ru
lori.ru
В разделе

Министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев решил проверить наличие коррупции в своём ведомстве, провоцируя подчинённых на получение взяток. Поможет ли это очередное нововведение в бесконечной кампании за искоренение взяточничества, выяснял корреспондент «Нашей Версии».

Коррупция в России похожа на неизлечимую болезнь: какие лекарства ни применяй, состояние пациента лишь последовательно ухудшается. Президент Дмитрий Медведев назвал коррупцию системной проблемой России. Такой вывод напрашивается и после ознакомления с очередным Индексом восприятия коррупции (ИВК), опубликованным Transparency International – ведущей в мире аналитической организацией в этом направлении.

По сравнению с прошлым годом положение России в этом рейтинге ещё больше ухудшилось. Наша страна опустилась со 146-го на 154-е место в списке, где всего наличествует 178 государств. Нашими соседями в рейтинге стали ЦентральноАфриканская Республика, Гвинея-Бисау, Камбоджа, Кения, Папуа – Новая Гвинея и Таджикистан. Наименее коррумпированными признаны Дания, Новая Зеландия и Сингапур, а замыкают список Афганистан, Мьянма и Сомали.

Об ухудшении ситуации с коррупцией свидетельствует и неуклонно растущий год от года размер взятки. По данным МВД, если в 2008 году средняя «бытовая» мзда составляла 8 тыс. рублей, то в 2009 году она достигла 23,1 тыс., а в 2010 году средний размер взятки вырос до 30,5 тыс. рублей. Получается, что она практически сравнялась по величине со средней зарплатой госслужащего в стране, которая, по данным Росстата, составляет 35 тыс. рублей.

По данным портала Public.ru, первенство по числу взяток удерживают чиновники. За ними идут сотрудники милиции, а затем учителя, врачи и судьи. По данным пресс-бюро Федеральной службы судебных приставов, в 2010 году на три четверти возросло число судебных приставов, пойманных на взятках.

В то же время, по данным Генпрокуратуры, в первом полугодии текущего года выявлено примерно 142 тыс. нарушений антикоррупционного законодательства – на 32 тыс. меньше, чем за тот же период прошлого года. К тому же в подавляющем большинстве дело ограничивается дружеским нареканием. По тем же официальным данным, – меньше 0,7%!

Более того, даже из этого ничтожного числа 55% уголовных дел завершилось лишь условным, то есть предостерегающим, осуждением. Ещё 26% взяточников отделались штрафами, и лишь 16% преступников получили реальные сроки. Да и количество оправданных по этому обвинению составило 3,4%, хотя в целом оправдательные приговоры по уголовным делам не превышают 1% общего числа.

Любопытно, что, согласно судебной статистике, давать взятку сейчас куда более опасное занятие, чем её получать. По данным Верховного суда, в первом полугодии 2010 года за дачу взятки осуждены 1723 человека, а за получение – всего 1009. Получается, что главное зло – от просителей, пытающихся хоть как-то получить нужную им справку, или от водителей, искушающих честных гибэдэдэшников…

Впрочем, теперь искушением доблестных будущих полицейских займутся подразделения собственной безопасности МВД. Представляясь бизнесменами, их сотрудники будут предлагать коллегам взятку за «использование служебного положения», проверяя их на «коррупционную устойчивость». Взявшие деньги полицейские будут, считаясь провалившими тест, увольняться из органов.

По теме

Первым в августе сего года с подобной идеей выступил глава департамента собственной безопасности МВД генерал Юрий Драгунцов, предлагавший проверить таким образом всех тех госслужащих, на кого уже поступили жалобы. Руководители гражданских ведомств раскритиковали эту идею за аморальность и «незаконность». А депутат Госдумы от «Справедливой России» Геннадий Гудков заявил, что Драгунцов фактически предложил спасать чиновников-коррупционеров от уголовной ответственности увольнениями.

Теперь Нургалиев предложил распространить прежнюю идею только на своих подчинённых. По его словам, «мы прорабатываем возможность придать этому методу статус оперативно-разыскного мероприятия и применять его в качестве оперативного эксперимента» в отношении тех сотрудников, на кого имеется порочащая информация. Для того чтобы не нарваться в будущем на обвинения в «незаконных провокациях», Нургалиев призвал внести соответствующие изменения в ряд статей УК РФ. Ведь сейчас провокация взятки или коммерческий подкуп влекут за собой уголовную ответственность по ст. 304 УК РФ, предусматривающей до пяти лет лишения свободы за «попытку передачи должностному лицу без его согласия денег в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа».

Стоит отметить, что ещё раньше, в июле, приказом министра сотрудников МВД обязали немедленно докладывать начальству о предложенных – и себе, и кому-либо из коллег – либо принятых взятках. Для доносов даже созданы специальные бланки, где заявитель должен чётко прописать все свои личные данные и сложившуюся ситуацию.

Впрочем, известный адвокат Евгений Черноусов скептически относится к возможной новации: «В федеральном законе есть положение, которое запрещает различного рода провокации. Если провокация имеет место, то любые доказательства не имеют под собой оснований. Есть куда более эффективные меры борьбы с коррупцией – прослушка, видеозапись, свидетельские показания. Если за это серьёзно взяться, то борьба с коррупцией будет приносить результаты. Была бы воля».

Согласен с ним и руководитель движения «За права человека» Лев Пономарёв: «За последние семь лет, которые Нургалиев руководит милицией, коррупционная составляющая там из года в год только повышалась, причём на самых «верхах». Если эти же самые люди будут проверять себя на коррупционную устойчивость, то это приведёт к сохранению коррупции и её укреплению. Хорошо известны взятки, которые в Москве платили за должность начальника районного отделения милиции и выше. Так эти люди будут проверять сами себя? Нелепо! Что бы они ни говорили, это будет имитация. Управление собственной безопасности нужно вывести из подчинения местных руководителей ГУВД и сделать его независимой федеральной структурой, подчиняющейся президенту. Вот тогда может начаться борьба с коррупцией».

Такой же рецепт предлагает и глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков: «На местах ДСБ подчинён и МВД, и местному главку. Такого быть не должно. За рубежом полицейские больше всего боятся службы собственных расследований, а у нас она превратилась в собственную службу безопасности генералов».

Год назад с коррупцией в рядах прочих госслужащих было решено бороться привычными – бюрократическими – методами. В органах государственной власти и госкорпорациях были созданы специальные службы по проверке деклараций о доходах чиновников и их семей. По словам главы президентской администрации Сергея Нарышкина, «проверка производится выборочно на основании письменной информации, предоставленной органами налоговой службы, правоохранительными органами, руководящими органами политических партий и всероссийских общественных организаций, Общественной палатой РФ». При этом Нарышкин подчеркнул, что информация анонимного характера не может являться основанием для проведения такой проверки.

По результатам проверки кадровая служба должна информировать руководителя органа власти, и тот принимает решение об отстранении сотрудника от должности и увольнении со службы. Причём чиновники, в отношении которых проводится проверка, могут быть отстранены от должности на срок до 90 дней – впрочем, с сохранением на это время всей зарплаты.

Директор российского отделения Центра антикоррупционных исследований Transparency International Елена Панфилова считает: «Дмитрий Медведев объявил о кампании по противодействию коррупции, приказав правоохранительным органам сильнее бороться. А премьер-министр спросил про посадки. Каждому чиновнику стало немножко страшно, а страх повышает стоимость последнего шага. Ощущение «хватай мешки – вокзал уходит» повышает ощущение вседозволенности. К тому же коррупция значительно шире взяток. Коррупция – это откаты, это позвоночное право, это неформальные договорённости о каких-то будущих проектах, которые реализуются в бенефиты конкретным людям, это злоупотребление административным ресурсом на выборах, когда за бюджетный счёт проводится избирательная кампания. У нас появился термин, который не переводится ни на один язык мира, – «норма отката». Норма – это то, о чём договорились в данной сфере экономики, это то, с чего начинают переговоры. Взятки в здравоохранении, образовании, милиции – это верхушка айсберга. Основная коррупционная масса скрыта во взаимоотношениях совсем других субъектов…»

Опубликовано:
Отредактировано: 15.11.2010 10:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх