// // Лидеры дагестанского террористического подполья захлебнулись в деньгах

Лидеры дагестанского террористического подполья захлебнулись в деньгах

1003

Финансовые потоки ненависти

Ликвидация очередных предводителей бандподполья вряд ли остановит волну насилия
Фото: ИТАР-ТАСС
Ликвидация очередных предводителей бандподполья вряд ли остановит волну насилия Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В мае Национальный антитеррористический комитет (НАК) провёл как минимум три успешные операции по ликвидации лидеров дагестанского бандподполья. Такого интенсивного отстрела в новейшей истории ещё не было: как правило, на устранение одного «амира» у спецслужб уходит не менее года, а тут сразу трое за две недели! Мало того, устранены не просто руководители малозначительных боевых групп, а те, кто долгое время контролировал финансовые потоки, направляемые дагестанским сепаратистам из Турции и Грузии. Двое из ликвидированной троицы занимались ещё и «наведением мостов» с политиками из Анкары и Тбилиси, а также закупкой вооружения и взрывчатых средств. Детали спецопераций НАК не разглашает, но одно можно сказать с уверенностью: трое убитых жесточайшим образом конкурировали между собой за контроль над финансами дагестанского террористического подполья и ненавидели они друг друга гораздо больше, нежели охотящихся на них «неверных» – «кафиров» и «предателей-единоверцев» – «муртадов».

Трое «амиров» – Муханнед (шейх Абдусалам), Хамза (Гусейн Мамаев) и Муаз (Аслан Мамедов) – были убиты соответственно 12, 15 и 20 мая. Хамза возглавлял «Шамилькалинский джамаат» – самую многочисленную и богатую махачкалинскую группировку экстремистов. Несмотря на то что формальным главой джамаата Мамаев пробыл всего два месяца, человеком он был весьма могущественным. Именно Хамза числился «денежным мешком» в свите ликвидированного в прошлом году одиозного Дауда – Абдуллы Магомедалиева, не один год наводившего страх на предпринимателей дагестанской столицы. Пока Дауд готовил теракты, только Хамза решал, кому из боевиков подкинуть деньжат, а кого подержать на голодном пайке. Периодически Мамаев выезжал в Тбилиси и Анкару, откуда после встреч с местными бизнесменами и политиками возвращался не с пустыми руками. Конкуренты Мамаева в битве за турецкий и грузинский финансовые потоки – «амир» Муханнед, этнический турок, обосновавшийся в Дагестане пять лет назад, и «амир» Муаз, лидер второй по влиятельности хасавюртской группировки «Воины Аллаха» – последнее время стали проигрывать финансовые баталии более удачливому Хамзе.

Дагестанские террористы всегда были ограничены в средствах: деньги из дальнего зарубежья долгие годы аккумулировались в Чечне. Делились чеченцы лишь с представителями двух дагестанских группировок – Хасавюртской и Кизилюртской. После того как чеченское бандподполье в конце прошлого десятилетия значительно поредело, лидерам хасавюртского «иманата Джундуллах» и «кизилюртского иманата» пришлось искать финансовой помощи на стороне. Нашли они её в Тбилиси. Лидер кизилюртских Алик Омаров и его хасавюртский коллега Юсуп Магомедов ранней весной прошлого года при посредничестве гражданина Израиля Леонида Мельмана съездили в грузинскую столицу в качестве «дагестанских предпринимателей». Там их принимали весьма серьёзные люди, в том числе и бывший министр обороны Грузии Давид Кезерашвили (эту встречу устраивал Мельман, хорошо знакомый с израильскими родственниками Кезерашвили).

Во время следующей поездки, которая состоялась в мае прошлого года, Омарова и Магомедова принял уже действующий министр обороны Бачана Ахалая. До чего они там договорились, сказать сложно, но именно после этой встречи и хасавюртские, и кизилюртские террористы резко перестали нуждаться в деньгах. И Омаров, и Магомедов купили дома своим родственникам, а Муаз приобрёл большую квартиру в центре Махачкалы.

Турок шейх Абдусалам – Муханнед – возглавил «шуайбкалинский джамаат» примерно год назад. Но Муханнед был не просто главой джамаата – он числился «правой рукой» двух неформальных глав Дагестана: Ибрагимхалила Даудова и Магомедали Вагабова. Весь финансовый поток боевикам из Турции шёл именно через Муханнеда, а это как минимум 6–7 млн долларов в год. После гибели Даудова шейх Абдусалам съездил на историческую родину и привёз оттуда аж 10 млн долларов – по слухам, турецкие «меценаты» решили хорошенько «вложиться» в нового неформального дагестанского лидера.

По теме

И тут откуда ни возьмись за спинами Муханнеда и хасавюртских появился хитрый Хамза. Прошлой осенью он побывал в Анкаре и Тбилиси, а в феврале съездил туда ещё раз, после чего Муазу и Муханнеду наотрез отказали в финансировании.

Муаз, считавшийся третьим в иерархии дагестанского подполья, и Муханнед, претендовавший на то, чтобы считаться первым, такого коварства от соратника Хамзы, разумеется, не ожидали. Поначалу «лидеры» попытались договориться по-хорошему – тщетно. Вместо денег хитрый Хамза предложил поддержать собратьев по оружию… автоматами и взрывчаткой. Гордый турок от такой «поддержки» наотрез отказался, а Муаз согласился взять взрывчаткой (100 килограммов этой взрывчатки нашли у Мамедова после его ликвидации). Неизвестно, случайно ли, нет ли, но именно после того, как лидеры не сошлись в цене, представители НАК получили детальную информацию о местах, где бывают Хамза, Муаз и Муханнед. Не исключено, что информацию передали коварным «кафирам» сами террористы в надежде расправиться с конкурентами чужими руками. Так или иначе, расправа состоялась. Правда, выгоду извлечь не удалось никому – все «амиры» были убиты.

Это наиболее тяжкое преступление ликвидированных террористов, совершённое за последнее время, но были и другие. Убийство высокопоставленного сотрудника ФСБ, трое погибших милиционеров, восемь застреленных местных чиновников – вот неполный список жертв банд Хамзы и Муаза лишь за три весенних месяца. Можно ли ожидать, что с ликвидацией Мамедова и Мамаева убийства прекратятся хоть на какое-то время?

Разумеется, нет. На смену одним лидерам уже назначены другие: Хамзу сменил Джамал Абуев, Муаза – Таймаз Таймазов, а Муханнеда – Рустам Асильдаров. Важно другое: временно удалось отсечь финансовые ручейки из-за границы. Пока новые лидеры наладят контакты с теми, кто оплачивает нестабильность на Северном Кавказе, пройдёт несколько месяцев. Несколько относительно спокойных месяцев. Тем не менее бдительности представителям НАК терять нельзя: в апреле этого года Рустам Асильдаров уже успел побывать в Грузии, где, по слухам, встречался с местными предпринимателями лезгинского и лакского происхождения.

По данным полпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина, хотя лишь 10% всех средств, идущих на финансирование боевиков, выделяются из-за рубежа, большая часть этих средств сегодня идёт именно из Грузии и Турции. Остаётся открытым вопрос: почему турецкие и грузинские политики не только считают возможным входить в контакт с представителями северокавказского террористического подполья, но и принимают активное участие в финансировании боевиков?

С Турцией всё более-менее понятно: представители парламентских партий «Биюк Бирлик Партиси» (Партия великого единства) и «Миллиет Харекет Партиси» (Партия националистического движения) давно провозгласили своей целью отделение от России части Северного Кавказа и Поволжья. Именно депутаты от этих партий проводят многочисленные публичные мероприятия, на которые приглашают северокавказских боевиков, – почему-то при гробовом молчании российского МИДа. На виллах этих депутатов, расположенных на черноморском побережье Турции, в частности в Измире, сегодня скрывается одиозный чеченский сепаратист Доку Умаров, а ещё несколько месяцев назад там же восстанавливали здоровье двое известных дагестанских боевиков – Руслан Капиев и Ильяс Закарьяев (оба уничтожены в апреле во время контртеррористической операции в Сергокалинском районе Дагестана). Турецкие политики хоть и не афишируют свою помощь северокавказским сепаратистам открыто, но и не маскируют её.

А вот с Грузией сложнее. Несмотря на то что глава МИД этой страны Григол Вашадзе предложил тем, кто говорит о поддержке северокавказских боевиков грузинскими официальными лицами, «обращаться за комментариями к психиатрам», таковая поддержка имеет место. О ней заявляли и председатель НАК, директор ФСБ России Александр Бортников, и генпрокурор Юрий Чайка, и ряд политологов, таких как Сергей Марков и Леонид Ивашов. О контактах Давида Кезерашвили и Бачана Ахалая с представителями дагестанского подполья грузинская пресса пишет уже несколько лет, но до сих пор не было инициировано ни одной проверки. О чём договариваются грузинские силовики и дагестанские террористы? Возможно, «Наша Версия» расскажет об этом в одном из ближайших номеров.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.06.2012 22:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх