// // Куда вложить средства, чтобы совсем не лишиться накоплений?

Куда вложить средства, чтобы совсем не лишиться накоплений?

377

Пенсионное обнуление

К сожалению, тихая старость далеко не всегда бывает обеспеченной.
Перманентная реформа пенсионной системы пока лишь добавляет
неуверенности в завтрашнем дне
Фото: Василий Гулин
К сожалению, тихая старость далеко не всегда бывает обеспеченной. Перманентная реформа пенсионной системы пока лишь добавляет неуверенности в завтрашнем дне Фото: Василий Гулин
В разделе

Прошлый год был более чем неудачный для большинства негосударственных пенсионных фондов. По данным главы Федеральной службы по финансовым рынкам Владимира Миловидова, потери, понесённые НПФ, оцениваются в среднем в 40%, что в целом по системе может означать убытки в размере от 200 до 250 млрд. рублей. Серьёзный удар по фондам, особенно тем, которые управляют добровольными пенсионными накоплениями граждан. В теории для вкладчиков, особенно добровольных, он мог бы пройти незамеченным: на сегодняшний день российская система бухучёта не допускает возможности отражения убытков при управлении пенсионными деньгами.

Впрочем, на прошлой неделе Миловидов решил исправить это упущение и предложил фондам провести переоценку активов. Это значит, что компании смогут распределить убытки по счетам своих клиентов, обслуживавшихся по программам добровольного пенсионного обеспечения. В такой ситуации в выигрыше остаются лишь те, кто пользовался полисами накопительного страхования – они, как правило, предлагают гарантированную доходность.

Мировой кризис серьёзно ударил по российской пенсионной реформе. Если российский фондовый рынок просел более чем на 70%, нет ничего удивительного в том, что По данным главы Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) Константина Угрюмова, сегодня объём невыплат по корпоративным облигациям достигает 350 млн. рублей, а до конца года эта цифра может вырасти до нескольких десятков миллиардов. Корпоративные облигации – это именно те бумаги, в которые вкладывалось большинство управляющих компаний негосударственных пенсионных фондов. Эти бумаги считались практически безрисковыми, поэтому, по данным Угрюмова, в них у НПФ находится до 20% средств. По мнению главы НАПФ, некоторые компании сегодня специально притворяются банкротами или неспособными к выплатам по облигационным займам, пользуясь общекризисной ситуацией. Но таких мало: большинство действительно не могут заплатить. Это значит, что под ударом оказались будущие пенсии. Угрюмов утверждает, что до 2013 года, момента, когда компаниям придётся расплачиваться с первыми пенсионерами по новой реформе, все фонды успеют наверстать упущенное. Впрочем, уже сегодня есть пессимистичные аналитики, которые предполагают, что мировой финансовый кризис будет бушевать минимум до 2011 года. Если так, то за два года компании вряд ли наверстают убытки четырёх лет. Впрочем, сегодня ещё есть возможность перестраховаться и по крайней мере не потерять всё.

Рынок добровольного пенсионного обеспечения в России пока не очень развит. Поэтому в основном программами негосударственного пенсионного обеспечения пользовались крупные фирмы, для которых это было частью соцпакета, а соответственно и программой обеспечения лояльности сотрудников. Другими словами, эти компании перечисляли на специальные счета сотрудников дополнительные суммы денег плюс к тем, что ежемесячно вычитаются из зарплат в качестве единого социального налога, для того чтобы к моменту выхода на пенсию у людей пенсионные накопления были ещё больше. Впрочем, были и такие, кто, глядя на начавшееся в 2006 году ралли на российском фондовом рынке, решил позаботиться о своём будущем самостоятельно – и тоже открыл подобные счета. Им не повезло.

Дело в том, что раньше в силу несовершенства российского законодательства фонды не могли распределять убытки на счета клиентов. Правда, как именно распространялся на них этот запрет, было неясно. В итоге некоторые компании придерживались той точки зрения, что в момент выхода клиента на пенсию его сумма на счету не может быть меньше, чем сумма взносов. Другие же считали, что эта сумма ежегодно не может уменьшаться: то есть 31 декабря эта сумма должна быть не меньше, чем была 1 января этого же года. Вторые по-своему были ответственнее: ведь более короткий горизонт отчётности заставлял компании серьёзнее подходить к клиентским счетам.

По теме

Миловидова можно понять. Ведь если часть пайщиков пожелает вывести деньги из НПФ по объявленным ценам, остальным останется ещё меньше, и с этой точки зрения переоценка необходима. Но при этом подобный подход может серьёзно перетасовать карты игроков на рынке.

«Заявление Миловидова противоречит второму подходу, хотя и не отменяет первого. То есть если люди додержат деньги на счетах до момента выхода на пенсию, им гарантируется от НПФ минимум нулевая доходность – они получат столько же, сколько вложили. Если же они захотят снять деньги раньше, они могут потерять», – пояснила «Нашей Версии» Алина Ананьева, советник гендиректора СК «Альянс Росно Жизнь». Кстати, по словам Ананьевой, в случае если предложение Миловидова вступит в законную силу и будет использоваться, это может дать серьёзное преимущество фондам страховых компаний. Ведь если у обычных НПФ гарантированная доходность была нулевой, страховые компании предлагали, как правило, от 2 до 7% гарантированного дохода. «Это намного выше, чем даже в западных странах, несмотря на то что там, как правило, менее консервативная инвестиционная политика», – говорит Ананьева.

Специалисты тщетно пытаются найти разумные объяснения тому, почему именно россияне не очень заинтересованы в переводе денег из государственного пенсионного фонда в частные. Говорят и о том, что после 1998 года люди боятся доверять свои средства негосударственным компаниям, и о том, что рекламы и понимания самой реформы слишком мало, даже о том, что русский человек не любит заглядывать далеко вперёд. Реформа и правда продвигается не очень активно. По данным «Эксперт РА», в 2006 году в НПФ перевели свои накопления 1 млн. человек, два года назад к ним присоединились ещё 1 млн. 480 тыс. человек. К концу первого квартала прошлого года в негосударственных фондах свои пенсии хранили уже 8% (1,88 млн. человек) из 43 млн. работающих россиян. В итоге под управлением ВЭБ, то есть в государственном фонде, на тот момент находилось 14,5 млрд. долларов, а в НПФ – всего 1,8 млрд. долларов. Если бы на дворе был 2007 год, такая цифра ещё могла бы удивлять: ведь по итогам года государственный пенсионный фонд показал доходность всего лишь около 7%, в то время как инфляция превысила 11%. Многие НПФ в тот год показали доходность выше 12%, тем самым не просто сохранив вкладчикам их сбережения, но и заработав. Что на самом деле не так просто даже на растущем рынке: ведь по законодательству количество и качество ценных бумаг, в которые разрешено вкладывать средства пенсионных фондов, очень ограничено. Ограничения эти намного шире, чем в западных странах, в итоге доходность российских НПФ просто не может быть очень высокой.

Тем не менее, по итогам девяти месяцев прошлого года, все так называемые «молчуны», то есть россияне, оставившие свои деньги под управлением государства, оказались в выигрыше. Дело в том, что, по данным Investfunds, лишь два фонда показали доходность выше, чем государственный ВЭБ: они заработали своим клиентам 4,18% и 2,36% соответственно. ВЭБ же показал доходность 1,97%. Это, конечно, значительно ниже уровня инфляции, так что потерь не удалось избежать никому. Но здесь стоит говорить об объёмах потерь: практически все остальные фонды ушли в минус.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.02.2009 12:55
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх